Сергей Демьянов - Некромант. Такая работа (Боевая фантастика - Часть 7)

Предыдущая частьЧитать сначала...

Седьмая часть

В ушах у меня шумело. Я наклонился, чтобы подобрать лопату. А потом обернулся к майору и едва не поперхнулся. Глаза Караева горели фанатичным огнем. Черт, мне определенно стоило больше доверять своим предчувствиям. Похоже, он вообще захват не планировал. Полковник проверял меня, прежде чем нанять. Сегодня он собирался поймать тех, кто поднимает мертвых. Возможно, только потому, что я был достаточно убедителен накануне. Но кто сказал, что у таинственного майора, который имел право рявкать на него, не могло быть собственных планов?

— У меня к вам есть деловое предложение, — сказал майор.

— Серьезно? — казалось, Ник ничуть не удивился. — Я слушаю.

— Нам нужны… — Майор замялся, но все-таки поправился. — Стране нужны такие люди, как вы. Специалисты, способные работать с особыми ресурсами. У нас очень широкие возможности, уверяю вас, они куда шире, чем вы можете себе представить. Думаю, мы можем обеспечить вам любые условия для работы.

Вот сволочь!

Интересно, а полковника Цыбулина поставили в известность, что целью нашей сегодняшней вылазки является не арест, а вербовка?

Я бросил короткий косой взгляд через плечо. У полковника лицо было такое, как будто его ударили.

— Майор! — прошипел он. — Вы с ума сошли?

— Не вмешивайтесь, — отбрил его Караев. — Это уже не ваша компетенция. Вы отстранены от руководства операцией.

Рация у него в руках подтверждающее крякнула. Ник уставился на нее так, точно крыса внезапно заговорила, но промолчал.

Знаете, это совсем не здорово, когда посреди партии кто-то решает, что он самый большой умник за столом и поэтому может вести свою игру. Но одно дело, когда ты можешь проиграть все деньги и вернуться домой с голой задницей. И совсем другое, если в итоге ты рискуешь вообще не вернуться.

— Я уполномочен сделать вам практически любое предложение, которое вы сочтете выгодным, — добавил Караев. — Но имейте в виду, нам требуется серьезный, лояльный сотрудник, готовый трудиться с полной отдачей. Наши партнеры — ведущие предприятия, работающие в таких сложных областях, как добыча тяжелых металлов, а также исправительные учреждения.

Таким языком пишут текст на официальные сайты. Я был уверен, что живые люди так не разговаривают, но он именно так и шпарил. «Лояльный сотрудник», «ведущие предприятия»… Стоп!

Как он сказал?

Что-то щелкнуло у меня в голове. Дурак.

Я дурацкий, кретинский идиот, который только теперь понял, почему майор с таким деланым безразличием интересовался, не тот ли я парень, который умеет оживлять трупы и отдавать им приказы. Есть кое-что, что объединяет тюрьмы. И компании, добывающие тяжелые металлы.

Это люди.

Я уже говорил, что использовать труд мертвых на самом деле выгодно? Наверняка говорил. Так вот, в случае работы на урановых рудниках вы можете помножить эту выгоду на десять. Уран, все его соединения и большая часть сопутствующих ему руд токсичны, но в случае с мертвецами это не имело особого значения. Особенно если не очень важно, как они будут выглядеть, пока способны делать свою работу. И, кроме того, уран радиоактивен.

Гамма-лучи часто используются, когда требуется простерилизовать большой объем чего-нибудь хрупкого и плохо переносящего нагревание. Чашки Петри. Пипетки. Системы для переливания крови. Для трупов этот метод тоже работал, хотя и значительно хуже. Сколько времени обычный зомби будет способен проработать в шахте одного из Забайкальских рудников в режиме двадцать четыре на семь?

Правильный ответ — понятия не имею.

Но точно дольше, чем живой человек.

Поднимать мертвых, чтобы запихнуть на рудники, — это выглядит как-то нехорошо. Я имею в виду, даже для тех, кто не знает, что именно заставляет мертвые тела двигаться. Но что, если мертвец при жизни был убийцей? Серийным маньяком? Насильником, предпочитавшим охотиться на маленьких девочек? Представьте себе какое-нибудь ужасное преступление, за которое и расстрел не может стать адекватным наказанием. Тем более что смертной казни у нас все равно нет — одна сплошная тюрьма, где плохой парень получает еду, крышу над головой и одежду. Все это оплачиваете вы. Ах да, еще он может сбежать, чтобы продолжать делать ужасные вещи.

Представили? Согласитесь, это чертовски обидно и не справедливо.

А теперь получите идеальное наказание для маньяка — прямо на блюдечке с голубой каемкой.

Вот преступник. Когда он умрет, это не избавит его от необходимости искупать свою вину. Он будет отрабатывать, пока не развалится на куски — в прямом смысле. И что вы думаете об этом теперь?

Может, я бы сам обеими руками ухватился за такую идею, если бы не знал совершенно точно, что происходит с человеком после смерти. Мари Дюпон, несчастная слюнявая идиотка, которую обожаемые бабушка с мамой подкладывали под всякого, способного заплатить, уже не была той Катариной, которая убивала так же легко, как чесала нос.

Смерть меняет человека, проводя его сквозь совершенство. И стыд за себя самого, паршиво прожившего вот эту конкретную жизнь, — чертовски болезненная штука. Настолько болезненная, что ее легко перепутать с вечными муками. Для мертвых время вообще течет иначе, чем для живых.

— Мы можем предложить вам также план развития, включающий в себя полную легализацию вашей деятельности, — сказал Караев, сочтя улыбку Ника знаком того, что он готов согласиться

Он не был мерзавцем. Он был самоуверенным идиотом, лезущим в ту область, о которой ничего не знает. Вот только в нашем случае это куда хуже. Я бы сравнил его со слоном в посудной лавке, не будь я абсолютно уверен в том, что он — Моська.

— Моя машина стоит у ворот, — добавил майор. — Может быть, мы продолжим обсуждение в более удобном месте?

Ощущение было такое, точно их с Цыбулиным в одной школе учили людей вербовать. Только один из них понимал, что на самом деле происходит, а второй — нет. Я с самого начала видел, что майор Караев переоценивает свои силы. Вуду-шмуду, так он сказал.

Почему я ничего не сделал?

Ник поднимал мертвых. И мне следовало не ждать, пока придут парни с автоматами и все это прекратят, а встроиться в ритуал. Я мог попробовать показать майору изнанку этого бизнеса, устроив ему сразу и многие знания, и многие печали.

Кретин!

— У меня есть встречное предложение. — Некромант усмехнулся. — Я убью вас всех. А сотрудничать мы будем уже после этого. Это будет очень, очень выгодное сотрудничество, уверяю вас.

А потом он посмотрел на меня, как змея. Только Ник улыбался, а змеи так не умеют. Я дернулся под его взглядом — и понял, что могу разве что моргнуть. Мертвец, разломавший свой гроб и выползавший из могилы у меня под ногами, привязывал меня к земле, как корни привязывают дерево. Это было чертовски похоже на капкан, которым Ник меня дважды уже ловил, но держало оно куда сильнее.

Как будто вцепилось во всего меня.

Говорят, что знание — это сила, вот только применить ее не всегда возможно. Я знал, за какую веревочку дернуть, чтоб дверь открылась, но добраться до нее никак не мог. У меня хреново получается Гудини изображать, поэтому я просто сделал единственное, что мне еще оставалось.

Я зажмурился.

Синдром дефицита внимания — паршивая штука, именно она делает меня таким, какой я есть. От того, что я делаю в любой из моментов моей жизни, меня может отвлечь куча вещей. Любой резкий запах. Звук за окном. Прикосновение, которого я не ожидаю. Случайная, но крайне интересная мысль. Но эта дурацкая неспособность к длительной концентрации на чем-то конкретном позволяет мне замечать то, что большинство заметить не способно.

В темноте под веками, в компании двух очень нехороших парней, толпы просыпающихся мертвецов и одного вполне живого самоуверенного придурка я принялся рассматривать холод и тьму, затянувшие Котляковское кладбище. Так же спокойно, как если бы я в офисе сидел. Ну или в кафе с очередным психованным клиентом.

Я умею.

Я справлюсь.

Жаль только, что никто, кроме меня, не мог мне об этом сказать. «Ты действительно клевый парень и отличный специалист» звучит гораздо убедительнее, если это говорит кто-то другой.

Не ты сам. Так уж вышло, что я никогда не был силен в аутотренинге.

Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.

Может, это и выглядит как заклинание, но на самом деле все гораздо проще. Я держал эту фразу в голове, чтобы не сбиваться, потому что в моей работе нельзя ошибаться. Не то чтобы ошибка взорвала меня изнутри — не так зрелищно. Больше похоже на настройку гитары. Не сделаешь все правильно — и шиш тебе будет, а не аккорд, даже самый простой, один из трех блатных.

Цифры скользили у меня в голове — от кровавой семерки до лиловой, цвета густых сумерек, единицы. Вокруг меня танцевала тьма. Я чувствовал ее, как чувствуют дым — не запах дыма, а вот это едва ощутимое прикосновение к коже, в котором есть искры, и пепел, и близость пламени.

Все, что мне было нужно, — это верить в то, что я смогу разобраться в рисунке этого танца. Верить, что я — царь мира или что-то вроде. Довольно простое упражнение, если смотреть со стороны. Попробуйте выполнить его как-нибудь на досуге.

Я увидел ее спустя одно долгое, очень долгое мгновение. Сеть была легкой, как дыхание, и прочной, как вечность. Тонкие нити струились по земле, цеплялись за кожу и камни, связывая мертвое с живым. Узор был четким и завершенным. Нику оставалось только наполнить его силой, чтобы тут началось то, хуже чего мало что придумать можно.

Колыбель для кошки.

Уверен, вы знаете эту игру, даже если не помните названия. В детстве с ней все сталкивались. Веревочка, связанная в кольцо, набор особых движений пальцами, сумма хитрых крюков и петель, образующих кучу разных фигур. Роскошное развлечение для дождливых дней, замечательная тренировка для пальцев.

Почти никто не задумывается, откуда она взялась и что означают все эти странные веревочные переплетения. Просто одна из многочисленных детских игр, вроде вышибалы, казаков-разбойников и резиночки. Но в мире существует чертова прорва вещей, которые не то, чем кажутся.

Ну или таких, которые можно использовать разным образом.

В колыбели для кошки есть много простых фигур. Я сам легко покажу вам четыре ромба или рыбу. Может быть, если и постараюсь, у меня выйдет бабочка или пара скатов, выпрыгивающих из воды, но с их помощью мало что удастся провернуть. У индейских и эскимосских шаманов обычно есть набор секретных фигур, передающихся из поколения в поколение, — они пользуются ими, чтобы упорядочивать мир.

Ник сплел лестницу Иакова.

Не такая уж сложная фигура, примечательная тем, что в конце работы из бессмысленной путаницы в одно движение получается аккуратное переплетение. Веревочная история о том, как сделать порядок из хаоса.

Правда, никто не гарантирует, что вам этот порядок понравится.

Нет, я знаю историю о том, как библейский патриарх и родоначальник народа израилева увидел сон, в котором «вот, лестница стоит на земле, и верх ее касается неба». Порядок от бога, обещания, заповеди и все такое, чтобы человек мог чувствовать себя в безопасности, пока следует правилам. Но фокус в том, что лестницу можно куда угодно приставить.

Это просто такая штука, с помощью которой некто может попасть туда, куда просто так не доберешься. И ангел может. И кое-кто из тех, кого вы точно не хотели бы увидеть у себя дома в субботу вечером. Лестница, сплетенная Ником, вторым своим концом вовсе не в небеса упиралась. Во всяком случае, не в те небеса, которые вам бы понравились.

Мне они точно ни к чему были.

Когда я открыл глаза, лестница все еще висела передо мной, едва видимая — паутинка, натянутая среди деревьев. Это как с объемными картинками. Главное — суметь ее увидеть, потом уже не потеряешь. Я чувствовал ее подушечками пальцев. Тонкая шероховатая веревочка, связанная в кольцо. Все, что мне было нужно, — это найти одно-единственное утолщение на ней, крошечный аккуратный узелок. А потом суметь его развязать.

В общем-то несложно, только отвлекаться нельзя.

— Ну здравствуй, маленький ублюдок, — сказал Ник, разглядывая меня с тем интересом, с которым энтомолог разглядывает насаженную на булавку бабочку. Надо сказать, чувствовал я себя похоже, но хоть не сдох сразу. И то хорошо.

Я забрал у него Марго. Ладно, пусть не я. Пусть Люс, это дела не меняет. Медиум, через которого он призывал своего чокнутого монстра, теперь был ему недоступен. Это должно было лишить его силы. Теоретически. Так, кажется, сказал Рашид.

Вообще-то это здорово — знать, что не только ты можешь ошибаться. Но не в этом случае.

Цыбулин молча стоял в двух шагах от меня. Я мог бы решить, что он просто растерялся. Мало кто не растеряется, если у него внезапно отнимут все полномочия и пообещают убить. Только полковник был крепким орешком. Грецким или, может быть, даже бразильским. Бледный, с плотно сжатыми губами, он неотрывно следил за мертвым парнем, выбирающимся из могилы. А правой рукой очень медленно подбирался пистолету, спрятанному в подмышечной кобуре. Вид у него был такой, как будто он за сердце схватился.

Ник на него не смотрел даже — я его гораздо больше интересовал.

Он протянул ко мне правую руку, не убирая левой с надгробия — и чужая сила потекла по моей коже. Влажное, скользкое ощущение, как будто угодил в болотное «окно» и теперь не очень понимаешь, как выбираться. Сила была как вода, поднимающаяся от ступней до самой макушки, плавно и неостановимо. Я услышал вскрик Карима — короткий, как будто кто-то неожиданно врезал ему и тут же зажал рот. Отличаться от нормальных людей всегда не слишком приятно, но в нашем случае — особенно. Ник оживил свою лестницу одним движением — так включают гирлянды на Новый год. И мы оба почувствовали это.

Под ногтями у меня ныло, как будто я содрал их и сам не заметил, как это вышло. И царапины снова начали кровить. Плохой знак. Я так говорю не потому, что крови не переношу или что-нибудь еще в этом роде. Так всегда бывает, если сила, с которой ты столкнулся, тебе не подходит. Это случается гораздо чаще, чем вы думаете. Не то чтобы хорошие парни не могли использовать злую магию, или наоборот. В силе нет ни зла, ни добра. Все намного проще. Наверное, вы слышали о том, что европейцы не пьют квас, а у азиатов нет фермента для переваривания молочного белка. Магия принципиально ничем не отличается от продуктов, которые вы едите каждый день, просто ее нельзя купить в магазине.

От некоторых ее видов меня выворачивает.

От других наверняка вывернуло бы вас.

— Я рад, что ты рискнул навестить меня, брат, — сказал Ник. — Может быть, ты думал, что бог направляет тебя, чтобы ты счастливо избегнул всех ловушек, но это был я. И ты оказался достаточно глупым, чтобы дойти до конца. Признаться я страшно этому рад. Потому что ты, пожалуй, единственный из всех этих… — он усмехнулся, — гуманистов, кто способен хотя бы понять, что я делаю.

Он совершал ту же ошибку, что и раньше. Злой Темный Властелин был слишком честолюбив, чтобы убить нас всех просто так. Он хотел, чтобы я оценил красоту его замысла. И признал, что он круче меня и вообще круче всех, кого я знаю.

Осталось понять, смогу ли я воспользоваться этой его ошибкой.

— Что ж, очень жаль, — холодно сказал Караев, сделав вид, что ему все понятно. — Убить его.

Обалдеть можно. Большой парень командовал. Вокруг нас черт знает что творилось, меня скрутило в пирожное «Улитка», у Карима глаза были совершенно стеклянные, Цыбулина била мелкая дрожь, плохие парни приперли нас к стенке, а он — командовал.

У некоторых чувство собственной важности так велико, что за ним больше ничего разглядеть не получается.

Мары клубились вокруг нас, как густой туман, и ветер перемешивал его. А за спиной у Ника, плечом к плечу, как юные ленинцы, вставали мертвые. Они чуяли меня так же, как я ощущал их. Один, второй… Третий. Еще пара, очень старые, похожие друг на друга, как две мумии из Пушкинского музея. Откуда их взялось столько? Черенок лопаты жег мне руки, но разжать пальцы и выпустить его я не мог.

Вонзить лопаты в кладбищенскую землю в нашем случае было все равно что тюкнуть по яичной скорлупе. Теперь то, что рыпалось внутри, знало, что пора выбираться наружу. Земля просто выпускала то, что ей принадлежало. Хотя нет, не совсем так. Она выхаркивала мертвецов, как туберкулезник выхаркивает кровь и слизь, бывшую когда-то его легкими. Честно сказать, я не был уверен в том, во что превратится это кладбище после того, как мы отсюда уйдем.

Если мы отсюда уйдем.

Ну да, сегодня я был пессимистом. Вы бы тоже им стали на моем месте.

Из-за деревьев начали стрелять, вот только не совсем туда, куда предполагал Караев. Я не знаю никого, кто был бы способен отклонить пулю. Нет такой магии, которой можно было бы ставить щиты, как в анимэ или компьютерных играх. Но и есть кое-что, способное сбить прицел даже самому хорошему стрелку. Очень трудно целиться, если у тебя руки трясутся и перед глазами дрожит кровавая пелена. Или тогда, когда кто-то выскакивает из темноты и вцепляется зубами тебе в рожу.

В темноте кричали.

Ник улыбался, наблюдая за тем, как подстреленный майор оседает на землю. Кровь мгновенно пропитала серые брюки со стрелками. Две или три мары, отпихивая друг друга, принялись жадно лакать горячую красную жидкость. Это была хорошая жертва, но не такая хорошая, как если бы снайпер убил майора.

Как все низшие духи, мары любят кровь, но смерть они любят больше. Раненый человек напуган и уязвим, даже если его не в первый раз подстрелили. Честно, это гадкое ощущение, и к нему нельзя привыкнуть. Вот только когда нормальный человек умирает, он обычно куда больше пугается. Большинство людей не помнит, как это происходило с ними в прошлый раз. Они думают, что с ними случилось что-то особенное.

Что-то непоправимое.

И не надо мне сейчас говорить о далай-ламе и прочих двинутых чуваках.

Я — не далай-лама. И вы тоже.

— Ну что ж. — Ник улыбнулся. — Время закончить то…

В этот момент у меня в кармане заорал мобильник. Некромант поперхнулся на середине фразы, его напарник выронил из рук свечу, которую как раз пытался зажечь. Спичками. На ветру. Молодец какой, честное слово.

— Неожиданно. — Голос у Ника сделался бесцветным, как амеба. — Наверное, это очень важный звонок. Не хочешь ответить?

Чего я меньше всего хотел, так это при нем разговаривать по телефону. Но рука моя нырнула в карман, ухватила трубку и поднесла ее к уху. Я даже не успел посмотреть, кто звонит.

— Кирилл Алексеевич?

Марина. Черт. Более неудобного времени она выбрать, не могла.

— Да.

— Я звоню, чтобы узнать, как все продвигается.

Офигенно быстро, я бы сказал. Быстрее, чем мне хотелось бы.

— Марина, может быть, я перезвоню вам… через час? Я немножко занят.

Согласен, тут я слегка покривил душой. Когда вокруг тебя полно мертвецов, в воздухе пули свистят, а плохой парень издевательски называет тебя «брат» — это трудно назвать «немножко занят». Но вряд ли кому-нибудь стало бы легче, если бы Марина испугалась.

— Снова, — раздраженно сказала Марина. — Вы снова заняты. Я понимаю, у вас работа, но я все-таки уже оплатила ваши услуги. И я хочу видеть результат. Вы хороший гипнотизер, Кирилл Алексеевич, но, на мой взгляд, этого мало. Вам следовало бы более внимательно относиться к нуждам ваших клиентов.

В каком-то смысле она была права, но у меня оставались еще примерно сутки на решение проблемы. Сутки на то, чтобы разобраться с Ником и выдать ей приемлемый результат. Куча времени.

— Я на выезде, извините, — сказал я. — При моей работе это часто случается.

— Ну вы же смогли ответить на звонок. — Марина хмыкнула. — Значит, пять минут для меня найдете,

Ничего это не значит. Я нажал «ответить» лишь потому, что так хотелось Нику. Терпеть не могу людей, считающих, что могут распоряжаться чужим временем только потому, что они заплатили авансом. Дергать фрилансера до наступления дед-лайна — признак плохих манер, но в другое время я спустил бы это на тормозах.

В трубке послышался детский голос, потом резкий автомобильный гудок, и я вздрогнул. Может быть, конечно, Марина просто забрала ребенка с занятий в музыкальной школе или секции ушу и теперь везла домой. Вот только у меня было дурное предчувствие.

— Я подъеду к вам минут через десять, — добавила она.

— Меня нет в офисе, — напомнил я.

— Я знаю, где вы, — совершенно спокойно сказала Марина.

— Любопытно… — пробормотал Ник, склонив голову набок, как прислушивающаяся к чему-то курица. — Кажется, ты оказался даже полезнее, чем я думал. Дай мне трубку.

Он протянул руку ко мне. Меня рвануло вперед, чуть не уронив на землю, словно он хотел из меня кишки через нос вытянуть. Болевые приступы ему хорошо удавались, ничего не скажешь. Перед глазами у меня заплясал красный туман, колени подломились, и я рухнул в ледяную кашу — могильная земля, снег и мокрый пепел. Такие пятна потом трудно отстирать, ну и черт с ним. Пока невидимый каратист выворачивал мою руку, я нажал большим пальцем на корпус телефона в секретном месте — и задняя крышка отскочила. Некоторые меняют мобильники каждый год, но не я. У меня старый телефон, очень надежный и дешевый, с длинной трещиной в корпусе. Я разбивал его несколько раз.

Именно это меня сейчас и выручило.

Симка, державшаяся внутри на честном слове, выскользнула и приземлилась мне под правое колено, чтобы жалобно хрустнуть мгновение спустя. Потом новую куплю, она стоит копейки. Если, конечно, для меня наступит это самое «потом»

— Твое упрямство будет стоить тебе жизни, брат, — сказал Ник, медленно, как асфальтовый каток, надвигаясь на меня. Как будто раньше он вовсе не собирался меня убивать, a теперь я сам, дурак такой, спровоцировал его.

Так я и поверил.

Он двигался, как большой парень, хотя вовсе не был крупным. Так бывает, когда человек точно знает, что он тут самый крутой. Вокруг шевелилось кладбище — от самых ближних к нам могил до забора, который в темноте нельзя было разглядеть. Сотня? Две сотни? Я боялся считать. Тут было больше мертвецов, чем я вообще когда-либо видел.

Глотку саднило так, словно она была набита полынью и крапивой, язык едва ворочался, а под кожей поселилась орда маленьких, но очень злобных чертей. Я стоял на коленях перед гребаным Темным Властелином, он был очень зол, и мне не стоило злить его еще больше. Наоборот, я должен был сдаться — и как можно правдоподобнее. Понимаете, когда твой противник считает, что уже раздавил тебя, твои шансы на победу здорово возрастают.

Призрачная веревка скользила у меня меж пальцев. Еще чуть-чуть — и я найду нужное место.

Мне просто надо было подождать. Вместо этого я откашлялся, сплюнул — слюна оказалась вязкой и зеленоватой, как при гнойной ангине, — и буркнул:

— Твои братья в овраге лошадь доедают.

Знаю, это не оправдание для дурацких поступков, но я не смог удержаться. Этот чокнутый некромант мне здорово не нравился, а когда тебе кто-то настолько не нравится, ты не хочешь, чтобы он называл тебя братом. Даже если в некотором смысле это правда.

И в этот момент Цыбулин выстрелил Нику в голову.

Наверняка вы видели кучу фильмов, из которых следует, что зомби двигаются так же медленно, как и соображают, Мертвую плоть довольно легко повредить, и она не восстанавливается. Я имею в виду, что, если мертвый человек порвет мышцу или сломает ногу, у него нет шансов поправиться. Собственно, именно поэтому большинство из них в обычной ситуации старается не двигаться. Или, во всяком случае, не двигаться быстро.

Никаких рывков.

Вот только это не значит, что они вообще на них не способны.

Пуля полковника застряла в черепе парня, умершего от ножевого удара. Ника забрызгало сероватой вонючей жижей, несколько капель упало на снег. Живой человек от такого попадания наверняка бы упал, но мертвец устоял. Покачиваясь, он стоял перед своим брезгливо отряхивающимся господином, и руки у него дрожали. Кажется, я говорил, что приказ некроманта, поднявшего мертвого, довольно успешно заменяет ему божью волю.

Я не думаю, что многие из вас полезли бы на печально известный римский крест для преступников, чтобы защитить Ииуса. Я бы не полез. Я боюсь боли и наверняка нашел бы кучу годных причин, которые не позволили бы мне это сделать. Вроде того, что Иисус сам так решил и кто я такой, чтобы вмешиваться в божий план.

А у мертвецов выбора нет. Ни одна причина для них не является достаточно весомой, чтобы увильнуть от выполнения приказа хозяина.

— Взять его. — Ник сказал это спокойно и презрительно, с той интонацией, которую используют богатые белые туристы на Пхукете, чтобы отдать распоряжение тайскому персоналу низшего звена — уборщику или дешевой дЭвушкке, навязывающей свои услуги.

Цыбулин успел выпустить еще пару пуль, пока три мертвых человека его не скрутили. Толстяк в приличном костюме, перемазанном в земле, похороненный три или четыре дня назад, не больше, навалился сверху, придавив полковника. Старуха и старик, очень опрятные, похожие друг на друга, как родственники, зафиксировали его ноги и руки. Сил у них ушло не очень много, и, дергаясь, Цыбулин наверняка им что-нибудь повредил.

Это было неважно.

Отголоски того, что происходило с ними под коркой мертвой плоти, там, где они все еще могли быть собой, скользили во мне, как птичьи тени в солнечный день. Ужас. Непонимание. Тревога.

А я перебирал веревочное плетение, пытаясь отыскать слабое место, потому что все равно больше ничего не мог сделать.

Я все починю.

Я все исправлю.

Дайте мне только его найти.

Считается, что на открытом воздухе запахи быстро выветриваются, но у нас не так вышло. Ветер утих. Я лежал мордой в снег, любуясь ботинками Ника. От вони у меня начали слезиться глаза, а во рту стоял мерзкий привкус. И еще ребра ныли, потому что чувства юмора у Ника не оказалось, зато удар правой ногой был поставлен знатный.

— Атам. — Некромант протянул руку назад, не глядя.

Его помощник замешкался.

— Господин?

— Черный нож, придурок! — Ник прошипел это сквозь зубы, очень тихо, но я услышал.

Черный. Паршивый цвет.

Похоже, он собирался нас тут просто прирезать, как баранов на Курбан-Байрам, вот только жертва предназначалась, вовсе не обладателю всех превосходных имен и качеств. Единому и Единственному. Ник поднял мертвых Котляковского кладбища — маленькая победоносная армия, которой требовался хороший военачальник. И мне не очень-то хотелось встретиться с кандидатом на эту работу.

Метр дурацкой веревки.

Еще полметра.

Пальцы уже жгло — ощущение, как будто руки в уксусе отмачиваешь. Я должен был закончить раньше, чем майор Караев потеряет сознание. Некоторые думают, что при проведении черных ритуалов не очень важно, будет ли жертва осознавать, что с ней происходит. Главное, чтобы она была живой, потому что ее жизнь — это плата. На самом деле это не так.

Пища должна пахнуть, чтобы ее нашли.

Цыпленок или лягушка тоже пугаются перед тем, как умереть, но ни одно существо не способно бояться также сильно, как человек.

Собственно, именно поэтому Ник и его подручный привели на кладбище пару «белых козлят». Не знаю, где он их взял и что пообещал, но сейчас они точно действовали не по собственной воле. Ни один московский подросток, даже совсем чокнутый, не будет так себя вести, когда вокруг стреляют. У этих двоих глаза были совершенно пустыми, как у плюшевых игрушек, вроде тех, которые вьетнамцы на рынке по пятнадцать рублей за штуку продают. Пацаны стояли на четвереньках, опустив головы к земле так, что волосы закрывали лица. И подвывали. Ритмично так, спокойно — как будто слышали знакомую песню, а слов не помнили. И тут я поймал веревочный узелок.

Ник дернулся, нелепо взмахнул рукой, словно пытался схватить воздух. Взгляд — змеиный бросок. Выстрелы утихли, как по команде. Должно быть, так оно и было, только команду эту уже не Караев отдавал. Паршиво это, когда в процессе ведения боевой операции у вас меняется начальство.

— Гаденыш! — прошипел некромант. — Что ж, значит, будешь первым.

Нож у него оказался потрясающий — с витой рукоятью и травлением по лезвию. Я бы тоже от такого не отказался. Он отлично смотрелся бы у меня в офисе. Не знаю почему, но такие штуки хорошо действуют на клиентов, хотя для проведения любого ритуала годится самый простой столовый ножик, который больше ни для чего не используется.

Ник наклонился, аккуратно завернул мне рукав на правой руке и полоснул ножом. Длинное, хорошо отработанное движение. И не сказать даже, чтобы больно было — так, ожгло, но крови получилось много.

— Dominus venatione, dominus mortem. — Он читал заклинание хорошо поставленным голосом, ни разу не запнувшись.

Я тоже так могу, но конкретно для этого призыва предложил бы иметь под рукой склерозник. Может, для Ника призвать, господина смерти и владыку мар, охотника из охотников, пьющего ужас и приходящего во тьме, было все равно что побриться утром, но для меня — нет.

Кроме того, вряд ли он бы откликнулся на мой призыв.

Я не такой крутой парень, чтобы заставить его. И подарка, который ему понравился бы, у меня тоже не было. Я не использую человеческие жертвы.

— Dominus omnius visibilium et invisibilium, veni! — выводил Ник.

Нас окутывала тишина, наматывающаяся на его голос, как вата — густая, плотная. И в этой тишине я услышал новый звук. К воротам кладбища подъехала машина. Черканула светом фар по деревьям. Замолкла. Ослепла. Хлопнула дверь, и женщина — похоже, Марина — велела кому-то сидеть тут и не высовываться. Ночью звуки хорошо разносятся. Даже в Москве.

Я лежал на земле и, стараясь не торопиться, распутывал узелок. Ник его крепко затянул, впору зубами вцепляться, но я знал, чем его можно поддеть.

С руки капало.

Кровь впитывалась в развороченную землю. По этой земле топали тела, поднятые из могил — мужские, женские, даже пара детских. Только трое или четверо из всей этой толпы помнили, что у них уже есть какая-то другая жизнь, в которой они — совсем другие люди, у которых на сегодня точно были другие планы.

Нехороший признак. Хуже не бывает просто.

Даже если у меня получится выцарапать их у Ника и вернуть домой, у ребят будут серьезные проблемы с памятью. Но все равно лучше, чем застрять здесь, но не намного. По большому счету память о собственной неповторимой жизни — не то, что ты есть.

А он просто взял — и стер ее только потому, что не считал нужным быть аккуратным.

По асфальту простучали каблучки.

Если вы спросите меня, то это дурацкая идея — заявляться на кладбище в норковой шубе «в пол». Потом глинищу хрен отчистишь. Но, видимо, у Марины это не единственная шуба была.

— Не знала, что вы еще и шоумен, — прищурившись, процедила она. — Это и есть ваш хваленый выезд? Кино снимаете? Проморолик ваших услуг? Что ж, грим у ваших статистов не очень качественный. Отваливается.

Она неопределенно махнула рукой и нервно рассмеялась, продолжая себя накручивать. Некоторые женщины это хорошо умеют делать. Настолько хорошо, что те выводы, к которым они пришли, заслоняют от них все остальное. Иногда это на пользу, но чаще — нет.

— Здравствуй, Марина, — сказал Ник. — Не ожидал тебя здесь увидеть, но это приятный сюрприз. Ты украсишь нашу маленькую вечеринку.

— Ник? — Марина шагнула к нему, споткнулась и упала бы, если бы второй некромант не поддержал ее за локоть. Я так зла на тебя, так зла! Ты ни разу не позвонил!

— Работа. — Ник пожал плечами. — Ты уже большая девочка и должна понимать, что у настоящих мужчин всегда слишком много работы. Она отнимает все наше время.

— Работа?! — Марина дернула локтем, подобрала полы шубы и встала так, как обычно встают женщины, намеренные хорошенько поскандалить. — И могу я узнать, чем таким важным ты занимался все это время, что не нашел и минуты, чтобы мне позвонить? Поинтересоваться, как я живу?

— Конечно, можешь. — Некромант ухмыльнулся, сделал шаг вперед и, копируя его движение, два мертвеца в добротных черных костюмах шагнули к Марине. — Я с удовольствием покажу тебе все это. Я всегда считал, что женщины восприимчивее мужчин и поэтому пользы от них значительно больше. Подожди немного — и ты поймешь, насколько важна моя работа.

Шуба, сдернутая с Марины, полетела на снег, под нею оказалось вечернее платье, темно-синее, с кружевом по горловине и тонкой вышивкой по подолу. Из тех, которые надевают, направляясь в оперу. Есть ли в Москве опера? Если честно, понятия не имею. Должна быть.

Один из мертвецов ловко скрутил Марине локти за спиной, а второй, ухватив за подбородок, задрал ей голову так, чтобы как следует открыть горло. Под тонкой тканью платья резко обозначился лифчик.

— Сейчас же… Немедленно… — Женщина задергалась в руках мертвецов. На то, чтобы еще и орать при этом, ей не хватало дыхания. Неважная физподготовка. — Я не желаю… участвовать в вашем шоу! Я… пришла за объяснениями. И ты мне их дашь!

Маленькая храбрая женщина.

Не думаю, что она не почувствовала запаха. Ей просто до ужаса не хотелось осознавать, что это за запах. Не вижу зла — это хороший концепт для того, чтобы жить нормальной жизнью в условиях, которые никак не назовешь нормальными. Но эта стратегия не предполагает выхода из этих условий. Если все и так в порядке, не нужно тратить последние силы на то чтобы все изменить. Слишком велик шанс, что не получится

— Позволь, я объясню тебе кое-что, — сказал Ник. — Я рад, ты пришла сюда именно сейчас, потому что с женщинами работать намного проще, чем с мужчинами. Этот парень, которому ты звонила — это ведь была ты? — увел мою жену, и я знал, что теперь он обязательно найдет меня, чего бы ему ни стоило. Это хорошо, когда у человека, которого ты собираешься использовать как приманку, есть причины ненавидеть тебя. Он будет гнаться за тобой и не оставит погони, даже если обессилеет. Но среди моих коллег есть кое-кто, кто хочет есть. А я не могу отдать им его.

— Бред. — Марина замерла, обмякла и наверняка осела бы на снег, если бы мертвецы не держали ее так крепко. — Я не понимаю, о чем ты говоришь. Ты не был таким, когда мы встретились.

— Люди меняются. — Некромант пожал плечами. — Тебе пора открыть глаза и понять, что происходит.

Ему нужен был ее страх, и он знал, как его получить.

— Глупая шл###, — добавил он. А потом размахнулся и ударил женщину ножом в плечо, распоров кружевной рукав. Не в горло, услужливо подставленное мертвецом. Он не хотел ее убить. Несколько мар кинулись к Марине, облепили ее, как раки — дохлую лягушку.

И тогда она закричала. Я ощутил ужас, наполнивший ее рывком — ледяной, закручивающейся волной, соленой водой, забивающей легкие. Ванная. Кровь. Хруст. Волосы, прилипшие к раковине. Ее маленький шрамик неудержимо расползался, захватывая все новые и новые территории — до тех пор, пока вся жизнь Марины не стала одним сгустком боли, страха и беспомощности перед лицом чужой болезненной ревности.

Ничего больше.

Только край ванны, о который любимый и единственный ударил ее головой, чтобы потом, когда она отключилась, пару раз навернуть с ноги. И сломать ей руку, чтобы даже не думала лезть в штаны к другим мужикам. Она ведь наверняка это делала, иначе какой смысл целыми днями в офисе торчать, пока он, одинокий и несчастный, скучает дома на диване.

Марина кричала, не умея выбраться из белой ванной комнаты. Почти у всех есть такая, большинство рано или поздно находят способ выйти и запереть дверь, ведущую в нее. Но она не исчезает от того, что ее заперли.

Если ты однажды побывал в ней, она навсегда остается с тобой.

По толпе мертвецов пробежала дрожь. Кто-то двинулся вперед. Кто-то упал на землю. Двое или трое принялись разрывать оградки могил. Внутри каждого из них горело отчаянье, не способное выплеснуться наружу. Но теперь страх и безнадежность, как шторм, бушевали вокруг них.

— Стоять! — рявкнул Ник.

Они послушались, но только на мгновение.

Кто-то зарычал, как собака. Мертвая старуха в ситцевом платье, босая, стоявшая в двух шагах от меня, заскулила сквозь зубы. Ник перехватил нож и рукоятью его ударил Марину в лоб. Женщина пустым мешком обвисла на руках держащих ее зомби. Это должно было успокоить людей, которых некромант выволок из могил и заставил делать то, на что они никогда не пошли бы, пока были живы. Я имею в виду, вряд ли кто-нибудь из них раньше считал нормальным удерживать женщину, пока плохой парень бьет ее ножом. Или, например, выскочить из-за дерева и откусить восемнадцатилетнему «срочнику» кусок лица — какой получится.

Но не успокоило.

Иногда отчаяние толкает людей на ужасные поступки. Это случается и тогда, когда речь идет о мертвых людях. Они надвигались на нас, как прилив.

— Сделайте же что-нибудь! Прикажите им убраться обратно в могилы! — просипел майор Караев. — Маг, твою мать!

«Прикажите им»?

Такие вещи очень легко говорить, но вот с выполнением все гораздо сложнее. Прикажите компьютеру работать — при том, что у вас нет админских прав. Сделайте что-нибудь с ценами на бензин — и плевать, что вы не имеете никакого отношения к нефтяной отрасли, вы же знаете, как примерно она устроена. Во всяком случае, машину заправляете с правильной стороны.

Этого недостаточно? Да вы просто не хотите помочь!

— Сейчас, — сказал я.

Мертвые чувствовали мое присутствие, как если бы я был частью их, неотъемлемой и обязательной. Они знали меня. Они пришли потому, что Ник позвал их — встань и иди. И я стоял среди них, зная, что они пришли за мной. Я должен был спасти их. Если я ошибусь, они порвут меня на клочки. Хорошенькая перспектива.

— Dominus venatione, dominus mortem, — шептал Ник, все ускоряясь и ускоряясь.

Волновался, что ли? Я бы на его месте здорово нервничал.

Он использовал мою кровь, чтобы активировать лестницу но это не значило, что ее не мог использовать я. Открытые раны — это как кредит. Пока лимит не превышен, можно развлекаться. Другой вопрос, что потом мне все равно по нему расплачиваться придется, и с процентами, но до этого «потом» еще надо дожить. И тогда я нажал свою личную красную кнопку внутри ядерного чемоданчика.

Многие думают, что после атомной войны на Земле вообще мало что останется: США, Россия и все остальные страны у которых есть ядерное оружие, будут стерты с лица планеты, экология окажется в заднице, а в глухой тайге и амазонских джунглях укроются тихо подыхающие мутанты. Но что делать, если в тебя уже летят ракеты, нашпигованные смертью?

У вас есть на этот случай другой, хороший план?

У меня — нет.

Ник уже открыл врата и подал к трапу лестницу для того, кто собирался спуститься на Котляковское кладбище из самой темной области Гемаланг Танах. Во всей силе и славе сколько их у него было — а было до фига.

Небо раскололось с таким звуком, с каким мог бы лопнуть чертовски большой воздушный шарик. Зимой в Москве гроз не бывает, но молния, пропахавшая тьму от края до края, выглядела вполне настоящей.

— Мадонна Сангре! — прошептал я. — Нижайше взываю к тебе и молю о помощи.

Я не работаю на кровососов.

Я работаю вместе с ними.

Да, это гораздо хуже. И я очень надеялся этого избежать. Вот только, когда ты тонешь, у тебя не всегда есть возможность выбирать, за чью руку уцепиться.

В лицо плюнуло холодом, и непроглядная, цвета старой крови тьма окутала меня. Мертвецы замерли — им как будто подачу энергии отрубило.

— Ты звал, раб. — Рамона мягко шагнула в снег, и наст удержал ее, как будто она ничего не весила. — И вот я здесь.

«Раб»? Интересные у нее формулировки.

— Я нашел его, — проскрипел я.

Это была не лучшая моя идея за последнюю неделю — отдать живого человека вампиру, который был старше города, где родился. Просто меньшее зло. Иначе вышло бы куда хуже. Согласитесь, неплохая отмазка для того, кто не сумел найти действительно хорошего способа все разрулить.

— Я вижу. — Она улыбнулась, обернулась к Нику — добрая бабушка, воплощение заботы, олицетворение всего, чему можно безоговорочно доверять. — Здравствуй, чачо. Я ждала этой встречи. Почему ты так долго не приходил? Я начала думать, что тебя и вовсе не существует, что я придумала тебя, чтобы спастись от одиночества.

Сила текла из нее, сияющая и густая. В ней было все хорошее, что может случиться с тобой в жизни: и первые белые грибы, и босыми пятками по деревенской дороге, и кипенно-белое молоко с земляникой, и еще когда ты не знаешь, как заговорить с девочкой из дома напротив, а она сама подходит и говорит «у меня есть котенок и почти целая шоколадка, давай дружить».

Обещание, что так будет всегда.

Бессмертие, наполненное безопасностью и любовью.

Некромант качнулся к Рамоне, выронил нож. Обхватил ее плечи, прижался лбом к виску, открыв шею.

Я застонал. Приподнялся, чтобы подползти к мадонне Сангре и обнять ее худые колени — и краем глаза заметил движение. Караев судорожно дергался, пытаясь встать. Пробитое пулей бедро, вывихнутая рука — все это были мелочи перед тем, что за ним наконец-то пришла его бабушка. Существо, исполненное любви и намеренное забрать его туда, где он будет принят безусловно. Любым — негодяем, подлецом, трусом, совершившим множество ошибок. Туда, где не будет для него никакой смерти, никакого стыда и никакой расплаты.

Забрать домой.

Домой.

И в этот момент иллюзия дала трещину — во всяком случае для меня.

Дома — у меня дома, я имею в виду, в моей настоящей московской квартире с крошечной кухней и совмещенным санузлом этим вечером сидела девушка, которая надеялась, что я вернусь. Она ждала меня изо всех сил — зная, что я отправился драться. Она сидела на моей кухне, закусив губу и слушая АББА, не осознавая, но догадываясь о том, с кем я умудрился сцепиться. Ей не все равно было, выберусь я из этой заварушки живым или нет. И пока она делала это, я не мог проиграть, Не мог — и все. Не спрашивайте, как у меня вышло это понять.

Я не знаю.

Это было как прикосновение, которого не ждешь и на которое не надеешься.

Анна-Люсия сказала: «Я хочу, чтобы ты дал мне такую любовь». Теперь я шкурой чувствовал, что она имела в виду, только понятия не имел, где взять то, что ей нужно. В меня такое при рождении положить забыли. Понимаете, в некоторых, кладут до фига способности любить, а у других под это не очень много места отведено. Зато мы другие штуки хорошо умеем делать.

— Дитя мое, — прошептала Рамона Сангре, и в шепоте ее было столько карамельной, приторной сладости, что у меня зубы заболели.

А в следующий момент произошли сразу три важные вещи.

Кровососка рванула Нику горло.

Узелок под моими пальцами поддался.

И сквозь низкие облака, затянувшие небо над Котляковским кладбищем, на землю рухнул Ворон, охотник из охотников, господин смерти и владыка мар, пьющий ужас и приходящий во тьме. Он был чертовски раздражен, и я прекрасно его понимал. Даже если ты очень могущественный парень, бессмертный и все такое, довольно неприятно плюхнуться в грязищу с высоты птичьего полета.

Я встал во весь рост, поднял лопату и навернул ею Нику по башке. В конце концов, мне давно хотелось это сделать. Я обещал набить этому некроманту морду, когда встречу его в следующий раз. Пацан сказал — пацан сделал. Не то чтобы я хвастался, но я правда стараюсь держать свои обещания. Даже те, которые дал самому себе.

— Ты отдал его! — прошипела Рамона Сангре. Окровавленные клыки не добавляли ей привлекательности.

— Я передумал, — сказал я.

— Нельзя так просто взять — и отобрать подарок! — Они надвинулась на меня, как волна.

За ее спиной медленно поднимался Ворон, огромный, как победитель чемпионата по бодибилдингу, но она была так зла, что не обратила на него внимания.

Сколько шансов было, что она успела Ника заразить? С какой вероятностью вместо некроманта-маньяка у нас на руках завтра будет свеженький вампирчик, обладающий способностями, на порядок превосходящими мои собственные?

У меня не было при себе мобильного лабораторного комплекса, но я видел, чего хочет Рамона. Никогда не убивай врага, если ты можешь его использовать. Вампиры не разбрасываются ценными ресурсами. Но позволить ей заполучить Ника к себе в гнездо я просто не мог. Не из донкихотских причин. Все проще — в этом случае кровососы стали бы слишком страшным противником. А тот, кто может просто взять, что хочет, не скрывается и не пытается договориться.

Он просто берет.

— Вон тот парень, — сказал я, — тоже на него претендует.

Рамона обернулась. Ахнула. И в одно движение взлетела на земляной холм, образовавшийся рядом с развороченными могилами. Мертвецы вокруг нее были как манекены в ночном торговом центре.

Есть одна вещь, которую ни в коем случае нельзя терять тому, кто намерен нанять духа, принеся ему жертву. Это контроль над ситуацией. Наемник не скажет вам — «партнер, вот тут ты допустил ошибку, которая позволит мне убить тебя: мне этого хочется, но не очень-то выгодно». Он просто заберет свою плату, если вы окажетесь достаточно глупы, чтобы не подстраховаться.

Найм — это разовые отношения.

Как случайный интим с дЭвушккой на курорте, откуда вы завтра улетаете и куда никогда не вернетесь, потому что есть еще уйма мест, где вы хотели бы побывать. В нем нет никаких цветов и конфет, прогулок под луной и компромиссов, нет особенной бережности и попыток узнать друг друга. Этого не требуется. Вы платите — вы получаете оплаченный товар. Вы подставились, умудрившись заснуть рядом с чужим человеком — рискуете наутро обнаружить выпотрошенный кошелек.

Гемаланг Танах — невероятное место, наполненное богатствами, и тайными знаниями, и удивительными существами — это правда. Но большая часть этих удивительных существ с удовольствием оторвет вам голову, если вы зазеваетесь.

Ник призвал Ворона, чтобы тот принял жертву и отслужил ему за это. Дух пришел, но теперь некому было заключить с ним договор, в котором были бы оговорены рамки этой службы. Вот тебе, дружок, аванс, и все дороги в этом мире открыты для тебя. Развлекайся. Воруй, убивай, делай разные нехорошие вещи с гусями.

— Опять ты? — рявкнул Ворон.

Я в общем-то и не рассчитывал на то, что он мне обрадуется, но вряд ли у него отвалился бы язык, если бы он поздоровался.

— Ну да, — ответил я. — Судьба такая.

— Дерзость, — он прищурился, — наказуема. Как ты посмел воззвать ко мне?

— Это не я.

— Лгать бесполезно. Я почуял твою кровь.

— Э-э… Вообще-то этот парень, — я ткнул пальцем в Ника, валяющегося на земле, — звонил с моего мобильника. Фигурально выражаясь.

Кажется, метафора оказалась для Ворона слишком сложной.

— Ты умрешь сегодня, — сказал он. — И твоя кровь напитает эту землю, которой я владею теперь.

Черт, похоже, наши планы никак не стыковались.

— Ник призвал тебя, — повторил я. — Он взял вон тех ребят, которые уже почти отрубились, выкачал из них жизнь, чтобы поднять кладбище, а потом разрезал мне руку ножом, чтобы открыть тебе дорогу. Так понятно?

— Тогда отчего же он не дождался меня, чтобы заключить договор, как этого требует обычай? — Ворон усмехнулся. — Люди стали дерзкими в последнее время. Их следует научить уважению к старшим.

Не то чтобы я был с ним совсем не согласен, но методы обучения, принятые в Гемаланг Танах, довольно кровавы. Вряд ли бы от Москвы что-нибудь осталось после того, как Ворон бы применил их. Убивать людей много проще, чем тех существ, к которым он привык.

— Не думаю, что это была дерзость. — Я покачал головой. — Просто я настучал ему лопатой по башке. Люди от этого портятся, знаешь ли.

— Выходит, ты украл моего призывающего, человек.

— Выходит. — Я пожал плечами. — Но это была вынужденная мера. Если бы не я, его украла бы вон та милая леди. А так еще можно все исправить. Я так думаю.

— Кровососка. — Слово было тяжелым, как кирпич, падающий вам на голову с крыши семнадцатиэтажного дома. Стандартный одинарный полнотелый кирпич весит около трех килограммов — не бог весть сколько на самом деле. Но и он успевает как следует разогнаться, вас вряд ли что-нибудь защитит. Крышу машины он, во всяком случае, не разламывает.

— Охотник, — отозвалась Рамона. Даже не пошатнулась.

Майор Караев с повисшими на нем мертвецами наконец дополз до нее и припал лицом к ее стопам. Она брезгливо пнула его: он заплакал от того, что его не любят больше.

— У меня нет войны с твоим народом. Уходи — и я не стану преследовать тебя, — предложил Ворон.

— Роскошное предложение. — Рамона изобразила улыбку. — Но это мой человек. Кирилл Алексеевич нашел его для меня, и я вправе забрать его.

Может быть, в другое время они и могли бы сойти за людей, но сейчас это были две собаки, рычащие друг на друга над костью.

— Я сильнее, — мягко, почти ласково сказал Ворон. — Призванный, не связанный договором, я возьму это место со всеми, кто его населяет. И тебе не стоит ссориться со мной.

Небо над нами полыхнуло алым — так, как будто где-то поблизости рванула цистерна с бензином, только почему-то беззвучно. Деревья, облака, прозрачные тела снующих вокруг нас мар все словно наполнилось кровью. А я стоял посреди всего этого и надеялся изо всех сил, что два очень страшных монстра просто уничтожат друг друга. И если мне повезет, то не снесут тут все к чертям в процессе.

Минус на минус в результате дает плюс.

Во всяком случае, в математике так.

— Ты ошибаешься, охотник. — Голос мадонны Сангре вился, как шелковый шарф, и нежность его была — яд на лезвии ножа. — Тебе придется договариваться со мной, чтобы вообще уйти отсюда. Целиком уйти. Ты неверно оценил ситуацию. Встань, детка.

Ник медленно поднялся — тем неловким, мешковатым движением, которое режиссеры в кино обычно приберегают для дряхлых стариков. У него кровь затекала под воротник И кусок кожи на горле болтался на одной ниточке, но он послушался. Многие думают, что, когда тебя кусает вампир, на шее остается только пара едва заметных дырочек. Но давайте будем честны друг с другом — даже люди не всегда едят аккуратно. Особенно, если очень торопятся.

Он покачивался, как пьяный.

Хотя — почему «как»?

После того как Вероника укусила меня, я еще пару дней очень паршиво соображал. Рассвет заставил ее отключиться, только это меня тогда и спасло. Если бы она велела мне остаться, я бы даже не подумал сбежать. И сдох бы прямо там от анафилактического шока. Моей жене до Рамоны Сангре было как до Китая раком. Сколько шансов, что она сделала из Ника нимфу, запустив в него зубы не от голода, а точно зная, что хочет получить в результате?

Ответ: сто из ста.

— Пока жив тот, на чей зов ты явился, соблазненный великими дарами, о владыка мар и господин смерти, тот, кто приходит во тьме, ты беспомощен. Ты обязан заключить договор.

Ворон бросил на Ника короткий взгляд и скрежетнул зубами так, что у меня в ухе зазвенело.

— Мы оба знаем, с кем на самом деле этот договор будет заключен, — мрачно сказал он.

— И тем не менее ты обязан это сделать, — торжествующе улыбнулась Рамона. — Он не выпустит тебя, пока я не позволю. И теперь у него достаточно сил, чтобы удержать тебя даже против твоей воли.

— Никто, — глаза Ворона метали молнии — в переносном смысле, но все равно находиться рядом с ним мне было здорово неуютно, — ни один человек не в силах удерживать меня тогда, когда я не хочу этого.

— Ты забыл, охотник. Я не человек. Расскажи своему другу, что он должен сделать для меня, дитя.

Не стоило ей так его выбешивать.

Совсем не стоило, чего бы она ни добивалась. Но даже в том случае, если ты — тысячелетний вампир, владеющий кучей обращенных прихлебателей, которые ловят каждое слово, ты не можешь разбираться абсолютно во всем. Я знал одного парня, который был гениальным математиком и собрал все премии, которые выдаются в этой области науки. У него были трудности с заполнением заявлений в собес — просто потому, что, на его взгляд, они были составлены нелогично. Вампиры любят силу, и жестокость, и кровь. Они отлично знают, как страх и чувство беспомощности туманят рассудок и делают жертву слабой. Может быть, поэтому им трудно понять, как страх может превратить разумное существо в смертельно опасную тварь. Рамона была умна и расчетлива, но она мало общалась с обитателями Гемаланг Танах.

За это я сейчас мог бы головой поручиться.

В сумерках трудно было разглядеть детали, поэтому не буду врать, что я это увидел. Почувствовал. Ужас взламывал Ворона изнутри, перекатывался под его кожей, ломая и перестраивал кости, перешивая мышцы и связки. Как маленькая смерть, наи-сенг заставлял охотника из охотников забыть о том, кто он такой и что здесь делает.

А эмоции — это не такая штука, которую можно попросить уйти, если тебе с ними неуютно.

Наи-сенг не уходит, пока не возьмет, что хочет.

— Accepistis dona, ducere exercitum meum.

Армия.

Ник говорил про армию. Во рту у него была каша, но не настолько, чтобы понять было невозможно. Он собирался вывести отсюда всю эту разлагающуюся орду, возглавленную озверевшим духом убийства, и бросить ее на улицы. Эдакая мертвая Дикая Охота, несущаяся по улице Бехтерева, по Варшавке — и дальше, к Бульварному кольцу. Не такая армия, чтобы захватить город, но вполне годная на то, чтобы устроить панику с воплями, драками и швырянием камней в витрины.

Мне хотелось бы думать, что я живу в спокойном и стабильном городе, но это не так. Москве немного надо, чтобы на улицах бардак начался. А это лучшая атмосфера для организации большой вампирской вечеринки со шведским столом.

Одержимый дух, толпа мертвецов и стая пирующих вампиров?

Ну нет, я так не играю.

Я представил линию, бегущую по снегу. Она заключала Ворона в кольцо. Не бог весть что, но лучше, чем ничего. Минуту, может быть две, я выгадаю. Больше мне его не удержать, когда он выйдет из себя.

— Не делайте этого, — сказал я. — Это плохо кончится.

— Это уже плохо кончилось. — Рамона повернулась ко мне. — Но таковы правила — если для кого-то все кончается плохо, для другого это может обернуться к большой выгоде. К весьма большой выгоде, я бы сказала.

— Еще чуть-чуть — и его никто не удержит.

— Отучайся говорить за всех, чачо. — Она покачала головой. — Это вредная привычка.

И в этот самый момент Марина очнулась. Приподнялась на локтях, пошарила вокруг руками, отыскивая шубу. Села и принялась запихивать руки в рукава. Норка теперь выглядела мокрой крысой и пованивала. Мех вообще отлично вбирает запахи, иногда от этого даже химчистка не спасает.

— Что происходит? — спросила она. — Кирилл Алексеевич, я требую отчета.

Голос у нее был такой… Совсем без интонаций.

— Кто эта женщина? Какое отношение она имеет к отцу моего ребенка? Что вы тут делаете? Что… — Тут она запнулась и вдруг заорала: — Что я тут делаю?!

Отсроченная истерика встречается чаще, чем вы думаете, Когда с человеком случается что-то по-настоящему плохое, он не всегда может осознать это сразу. Как будто, если не замечать ужасных вещей, они как-нибудь самоликвидируются.

Рассосутся.

Но так редко бывает.

Я окликнул ее, но она не отреагировала. Попробовала встать. Упала на руки и поползла вперед, продолжая плакать и не видя ничего перед собой. Прямо туда, где в круге, который я все еще контролировал, бесновался монстр, еще минуту назад бывший Вороном. Я едва удерживал выгибающиеся стены, чувствуя, как сила утекает из меня и растворяется в них. Она латала дыры, но на их месте тут же прорывались новые.

Я уже было решил, что сдохну тут, когда почувствовал, что кто-то крепко стиснул мою правую руку.

У Карима все лицо было в крови — лоб разбит, прядь волос на виске выдрана с мясом и нижняя губа порвана. И еще парня трясло, как при температуре за сорок бывает, даже зубы клацали. Вот только мары от него шарахались, как от креста в руках истинно верующего. Я видел однажды, как это бывает, но сам не умею. Веры маловато.

— Я… — клац-клац… — помогу, — выдал он. — Д-делай, что надо.

Он знал, что мы оба тут рискуем закончиться через пару минут. Он сильно подозревал, что я тоже не очень хороший парень: хорошие не умеют поднимать мертвецов и не шантажируют людей тем, что обнаружили у них в головах, чтобы получить гонорар. Я умудрился ткнуть в больное место кому-то из его знакомых. Он мне не доверял, и ему было чертовски страшно. И ни одна из этих причин не помешала ему встать рядом со мной и предложить все, на что он был способен.

Если кто из нас и был белым рыцарем, так это он.

— Дитя! — сказала Рамона. — Ты позвал чудище, так заставь его слушаться!

— Но, мама… — проскулил Ник. — Я не могу. Марина коснулась круга — и упала лицом в снег. Ворон взревел, кинулся к ней, как чайка кидается к плывущему по каналу мусорному пакету.

И промчался мимо, не задев даже волоска на ее шубе.

Он не мог убить того, кто призвал его, но даже той крохотной частью рассудка, которая еще у него оставалась, он знал, кто стоит за ним. В следующее мгновение он обрушился на Рамону Сангре. Воплощенный страх, олицетворение всего, что может быть загнано в угол, чтобы злобно огрызаться оттуда. Ник не успел ничего сделать. Два монстра сплелись в огромный пульсирующий клубок. Я не представлял, как можно его распутать, но некромант попробовал.

— Prohibere!

Так собаку одергивают — «Нельзя, Шарик, фу!»

Мир был бы куда более безопасным местом, если бы собаки всегда слушались своих хозяев. И уж точно было бы куда лучше, если бы никто не заводил собак, с которыми не может справиться.

Красное. Черное. Серовато-розовое. Визжащий и воющий клубок метался по кладбищу, слизывая ограды и ломая деревья. Кому-то завтра придется здорово поработать, чтобы привести все это в порядок.

— Prohibere! Castigo!

Куски плоти, живой, кровоточащей, оставались на снегу — там, где Ворона доставал приказ хозяина. Только это не могло его остановить. Ему внутри сейчас было гораздо больнее, чем снаружи. Так всегда бывает, если у тебя истерика.

— Гребаная тварь, — прошипел Караев.

Приподнялся и выстрелил. Девятимиллиметровая пуля из пистолета Макарова вошла в грудь Ника, пробив куртку и все, что было под ней. Пистолет Макарова — не самое убойное оружие в мире, но он хорош на коротких дистанциях. Проходя сквозь несколько слоев одежды, пуля, выпушенная из него, теряет всего около четверти своей энергии. И застревает на глубине четырех или пяти сантиметров. Паршивая, грязная рана, нашпигованная кусочками ткани.

Кроме того, из «Макарова» трудно промахнуться, стреляя с расстояния менее десяти метров.

Ник упал, широко раскрыв рот. Лицо как пергамент, цвета сухой земли. Некоторые уверены, что, если человеку попасть прямо в сердце, он мгновенно умрет, но это не так. Проникающее ранение сердца — это даже не всегда больно, хотя в большинстве случаев при неоказании мгновенной и правильной помощи заканчивается смертью.

Нику не хватало воздуха.

Я знал, что он чувствует. Страх смерти наползал на него, перед глазами все кружилось, и дышать никак не получалось. В этом не было никакой магии — одна биология. Он смотрел в небо, и небо смотрело в него.

Ворон взревел, осознав, что еще немного — и он будем свободен. Это придало ему сил. Клубок развалился: на снегу осталась лежать маленькая мертвая старушка с руками, покрытыми мелкими пигментными пятнами. Совсем не страшная.

У тех, кто уже умер, могущества не бывает.

Охотник из охотников был — тьма, пропитанная болью, и криками, и волей к разрушению. Он ждал, что выйдет на улицы и сможет устроить самое красивое шоу в своей жизни. Тысячи зрителей. Тысячи участников. Море кровавого вдохновения. Как только некромант свалит в свою новую жизнь, никто уже не будет удерживать призванного им духа.

И тогда я сделал ужасную вещь.

Я не дал Нику уйти. Он лежал под лысым кустом сирени, беспомощный и испуганный.

Это было здорово похоже на нашу прошлую встречу, только роли поменялись. Теперь я держал его на крючке, а он не знал, как выбраться. Кажется, я уже говорил, что мертвые беззащитны.

Ты можешь быть очень крутым при жизни, но, когда ты умрешь, это тебе не поможет.

Ник рванулся прочь — майский жук на суровой нитке. И тут же обмяк. Его глаза наполнились шелестящей, шелковой пустотой. Мертвые пальцы не двигались, окровавленная грудь не поднималась. Он ждал, что я отдам ему приказ. Скажу, что теперь делать.

А я молчал.

Там, внутри своего мертвого тела, Ник переживал «момент совершенства». Есть популярный миф о том, что, когда мы умираем, вся жизнь проносится у нас перед глазами. Как все мифы, этот содержит в себе часть правды и часть лжи. Было бы очень легко умирать, если бы в момент смерти нам просто показывали кино, смонтированное из наших мыслей, слов и поступков. Проблема в том, что на самом деле нормально умереть — это чертовски сложная задача. Даже для того, кто знает, что такое смерть и как на нее нужно реагировать.

Все, чем был некромант Ник до того, как его сердце пробила полуоболочечная пуля со стальным сердечником, проходило сквозь него, как игла проходит сквозь ткань, оставляя крошечные дырочки. Минуту, потом две… Пока он не понял, что так будет всегда.

Вечность — одна из самых страшных иллюзий, которые мне известны.

Я услышал странный звук — там, левее, где два замерзших гота лежали возле могил. Обернулся. И увидел, что второй некромант сполз спиной по надгробию, вцепившись зубами в свою ладонь, а по щекам у него текли слезы. На брюках темнело влажное пятно.

Золотая паутина дрожала между ними во тьме.

— Что это? — спросил Караев, не убирая пистолета.

Рация у него на поясе хрюкала, сквозь помехи выкашливая простуженно «южный вход — чисто», «третий сектор — взят» и еще что-то в этом роде.

Я не прислушивался. У меня горло пересохло и с подбородка капала кровь.

Моя. Блин, губу прокусил.

— Этот парень, — сказал я. Закашлялся. Сплюнул. Слюна оказалась розовой.

— Да, я хочу знать, что с ним! — нетерпеливо рявкнул он. — Вы сделали из злого колдуна ходячего мертвеца. Это так поразило его приятеля?

— Ник не умер. — Я покачал головой. — Во всяком случае, технически. И тот парень ощущает сейчас то же, что и Ник. Они связаны ритуалом. Сила — к силе, боль — к боли.

Спасибо, я знаю, что это был плохой и злой поступок. Но, может быть, если я буду достаточно плохим и злым на этот раз, такого больше не повторится.

Мне должно было быть стыдно, что я так поступил с Ником и его коллегой. Порядочные люди не используют такие методы. Но не было.

Я вообще ничего не чувствовал.

Когда Ворон обрушился на меня, я был к этому готов.

Ну, насколько вообще можно быть готовым к встрече с ураганом вроде «Катрины» или «Большого Билла».

Его ярость окутала меня — рыжая пылающая завеса, за которой никакого реального мира больше не осталось. Теоретически я знал о его существовании. Практически я оказался в аду, и длинные языки огня облизывали мое лицо. Это было чертовски больно, даже несмотря на то, что я знал — это иллюзия. Ну да, такая же, как вечность. Обитатели Гемаланг Танах в этом очень хороши.

— Выпусти меня. — Голос Ворона почти сбил меня с ног. Почти.

Я устоял. Когда мы отсюда выберемся, куплю себе пива.

— Нет.

— Я могу убить тебя.

— Можешь. — Я пожал плечами.

Мне следовало бояться. Мне следовало сожалеть о том, что я сделал. Мне следовало надеяться на то, что все обойдется.

Простые человеческие чувства, которые кто угодно испытывал бы на моем месте. Только внутри у меня была пустыня Мохаве. Считается, что там полно всяких редких растений и кое-какие животные встречаются, но это одно из тех мест, где человек без подготовки не выживает.

Вот и во мне, похоже, не такие условия сейчас были, чтобы человек выживал.

— Ты один стоишь между мной и моей охотой. — Интонация была такая, словно он улыбался, только у меня фантазии не хватало, чтобы это себе представить.

Ворон был — сила, и страсть, и ветер. Не что-то, умеющее улыбаться и демонстрировать чувство юмора.

Можно было решить, что, раз он способен говорить со мной словами, значит, он контролирует себя. Трудно ожидать, что твой собеседник убьет тебя в порыве ярости, но в нашем случае слова были только маскировкой.

Кроличий сыч, или кукумявка, способен изобразить треск погремушки гремучей змеи, но это не делает его змеей. Малайский богомол умеет притвориться орхидеей, но это не превращает его в цветок. Когда он поймает бабочку, он сожрет ее, потому что это было его единственной целью с самого начала. Ворон отвлекал мое внимание, выискивал щель в моей защите, через которую он мог бы проникнуть. И превратить меня в кровавый фарш из мозгов и внутренних органов, чтобы потом устроить тут славную резню.

— Похоже на то, — согласился я, не двигаясь.

— Думаю, у меня есть способ заставить тебя уступить мне.

Чертов хищник.

Когда он придет в себя, то даже не вспомнит, что делал.

Ворон почувствовал мое раздражение и расхохотался. А потом позволил мне увидеть кое-что.

Над деревьями не было птиц — только облака. Черные тени, белые мары, белый снег. И огонь. Еще немного — и я начну неадекватно на него реагировать. Марина стояла на четвереньках, слепо шарила руками перед собой, а вокруг нее танцевало пламя с острыми как бритва языками.

— У тебя нет власти над ней, — сказал я с уверенностью, которой не ощущал.

— Считаешь? — Огонь скользнул по ее волосам, погладил по щеке. Женщина вскрикнула, упала снова, прижалась лицом к грязному снегу.

— На ней нет вины, и она ничего не должна тебе.

Спокойно. Очень спокойно, как с капризным ребенком, потому что наи-сенг и есть ребенок, способный желать и страдать, но не знающий о существовании границ и различии между плохим и хорошим. Я сказал это с полным осознанием своей силы и правоты. Ты пойдешь спать, когда я решу, что тебе пора спать, — иного исхода быть не может. Только очень трудно оставаться взрослым, когда у ребенка, которого ты стараешься заставить вести себя прилично, больше могущества, чем у Пентагона. А мозгов нет. От слова «совсем».

Ворон взревел, взлохматил Марине волосы и поджег их, она завизжала — и тогда я ударил его, как умел. Последним оружием, которое у меня еще осталось. На четха в последний раз это здорово подействовало, но сейчас больше похоже было на то, что я пытаюсь воткнуть нож в кисель. Толку не очень много.

— Ты умрешь, и я выйду…

Деревья вокруг нас вспыхнули как спички. Марина, почти охрипнув, каталась по снегу. Майор истекал кровью, Карим в полубессознательном состоянии сжимал мою ладонь, а полковник Цыбулин, погребенный под трупами, не шевелился. Надеюсь, с ним все было хорошо и он просто отключился, потому что помочь ему я все равно прямо сейчас никак не мог.

— …познать твой мир!

В этот момент тонкий мальчишеский голос за моей спиной неуверенно произнес:

— Папа?

Когда мне было шесть, я думал, что мой отец — это центр мира.

Я хотел быть таким, как он. Возиться с машинами. Носить светлые рубашки в мелкую клетку, и чтобы воротник у нее всегда был черным от пота, пыли и масла. Смотреть футбол. Есть жареную картошку и чавкать при этом, показывая, что мне вкусно. Я хотел знать, куда ведут все на свете дороги и в каком месте на каждой из них разрешен левый поворот. Я хотел, чтобы волосы у меня были черными и чтобы от меня пахло кисловатым табаком. Я хотел уметь ловить рыбу на червя, пшено и позавчерашнюю булку. Я был маленьким, а он — большим, как Бог. Он защищал меня тогда, когда я не мог этого сделать, — и делал это так, как не были способны тысячи других отцов, может быть, более правильных, чем он. Когда меня избили во дворе, он вышел, поймал самого старшего из моих обидчиков и пообещал, что вырвет ему ноги, если это повторится. Потом я вырос и узнал, что это был непедагогичный поступок, — но это случилось потом, а тогда я знал, что есть кто-то, любящий меня так сильно, что готов убить за меня.

И это потом я выяснил, что на свете существует очень много вещей, от которых он не может меня защитить.

— Папа? — Шестилетний голубоглазый и светловолосый пацан, сын Марины и Ника, стоял на дорожке между участками пятнадцать и двадцать два. Его правая рука лежала на чугунной кованой оградке, а левая была засунута в карман куртки, как будто он прятал там сувенир. Волшебный камушек или открытку, сделанную в школе на уроке рисования, — «Лучшему папе на свете».

Все такие делали.

«Папа» — вот что он произнес. Я мог бы решить, что Марина ему все рассказала. Это было бы вполне логично и очень на нее похоже. Только мальчик смотрел при этом не на Ника, пойманного мной в мертвом теле. На огненный смерч, хохочущий и бушующий меж деревьев. На Ворона.

Мой отец — волшебник.

Я едва не хлопнул себя по лбу. Многие одинокие мальчики и девочки придумывают себе воображаемых друзей, чтобы им было с кем играть и кому жаловаться. Они рассказывают о волшебных драконах и говорящих собаках, о фее-крестной и папе, который работает капитаном настолько дальнего плаванья, что никак не может вернуться домой, но пишет письма, звонит и приходит к ним во сне. Мы все хотим, чтобы нас любили, чтобы кто-то считал нас интересными и делил с нами и нашу скучную обыденную жизнь — школу, уроки, ненавистную музыкалку и уборку по дому. Чтобы кто-то участвовал в наших проделках и выслушивал нас, когда нам хочется поговорить.

Большинство взрослых спокойно относится к тому, что у их детей есть невидимые волшебные друзья. Они уверены, что это возрастное.

Проблема в том, что некоторые из этих друзей — настоящие.

И если вы действительно увидите их, вы не захотите, чтобы ваши дети общались с ними.

Есть люди, которые думают, что попасть в дурную компанию — это связаться с хулиганами. Но это и вполовину не так страшно, как дружить с обитателем Гемаланг Танах. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Максим с Вороном тайком виделся. Умный парень. Может быть, слишком умный для того, чтобы жить нормальной жизнью и не закончиться в раннем подростковом возрасте, ровно после того, как у тебя возникает уйма дурацких вопросов об устройстве мира. Вопросов, на которые тебе никто не хочет отвечать. Например, почему зло на самом деле сильнее добра? Или — почему люди умирают? Или — где хранится душа? А у кошек? И почему Надя любит не меня, а Петьку?

У этого мальчика был специальный парень, готовый быть с ним и давать ответы на эти вопросы — такие, какие сам считал верными. И мальчик звал этого парня папой.

Максим.

Вот как его зовут. Не знаю, как я это умудрился вспомнить, Марину он все еще не видел — она лежала, скрытая от него свежим могильным холмиком. Когда обожженный человек затихает, это может значить, что дело уже обернулось очень плохо. Но я бы узнал, если бы она умерла. Я сейчас был как айсберг, у которого только десять процентов объема выступает над поверхностью воды. Всего десять процентов меня были мной — гребаным некромантом, специалистом по розыску пропавших мужей и собачек, бывшим мужем Вероники, внутри которого текла порченая мертвая кровь. Остальные девяносто были опустевшей могильной землей и мертвыми людьми, вызванными Ником из этой земли. И другими мертвыми, до которых он не смог достучаться.

Если бы вы спросили меня, чего мне больше всего хотелось в этот момент, я бы ответил — закончить то, что он начал. Поднять остальных, воспользовавшись той силой, которая текла из Ворона во все стороны. Это было как камень, который кто-то столкнул с вершины горы — а тут откуда ни возьмись возник я и давай пытаться его обратно закатить. Ну ладно, хотя бы удержать, чтобы он не расплющил к чертям деревню у ее подножия. Я держал его, точно зная, что создан для того, чтобы сталкивать камни вниз. Так что, пожалуйста, не спрашивайте.

— Па-ап? Ты что тут делаешь? — Мальчик сделал коротенький шаг вперед. Его нога провалилась в снег по колено. Хруст ломающейся ледяной корочки показался мне слишком громким.

Черт. Он и был громким. Во всяком случае, достаточно, чтобы привлечь внимание сумасшедшей веселящейся твари, некоторое время назад бывшей Вороном.

— Человечек, — сказало пламя. — Ах-ха! Вот теперь, дружок, ты меня выпустишь.

— Опять бесишься? — с обидой сказал Максим. — Ты же обещал никогда этого больше не делать.

Он прислонился к ограде и стащил с ноги красный резиновый сапожок, чтобы вытрясти набившийся в него снег. Маленький беззаботный аккуратист. Расстроенный. Чуть испуганный. Потерявший маму. Но совершенно уверенный — раз тот, кого он называет папой, тут, все закончится хорошо. Не может не закончиться.

На что он рассчитывал?

А на что вообще рассчитывают дети, кидающиеся к пьяным до потери памяти родителям в надежде остановить их? К родителям, обдолбавшимся какой-нибудь дрянью? К родителям, впавшим в гнев или истерику, брызжущим слюнями и не соображающим, что они делают? Может быть, на то, что их достаточно любят, чтобы узнать в любом состоянии и перестать делать плохое.

— Максим, — позвал я. — Подойди сюда.

— А вы кто?

Сложный вопрос. Я был мужик с окровавленной мордой и руками, который не давал его волшебному другу выбраться с Котляковского кладбища и убить всех, до кого он сможет дотянуться. Не совсем тот образ, который сразу вызывает доверие у детей.

— Я Кирилл, — сказал я. — Твоя мама наняла меня, чтобы отыскать твоего отца.

Ник, до того спокойно лежавший под сиреневым кустом, поднял голову и уставился на меня прозрачным, равнодушным взглядом. Помедлил. Перевел взгляд на мальчика. Оперся на руки и неловко встал. Его пальто было пропитано кровью и весь он, сколько его вообще осталось в этом мире, был мой. Это я должен был говорить ему, что делать. Он не мог ничего решить сам.

И вот тут меня догнало. Впервые за весь этот поганый вечерок мне стало по-настоящему страшно. Я вдохнул, выдохнул и медленно, чтобы не напугать, пошел к дорожке, возле которой стоял шестилетний мальчик, все еще верящий, что мир — это хорошее место.

— Это мертвецы? — спросил Максим.

Я кивнул. Не было смысла ему врать, раз он во всем сам разобрался, но в истерику почему-то впадать не спешил.

— Вы некромант?

Я кивнул еще раз.

— Папа сказал мне, чтобы я опасался некромантов.

Ну да, дорогая Красная Шапочка, никогда не разговаривай с Серым Волком в темном лесу, иначе капец твоей бабушке.

— Правильно сказал, — согласился я. Похоже, в нормальном состоянии Ворон был очень адекватным парнем. Запомню на будущее.

— Вы не злой колдун.

— Почему ты так решил?

— Я вижу. Злые не так себя ведут.

— А как? Говорят: «Муа-ха-ха»?

— Нет, конечно. Дураки они, что ли? Они вот так вот улыбаются. — Максим скорчил довольно противную рожу. — И говорят: «Мальчик, у меня для тебя что-то есть».

— С чего ты это взял? — Я почувствовал, как холодок проскользнул у меня по спине.

— Папа убил одного, когда он обижал меня. Мы так познакомились. Он раньше не знал, что он мой папа, просто услышал, как я испугался. Родители так могут.

Обижал? Хорошая формулировка.

Интересно, Марина знает об этом случае? Почему-то мне так не казалось.

— Он иногда с ума сходит, но вообще-то он хороший. Только не велел маме о нем говорить. Сказал, что она не разрешит нам видеться. У взрослых иногда так бывает, когда они расстаются.

Ворон не соврал ему ни единым словом, позволив думать то, что мальчику хотелось. Мастер, ничего не скажешь.

Я смотрел на Максима и видел перед собой совершенно нормального ребенка. Без заморочек. Без травм. Общительного. Ну да, конечно, такими и должны быть дети, у которых лучший друг и защитник — жуткая кровавая нелюдь из Гемаланг Танах. У меня почти так же было, только я почему-то вырос параноиком и социопатом.

И это значило, что это со мной что-то глобально не так. Не с обстоятельствами моей жизни.

Хотя… Стоп.

Максим не был некромантом. И падальщики границы еще не прятались у него под кроватью и в темных углах комнаты. Боюсь, и не будут. Я бы не стал на их месте. Чревато обижать того, у кого есть такой старший товарищ. Он сам кого хочешь обидит.

И тут я краем глаза заметил Ворона. Огненный шторм, беззвучный и сияющий, надвигался на мальчика. А с другой стороны, тяжело передвигая ноги, как старик, шел Ник.

— Выпустишь? — прогрохотало пламя. — Сними с меня цепи — или я убью мальчишку.

— Не бойся, он не сделает этого. — Максим покачал головой. — Он меня любит и всегда старается уйти, когда на него находит.

Хм. Но сейчас-то он уйти не мог. У нас тут патовая ситуация образовалась: Ворон хотел вырваться в город, и его на этом так заклинило, что даже Ник не смог бы выпихнуть его обратно домой. Я не призывал охотника, но владел парнем, который это сделал, а это дает кое-какие бонусы.

Я же все еще владел им?

Сила, натянутая между нами, как нить, дрожала и колебалась. Только что не пела. Я хорошо слышал, как погано Нику сейчас внутри себя самого. Я мог позволить ему умереть. Все работало — и тем не менее он продолжал двигаться так, словно у него была какая-то собственная воля. Нечто такое, что было сильнее и меня, и моих приказов. Я сглотнул, помотал головой — и вдруг заметил, что Ворон ускорился. Он был как огромное пылающее перекати-поле, толкаемое ветром, которое горит — и не может сгореть.

И, кстати, я правда не думаю, что это могло иметь какое-то отношение к известным библейским событиям.

Да, я читал эту книгу.

Она здорово написана, и я с большим уважением отношусь ко всему, что в ней сказано.

Не моя вина, что у нас все происходило так, как происходило.

Ворон был, наверное, в полуметре от нас, когда нервы у меня не выдержали. Я следил за лицом Максима и только поэтому успел заметить, что он испугался. В смысле, испугался по-настоящему, как бывает, когда ты понимаешь, что сейчас что-то ужасное случится. Такое, что ты не сможешь принять и при этом остаться тем, кем был.

— Ложись! — крикнул я.

Он послушался, не задавая вопросов. Хороший парень Я накрыл его собой, упав на руки. Еще один человек сверху не слишком надежная защита от магического пламени, но лучше, чем ничего. И в следующее мгновение почувствовал вялую мертвую тяжесть, навалившуюся на меня.

Ник дошел туда, куда собирался.

И это значило, что он был умнее меня. Он раньше понял, что сейчас случится.

Гудящее пламя прошло над нами, почти не задев меня. Так, волосы загорелись, но я успел их потушить до того, как это стало опасно. Ник поднялся, позволив мне отползти от совершенно невредимого мальчишки.

Некромант горел. Горел, как чучело Масленицы, пропитанное керосином. Черный дым поднимался от него в небо, Я не знаю, как горят люди. Никогда не видел. Но почти уверен — это не должно было быть вот так.

Он встал так, чтобы загораживать нас обоих от Ворона, растерянно озиравшегося по сторонам шагах в десяти от нас. Растратившего всю свою ярость и очень, очень бледного.

Ник горел и молчал.

Молчал, пока пламя не сожрало его совсем. Но за секунду, наверное, до того, как некромант осел на землю кучей пепла, где-то внутри меня прошелестело: «Не говорите ему, какой я».

Ему — это Максиму. Ник застрял на границе между жизнью и следующим рождением. Он принадлежал мне, как принадлежит вещь — никакой собственной воли, никаких привязанностей, закончившихся вместе с прожитой им жизнью. И все же он рванулся, чтобы закрыть от огня сына, которого впервые увидел уже после того, как перестал жить. Он уничтожил себя, хотя я не приказывал ему этого. И он разговаривал со мной перед тем, как уйти. Я что-то перепутал или так не бывает? Может, я вообще все это себе придумал? Бывают дни, когда я ни в чем не уверен — и этот как раз из них был. Терпеть этого не могу!

— Пап, ты же обещал мне! — Максим поднялся и теперь отряхивался, с укором глядя на Ворона.

А тот смотрел на меня и на пепел у моих ног.

— Я бы не убил его, — сказал Ворон. — Я бы никогда не сделал ему больно.

Верил ли он сам в то, что говорил? Я в этом сомневаюсь.

— Кирилл, мама ведь сюда пошла? — спросил мальчик. Я махнул рукой в ту сторону, где лежала Марина.

— Она видела папу? С ней ничего не случилось?

Он не спросил о том, не сделал ли ей Ворон ничего плохого, но это было в его глазах.

— Она очень испугалась и потеряла сознание, — дипломатично ответил я. — И сильно порезалась. Наверное, она не сможет вести машину, поэтому кто-нибудь из взрослых отвезет вас домой.

Ненавижу быть тем, кто говорит другим людям, что им делать. Не мое это дело. Я никому не начальник и никто не начальник мне.

Но майор Караев махнул мне рукой, на мгновение показавшись из-за надгробия — мол, услышал, — и тут же бросил в рацию короткий приказ. Черт, я надеюсь, они сами разберутся со «скорой», уборкой тут и прочим, что следует сделать. Я уже вообще ничего не мог.

Абсолютно.

— Ты скажи ей, что у нее был сердечный приступ или что-нибудь такое, — посоветовал я Максиму. — Что все это был просто плохой сон.

Он кивнул мне, как взрослый. Черт, настоящий мужик. Наверное, это не зависит от возраста.

— А с тобой, папа, мы потом поговорим, — бросил он. — С твоим поведением надо что-то делать.

Я увидел, как лицо Ворона засияло улыбкой, и не сразу сообразил, чему это он так радуется. Потом поговорим.

Это ведь как бы обещание, что с тобой вообще будут разговаривать после всего того, что ты натворил.

— Я буду тебе должен, человек. — Эта фраза ему тяжело далась, но он сказал ее. — Но никому… Слышишь, я убью тебя, если ты кому-нибудь…

— Это твоя тайна. — Я пожал плечами и поморщился, потому что руку пробило болью. — Не мое дело, кто твой напарник. Но это будет моим делом, если ты посмеешь причинить ему вред. Уходи. Я отпускаю тебя.

И он ушел.

Только через пару минут я понял, что он в моем разрешении не нуждался. Ник призвал его, и это у Ника была власть, над ним. А его больше не было. Некоторые думают, что, если убить злого колдуна, черные заклятия рассеются, демоны отправятся домой, принцесса проснется и все будут жить долго и счастливо. Но на самом деле никогда не бывает так просто. Ворон был свободен все то время, пока я с ним разговаривал. Это ему дорогого стоило — убить некроманта, который выманил его сюда и связал своей волей, но после этого ничто не могло удержать его от того, чтобы рвануть развлекаться на московских улицах.

Ничто, кроме собственного решения.

У меня все шмотки были в крови, порез саднил и во рту стоял такой мерзкий привкус, как с похмелья бывает. Но оставалось еще одно дело, которое мне следовало закончить.

Мертвые.

Я сжал зубы и заставил себя подняться. Какого черта я кетановом перед выходом не запасся, интересно? Мне стоило бы помнить, что любая рядовая вылазка в моем случае может обернуться армагеддоном. Вероятность этого невелика, но она всегда есть.

На снегу не было ни одного мертвеца. Вонючие проталины, тряпки какие-то старые — словом, именно то, что остается от насильно поднятого человека, когда он уходит. Я все-таки хлопнул себя по лбу невредимой левой рукой, когда понял, что произошло. Ник сгорел — и связь лопнула, как перетянутая струна. Их просто вышибло обратно — перепуганных, слабо помнящих эту свою жизнь и совсем не помнящих текущую. Все еще задыхающихся от страха, беспомощности и отвращения к себе.

Отличная новость для армии платных психотерапевтов.

И поганая — для меня.

Это было все равно что написать огненными буквами на небе: «Ты не справился!»

Нет, я не перфекционист. Я знаю, что нельзя все сделать идеально. Я не бог и даже не его помощник. Но я единственный, кто мог что-то сделать для всех этих людей. И я не сделал.

На хрена я вообще тогда нужен, спрашивается?

Я сидел на ступеньках административного здания Котляковского кладбища и курил мерзкую, очень крепкую «Астру» без фильтра, позаимствованную у Карима. У меня был полный рот мелко нарезанного табака и тряслись руки. Но я так и не сорвался. Бравые убийцы нежити не плачут даже тогда, когда другого способа избавиться от ледяного комка внутри не находится.

Потому что толку от слез никакого.

— Эй! — Карим опустился на корточки рядом со мной. Я даже не заметил, как он подошел. — Ты как?

— Нормально, — солгал я. — Просто устал.

— Я вызвал тебе такси, — осторожно сказал он. — Машина подъедет минут через пятнадцать.

— Я мог бы положить их, если бы заранее поговорил с майором.

У меня слегка кружилась голова. От голода или от табака — черт его знает.

— Мы же все равно победили. — Кажется, он хотел хлопнуть меня по плечу, как это делают друзья, но в последний момент удержался. Опустил руку, пошарил зачем-то в кармане и добавил неуверенно: — Все в порядке.

Ни хрена это не было «в порядке», просто другого порядка, кроме данного в ощущениях прямо сейчас, нам не завезли.

Я не знал, как объяснить ему это.

Есть причина, по которой иногда люди засыпают и не просыпаются больше. С некоторыми из них случается удар, с другими — инфаркт миокарда, третьи получают ишемический инсульт, чтобы потом годами лежать на больничной койке, не узнавая близких и питаясь посредством капельницы. Бывает, что это последствия образа жизни или закономерный результат долгой тяжелой болезни, но в нашем случае все было намного проще. Люди, которых Ник выдернул из нормальной жизни в давно оставленные ими тела, теперь не знали, куда им предстоит проснуться.

И они чертовски боялись, что это место окажется еще хуже того, где им пришлось побывать.

Согласитесь, у них были основания думать, что это возможно. Обычно с людьми, прошедшими через ад, долго работают профессиональные психотерапевты. Вот только для того, чтобы воспользоваться их помощью, человек должен быть в сознании. Я ни разу не слышал, чтобы специалиста такого профиля приглашали к тому, кто лежит в коме.

— Мы их убили, — сказал я. — А это не то же самое, что спасти.

— Не мы. — Карим зло прищурился. — Их убил тот парень, который все это затеял.

— Ну да. — Я постарался выдавить из себя смешок, но у меня не очень получилось. — К тому же ты оказался прав — я действительно из плохих парней.

— Что за ерунда?

— Хорошие парни не делают из людей зомби. А я сделал. Вот так.

Я затушил о ступеньку докуренную и взял новую сигарету. Больше не буду, это последняя. Честно.

Карим аккуратно забрал у меня распотрошенную пачку и сунул в карман. У меня жутко першило в горле и хотелось пить.

— Ты был вынужден. Это не твоя вина, — сказал он.

«Да? — хотел было спросить я. — А чья?»

Но не спросил.

Вместо этого я встал и неторопливо побрел к автобусной остановке. Там, по крайней мере, можно было нормально сесть — на скамейку, не на камень. От меня воняло дымом, мертвечиной и кровью. Отличный будет подарок таксисту, просто суперский.

Полковник Цыбулин догнал меня на полпути.

— Могу я позвонить вам завтра? — кротко поинтересовался он.

— Можете. — Я безразлично пожал плечами.

— Вот еще что… — Он помялся и протянул мне пистолет вместе с листом формата А4. — Возьмите с собой.

— Зачем?

— Мне будет спокойнее, если у вас при себе будет легальное оружие.

— Зачем? — повторил я.

— Думается, сегодня у вас появилось много врагов. И я хотел бы, чтобы у вас был законный способ защититься от них.

— Тут что, написано, что я могу кого-нибудь застрелить из этой штуки, и мне за это ничего не будет?

— Это особая разработка. — Полковник почти силком мне свой подарок впихивал. Не знаю, почему мне так не хотелось его принимать. — Для нашего отдела. Таких ни у кого больше нет. Возьмите. Я прошу вас.

— У меня и до этого особого дефицита врагов не наблюдалось, — хмыкнул я.

— Считайте, что это знак отличия. Как шерифская звезда, — просительно сказал Цыбулин. — Иногда бывают ситуации, когда нужно стрелять, не раздумывая о том, что тебе за это будет.

Никогда не мечтал быть шерифом. Чингачгуком или Индианой Джонсом — это еще куда ни шло, но не тем парнем, который должен носить форму и следить, чтобы жители его города друг друга не поубивали. Только — знаете? — меня редко спрашивают, чего я хочу или не хочу. Полковник был прав. Врагов у меня сегодня могло заметно прибавиться.

Поэтому я просто засунул пистолет в один карман куртки, а бумагу — в другой. Надеюсь, она там не сильно помнется. И уселся дожидаться машины.


 

В подъезде, как вода в колодце, стояла тьма.

Не какая-нибудь сверхъестественная, просто кто-то лампочки вывернул, но все равно неприятно было. Я знаю кое-кого, кто отлично видит в темноте. Кальмар Гумбольдта весь день проводит на глубине и только ночью поднимается к поверхности, чтобы начать свою охоту. Львы наиболее активны в темное время суток. Бушмейстер, самая крупная ядовитая змея Южной Америки, днем прячется от солнца в густых зарослях и отправляется на поиски пищи, когда на землю спускаются сумерки. Но я — не они.

Не то чтобы я боюсь темноты, просто у меня нет ночного зрения. В мобильнике был фонарик, но мобильник разрядился еще на кладбище. Это никогда не происходит вовремя.

У самого лифта мне вдруг стало холодно. Я нажал кнопку вызова и спрятал руки в карманы. Его уже слышно было — мягкое гудение мотора, опускающего вниз ярко освещенную кабину, которая должна была увезти меня домой, когда за спиной у меня тихонько скрипнуло.

Короткий звук, как если бы на лестнице окно было открыто и дверь распахнулась от порыва ветра. Только вот ветра никакого не было.

Я мгновенно развернулся. Спина — к стене, пистолет лег в руку так, как будто специально для меня сделан был. Локоть пробило болью, но двигаться мне это не помешало. Я даже дергаться перестал — так, как будто внутренний рубильник перещелкнул в положение «выкл». На глупости у меня просто времени не осталось. Потом, все потом.

Она стояла в дверном проеме, и слабый свет с улицы играл на ее волосах. Красные губы, бледная кожа, слишком безупречная, чтобы быть живой. Ее лицо сияло в темноте, как алая луна. Веронике, похоже, чертовски нравилось быть вампиром.

Выглядеть как вампир. Вести себя как вампир.

Судя по всему, она считала, что быть опасной — это все равно что быть красивой. Но тут у нас взгляды не совпадали.

— Я тебя напугала, — сказала она.

— Терпеть не могу, когда кто-то подкрадывается ко мне со спины, — буркнул я.

Лифт уже был совсем рядом, но я предпочел бы вообще сегодня домой не попасть, чем войти в него вместе с ней.

— Не моя вина, что ты всегда настолько рассеян и не замечаешь, что творится вокруг. — Она пожала плечами. — Я пыталась сделать тебя лучше, любимый, но твое упрямство сослужило тебе плохую службу.

Она шагнула ко мне — скользящим, шелковым движением. Легко зачерпнула из воздуха что-то невидимое, толкнула ко мне. Сила, холодная и липкая, как старая кровь, потекла по моей коже. Она касалась моих скул, пропитывала собой одежду и это было чертовски противно. Невидимые пальцы перебирали мои волосы, шарили, пытаясь нащупать слабину, отыскать щелочку, чтобы проникнуть внутрь.

Ей хотелось поиграть на мне, подергать за веревочки, привязанные к рукам и ногам всякого человека. Нужды. Привязанности. Комплексы. Кровососы большие мастера обманывать инстинкты, только до Рамоны Сангре Веронике еще очень далеко было. Я даже не сразу понял, что она делает.

— Что тебе нужно? — сухо спросил я.

— Как равнодушно ты говоришь со мной, любовь моя. — Она прищурилась, разозлившись, что попытка не удалась. — Послушание. Я не требую от тебя ничего особенного. Ничего, чего ты не был бы мне должен.

— Я ничего тебе не должен, — отозвался я.

— Думаешь? — Вероника пошевелила пальцами, будто разминала их, и меня приложило об стену волной холода. — А мне кажется иначе. Я знаю, с кем ты спишь теперь, дорогой. И мне хочется, чтобы ты очень хорошо это понял. У кого сила, у того и право.

И вот тут я понял, что выстрелю в нее, если придется.

— Ты была в моей квартире?

— А тебе бы этого хотелось?

— Я задал вопрос.

— Я тоже.

Я почувствовал, как жилка у меня на правом виске запульсировала. Так иногда бывает, если что-нибудь меня здорово взбесит. Давление поднимается, и кровь начинает стучать в них. Вероника втянула ноздрями воздух — шумно, вкусно. Кончик языка скользнул по губам.

— Как ты волнуешься за нее… — протянула она, уставившись в точку чуть пониже моего подбородка. — Это так возбуждает!

У нее плечи дрожали, словно она заплакать собиралась. Очень по-женски, если не считать того, что в лице у нее сейчас не было ничего человеческого. Нос заострился, как у покойницы, и кожа из просто бледной сделалась сероватой. «Я знаю, с кем ты спишь, я могу убить ее в любой момент, если мне не понравится, как ты себя ведешь», — это было все, что ей требовалось, чтобы кормиться на мне.

Она хотела, чтобы я понял, кто тут хозяин.

Лифт подъехал, двери раскрылись, и Вероника, скользнув к ним, сделала приглашающий жест. Заходи, дружок, пора наверх. Но я бы лучше вообще сегодня домой не вернулся, чем зашел в него вместе с ней.

— Так ты была у меня дома? — спросил я.

— За кого ты меня принимаешь? — Вероника усмехнулась. — Я ждала тебя, чтобы ты нас познакомил. Так у нас, девочек, принято.

Двери поехали навстречу друг другу, но она поставила ногу, чтобы не дать им закрыться.

— Убирайся отсюда, — сказал я.

— А если нет?

— Убирайся, — повторил я, стараясь не сорваться. Голос должен быть спокойным и уверенным, никаких эмоций. Как если бы я с собакой разговаривал. — Иначе тут нашуметь придется, а у меня соседи злые.

Пять лет назад я любил ее, и она засыпала в моей постели. Но люди меняются, иногда становясь в результате вовсе не теми, кого мы держали за руку в кино. И потому отношения тоже могут меняться. Теперь у нас они были такими: я достал пистолет и щелкнул предохранителем. Так, чтобы слышно было.

— Ты рискуешь. — Она повысила голос. — Я могу уничтожить тебя в любой момент, и дурацкие мальчуковые игрушки, не защитят тебя.

— Может быть. — Я равнодушно пожал плечами. — А может быть, и нет. Хочешь проверить?

Моя храбрость, наверное, очень глупо выглядела со стороны. Только убей она меня сейчас — и больше ей никогда не попасть ко мне домой. И толку от этого попадания немного осталось бы. Она нашла хороший рычаг давления на меня, и я не думал, что теперь она так легко пожертвует открывшимися возможностями.

Вероника смотрела на меня так, как будто ее совсем не пугало то, что я держу пистолет наведенным на ее голову. Как будто она не верила, что я могу убить ее. Самое мерзкое, что это могло оказаться правдой. Вампира нелегко убить. Даже десятью пулями — или сколько там их было в этом особенном пистолете.

По-хорошему для уверенности ей нужно было отрезать голову, а к этому я не был готов и после того, как она позволила себе угрожать Марго. Стоп.

А с чего я взял, что она имеет в виду Марго? С тем же успехом эту роль она могла бы вручить Анне-Люсии.

— Иди ко мне. — Вероника оскалилась, и клыки у нее во рут внезапно оказались больше моих указательных пальцев. Интересно, а где она их прячет обычно?

Возможно, я просто тормоз, но еще пару секунд я ничего не чувствовал. А потом сила обрушилась на меня, как экваториальный дождь, резко и сильно. Я не мог дышать, я не мог сопротивляться, и слезы текли у меня по щекам. Внутри невыносимо жгло, и я знал, что чертовски виноват перед ней, перед этой женщиной в лифте. Так ужасно, что непонятно было, как жить с этим дальше.

Шаг — и я оказался в лифте. Я смотрел на Веронику, не зная, что мне еще сделать для нее, чтобы искупить свою вину. Ее подвело невнимание к деталям. Прежде чем нажать на кнопку, она торжествующе улыбнулась, и я вдруг вспомнил, где видел эту улыбку раньше. «Ты заслужил немного отдыха, любовь моя».

Я поднял руку — она была тяжелее грузовика с колотым асфальтом. Перехватил рукоять поверх второй рукой — на всякий случай. И выстрелил.

Полковник выдал мне отличный пистолет, только очень громкий. Отдача чуть не сломала мне запястье, зато Веронику буквально вышвырнуло из лифта. Она впечаталась в стену и сползла по ней, истекая кровью. Левое плечо у нее было разворочено так, словно я стрелял в нее из африканского штуцера с пятьсот пятым патроном. В красном месиве виднелись белые костяные осколки.

— Сволочь. — Вероника подняла голову. Выглядело это жутковато, но не похоже, чтобы ей было больно. — Как ты мог так со мной поступить? Может быть, я просто хотела с ней подружиться.

Рука, от ладони до плеча, ныла. В ушах стоял звон.

— Не морочь мне голову, — сказал я. — Не выйдет.

Ее рана на глазах затягивалась — такое в кино о супергероях показывают. Только звук был неправильный. Хлюпающий такой, противный.

— Ты мне не доверяешь? — с упреком спросила Вероника.

Смешной вопрос.

Когда-то она пыталась меня убить. Ладно, это можно списать на обычное «безумие новоумершего». Она украла мои видеомагнитофон и все старые кассеты, пока я приходил в себя, отлеживался и жрал горстями антигистаминные таблетки. Не страшно. Многие женщины делают гадости своим бывшим.

Она подставила меня, чтобы выслужиться перед Рамоной. И подставит снова, как только ей это станет выгодно. Она угрожала мне. Фиг бы с ним, не она одна. Она угрожала тем, кого я пообещал защищать.

— Да, — сказал я. — Я тебе не доверяю.

Она встала — с трудом, покачиваясь, но вполне уверенно. Аккуратно спустилась по лестнице к выходу из подъезда. И бросила, не оборачиваясь:

— Так оно и было всегда, Кир. Ты хороший, я плохая. Но это ты позволил мне войти в эту дверь.

На улице метель начиналась. Ветер слизывал снег с газонов и асфальта, заворачивал вихрями. Из подъезда этого не разглядеть было, но я знал, что возле продуктовки напротив уже крутится смерч. Там узкое место между двумя домами, самая неудачная планировка в районе — выступающий угол справа, забитая парковка слева и вечная колдобина на дороге.

Меня все еще трясло, когда дверь подъезда лязгнула, открываясь, и Вероника растворилась в сумерках.

Я нажал кнопку своего этажа и привалился спиной к стене, стараясь не дать себе сползти на пол. Почти удалось, во всяком случае, на ногах я удержался. И молодец. Вполне достаточно.

«Ты позволил».

Хорошая позиция, выигрышная. Только что мне этим Вероника сказать пыталась, я так и не понял. У меня плохо выходит соображать, когда все болит.

Алла Семеновна уже ждала меня. Ее голова в полотенце виднелась сквозь щель между дверью и косяком. Дверь была закрыта на цепочку.

— Я так и знала, что это вы! — прошипела она. — Сколько можно? Возвращаетесь по ночам, пьяный в стельку — вот, я чувствую, от вас же несет! Несет, как от свиньи! Опять устроили дебош!

У меня все болело. Я чертовски хотел домой. Просто попасть ключом в замочную скважину, вползти и рухнуть. И чтобы никто не орал над ухом. Это что, так много?

— Думаете, раз парткома нет, мне некуда пожаловаться? — Она говорила все громче и громче, под конец уже почти срываясь на крик. — Я больной пожилой человек! Не стыдно? Что пялишься, морда наглая? Глаза залил — и пялится! Подрался еще, алкаш хренов! Есть кому до тебя добраться! Каждую ночь дом разносит! Долбает дверьми! Сколько раз говорить?! Сколько раз сказать нужно, чтобы в башке тупой что промелькнуло? И девок еще таскает, как будто так и надо! Так и надо!

Вот тут меня и перемкнуло.

— Пасть закройте! — рявкнул я.

Наверное, громче, чем требовалось. Соседка присела — испуганным движением, которое свойственно маленьким собачкам, капитально нашкодившим и знающим, что сейчас им отвесят качественного леща.

Только не надо меня убеждать в том, что я псих, ладно? Когда я разбиваю чашку, я беру веник и собираю осколки, а не проклинаю мироздание. Когда меня кто-то обижает, я не бегу к компьютеру, чтобы пожаловаться на свою обиду паре сотен полузнакомых людей в сети. Я вежлив со Свидетелями Иеговы. Я вообще довольно вежлив и хладнокровен. Обычно. Почти всегда. Ну по крайней мере, достаточно часто. Ладно. Хорошо.

Согласен — я псих. И что теперь делать?

— Простите, пожалуйста, Алла Семеновна, — сказал я. — Мне ужасно стыдно, но у меня выдалась ДЕЙСТВИТЕЛЬНО тяжелая неделя.

Если и вас пытаются убить три раза в течение семи дней, крадут мобильный телефон, подставляют на выезде, кусают вампиром, пытаются запудрить мозги, обзывают гипнотизером и, как апофеоз, поручают исправить то, что в принципе невозможно исправить, — это ведь правда можно назвать тяжелой неделей?

— Ненормальный… — пробормотала моя соседка. — Лечиться тебе надо!

Кстати, это хорошая мысль.

Еще бы сообразить, где лечат таких, как я.

Над моей квартирой есть еще два этажа, но сил, чтобы подниматься и проверять, не спряталось ли там еще какое-нибудь, чудовище, у меня уже не осталось. Поэтому я просто открыл дверь, вошел и закрыл ее на оба замка. Большинство монстров это должно остановить, да и Веронику наверняка задержит. Может быть, я даже успею проснуться.

— Подрался? — Люс выскользнула из комнаты тем движением, которым другие из одежды выскальзывают. Покосилась в сторону кухни и уставилась на меня, ожидая ответа.

Я бросил грязную куртку на пол и теперь пытался вылезти из сапог без помощи рук. Тот еще фокус, но мне просто нагибаться больно было.

— Типа того. Но тому парню еще меньше повезло.

— Это хорошо. — Люс кивнула, критически хмыкнула и предложила, опускаясь передо мной на колени: — Я помогу.

Отказаться я не успел. Она коснулась меня плавным, струящимся движением — и это было, как будто язык черного пламени вылизал меня изнутри, от пяток до подбородка. Из-под запахов дешевого растворимого кофе и коньяка, облаком окутывавших Люс, пробивался густой горьковато-сладкий аромат. Безумно соблазнительный, если не знать, что это такое и когда она начинает пахнуть так, что у кого угодно крышу свернет.

Ладно, тут я подвираю. На самом деле, даже если знаешь — это не помогает.

— А тебе уже гораздо лучше, — хрипло сказал я.

— Ты прав, малыш. — Она промурлыкала это. Стянула с меня правый сапог, затем — левый. Запрокинула голову, двигаясь с текучей хищной грацией. — Мне определенно лучше.

В узком коридоре внезапно сделалось жарко. Люс просто смотрела на меня снизу вверх, ничего больше, а мне уже от этого неловко стало. И подбородок у нее подрагивал, как это и всегда было, когда она охотилась. Я сглотнул и отступил к двери Люс протянула руку и коснулась моего колена — как кошка трется о ваши ноги, надеясь, что вы погладите ее.

Выпрашивая ласку.

От этого прикосновения у меня мгновенно все мысли из башки вылетели. Мне и раньше приходилось видеть, как она добычу выманивает, но до сегодняшнего дня на меня это так не действовало. Может, потому, что раньше я никогда ее добычей не был.

— Прекрати, — выдавил я.

— Не могу. — Она повела плечами, даже не сделав попытки встать. — Я это не контролирую. Не настолько мне еще хорошо. Ты мог бы мне помочь.

— Слушай, я сейчас весь битый. — Слова давались мне с таким трудом, как будто я говорить разучился и теперь подбирал их по словарю. — И меня порезали.

— Я знаю хороший способ исцеления, — сказала она. — Очень хороший. Тебе понравится.

И в глазах у нее было столько обещания, что у меня голова закружилась. Это невероятно хорошо было, и я знал, что она может сделать еще лучше — стоит мне только захотеть. Что-то темное, влажное, наполненное протяжными приглушенными стонами поднималось в ней и тянулось ко мне. Ее язык пробежался по губам, заставив меня вздрогнуть. Сердце стучало так, будто я только что по лестнице бегом бежал. И ладоням щекотно стало. Этому было трудно сопротивляться, но я попытался. Сцепил руки в замок. Вдохнул поглубже. И спросил, тщательно следя за интонацией:

— Послушай, что с тобой происходит?

— Я чувствую любовь, — прошептала Люс. — Она течет в Меня. Это так восхитительно сладко.

Из меня хреновый паладин. Я не из тех, кто никогда не поддается соблазну и умеет вовремя напомнить себе о причинах, по которым ему следует держаться собственных принципов. Но они есть — эти причины. Одна из них стояла в дверях кухни и смотрела на меня так, как будто мир рухнул, а я это пропустил.

Черт.

Бывают ситуации, когда открываешь рот, не зная слов, которые могут пригодиться. Любовь? Да откуда Люс взяла эту чертову любовь, если я ее не испытывал? Я еще не представлял даже, как подступиться к выполнению обещания, а оно как-то само волшебным образом выполнилось. Терпеть не могу, когда не понимаю, что происходит. Но я бы точно сообразил, что мне Марго сказать, если бы не звонок в дверь.

Я бросил короткий взгляд на монитор — и мгновенно подобрался.

— Кто там? — спросила Люс так спокойно, как будто до этого ничего особенного не происходило.

— В комнату, — бросил я. — Обе. Сейчас же.

Анна-Люсия метнулась прочь, схватила за руку Марго — безвольную, как кукла, — и коридор опустел.

Перед дверью стоял худощавый вампир с волосами цвета старой ржавчины. Темно-зеленое кашемировое пальто выглядело так, как будто Герман приехал сюда на лимузине — ни одной снежинки, ни одного мокрого пятна, какие обязательно появляются, если тебе приходится через метель пробираться.

— Кирилл Алексеевич, я знаю, что вы дома, — сказал он. — Откройте. Мне нужно сказать вам несколько слов.

— А через дверь это никак нельзя сделать? — буркнул я. Мне чертовски не хотелось ему открывать.

— Никак, — ответил он, изобразив лицом глубочайшее сожаление. — Не хотелось бы вас беспокоить, но я вам задолжал. А я очень не люблю быть кому-то должен. Это ограничивает.

— Задолжали вы, а дверь почему-то должен открывать я. Интересная логика, — пробормотал я. Но замками все же щелкнул.

— Обычная. — Герман пожал плечами. — Отдавать долги сквозь дверь — это даже для меня не так просто. Вы не предложите мне войти?

Ага. Не нальете ли вы мне водички попить, а то так есть хочется, что и переночевать негде. Известная песня. Многие знают, что вампир не может войти в дом без приглашения. Как ни странно, это правда. Проблема в том, что отменить свое приглашение потом нельзя.

Попробовав раз — ем и сейчас. Вроде того.

— Нет, — ответил я.

— Ладно. — Он улыбнулся. — Согласитесь, было бы глупо не попытаться.

Я мог бы поклясться, что соседка прилипла к дверному глазку. Не знаю, почему ее так интересовало все, что со мной связано. Если подумать, в последнее время это вообще кучу постороннего народа интересовало.

Кажется, с некоторых пор я сделался суперпопулярным парнем. В узких кругах. Не могу сказать, чтобы мне это так уж нравилось.

— Чем обязан? — спросил я.

— Вы очень мне помогли сегодня. Я хотел сказать вам спасибо, — ответил он. — Достойный повод для визита?

— Дурацкий, — ответил я. — С некромантом я не ради вашей кодлы разбирался, и вы это знаете.

— Я не об этом. — Он покачал головой, улыбаясь.

Я не сразу понял, что он имеет в виду. Так и стоял небось целую минуту с глупым видом, пялясь на него. Он молчал — ждал, пока до меня дойдет. Ну да, конечно. Сегодня на Котляковском кладбище не только Ник отправился в новую жизнь. Еще кое-кто.

Кое-кто, имеющий для Германа значение гораздо большее, чем все московские некроманты, вместе взятые.

— Не знал, что у проклятых новая мода, — заметил я. — Убирать конкурентов чужими руками — это так по-человечески.

— О, это очень старая мода. — Он улыбнулся. — Настолько старая, что ее уже можно называть классикой. Но должен сказать, что я не планировал этого. Я недооценил вас. Приношу свои извинения.

Разговаривать, стоя в дверях, было неловко, но в квартиру пускать я его не собирался. Ни за какие коврижки. Даже один вампир, который может беспрепятственно зайти к вам в гости — это слишком много. Два — совсем перебор.

— Полагаю, вы не согласитесь взять у меня деньги, — сказал Герман. — Не в качестве платы за работу, разумеется, поскольку мы вас не нанимали. В качестве, скажем, извинения за причиненное беспокойство.

— Правильно полагаете.

Я хотел бы выразиться покрепче, но, если вампир может быть вежливым, я тоже могу.

— Так я и думал. — Он коротко, энергично улыбнулся. — В таком случае у меня есть для вас подарок. Извольте его принять.

В его исполнении это прозвучало, как приказ. Не переступая порога, он протянул мне кожаный шнурок.

— И что это? — спросил я.

— Поводок.

— У меня нет собаки.

— О да! — Герман усмехнулся. — У вас есть кое-что получше. Вампир.

— Вы серьезно? — спросил я.

— Более чем, Кирилл Алексеевич, более чем. — Шнурок танцевал в его пальцах, как веревочка для «кошачьей колыбели». — Возьмите, не отказывайтесь. Может быть, это именно та нить, на которой подвешена ваша жизнь. Теперь, когда мы убили Рамону Сангре, ее детям придется несладко. Между ними начнется война, в которой им потребуются любые ресурсы. Мне вряд ли удастся сразу привести их к покорности, на это нужно время.

— Я не очень интересуюсь политикой. Тем более — вампирской, — сухо сказал я.

— И весьма напрасно, — отозвался он. — Пока все не успокоится, вам будет грозить смертельная опасность. Дети Сангре будут убивать друг друга в надежде стать новым владыкой гнезда. Вашей жене… извините, вашей бывшей жене, Веронике, понадобятся силы, чтобы выиграть. Именно вы были первой ее жертвой, вы привязаны к ней. По нашим законам вы ей принадлежите.

— Я не вампир. И плевать я хотел на все вампирские законы с высокой башни, — сообщил ему я, собираясь захлопнуть дверь у него перед носом.

— Она будет охотиться на вас, — мягко сказал он. — Вы — ценный приз. У вас много силы и серьезная репутация. Если она сможет на самом деле присвоить вас, с ней будут считаться.

— «Присвоить»?

— Сделать вас своим живым слугой, — пояснил он. — Среди немертвых это считается доказательством силы.

— И она способна это сделать? — спросил я. Дурацкий вопрос. У меня не было никаких гарантий, что он ответит честно.

— Вероника — одна из наследниц Рамоны Сангре, — сказал он. — Теперь, после смерти матери, к ней перешла часть ее силы, и вы не справитесь с ней, когда она придет за вами. Или, возможно, за кем-нибудь еще, кто вам дорог.

Я вспомнил, как быстро затянулась дырка, которую я проделал в Веронике.

Она вернется. Я знал это так же четко, как то, что завтра — Новый год. Может быть, я выиграл пару дней или даже недель, всадив в нее пулю из цыбулинского пистолета. Но этого и близко недостаточно, чтобы те, кто прячется у меня дома, могли чувствовать себя в безопасности. И не надо мне говорить, что об этом следовало думать раньше, до того, как устраивать убежище в собственной квартире.

Во-первых, сам знаю.

А во-вторых, в нее точно не смогли бы попасть ни родственнички Анны-Люсии, ни одуревший от вседозволенности некромант, за которого Марго умудрилась выйти. Разбираться с проблемами по мере их поступления — не самый лучший выход, но иногда он — единственный. Нельзя заранее защититься от всех возможных врагов. Во всяком случае, у меня это никогда не получалось.

— И чем мне поможет ваш шнурок?

— Мой, как вы выразились, шнурок — это повод покорности — ответил он. — Старые немертвые не доверяют никому, и меньше всего — своим наследникам. Именно поэтому они так долго живут. Тот, кто владеет поводом, всегда знает, что творится внутри вампира, из которого он вырезан.

Отлично. Вежливый интеллигентный кровосос принес мне в подарок кусок шкуры моей бывшей жены, чтобы я смог разобраться в ее нежной душе. Кажется, я уже говорил, что эта неделя у меня выдалась особенно богатой на предложения с подвохом. Подними труп — получи кучу денег. Подпиши бумажку — стань членом суперкоманды с суперправами. Возьми этот прекрасный волшебный шнурок — и будь уверен, что узнаешь, когда чудовище решит нанести тебе визит.

— Зачем вам это надо? — спросил я.

Ну не было у меня никаких идей насчет того, за каким хреном этот парень отдает мне вещь, которая пригодилась бы ему самому. Он собирался выиграть свою маленькую гражданскую войну и получить всю власть, которая раньше находилась в руках Рамоны Сангре, но почему-то решил подарить мне поводок для Вероники.

— Я и так знаю, что у нее внутри. — Он улыбнулся, на мгновение обнажив клыки. — А вы — нет. И, возможно, никогда не знали — и это ваша главная ошибка. У вас не получится опередить чудовище, если вы не понимаете его.

— Вы хотите, чтобы я ее убил?

— Я склонен полагать, что вам самому эта мысль уже не слишком противна, но — нет. — Уголки губ снова разъехались. Переговоры типа «выиграть-выиграть», вот как это в американском маркетинге называется. Только на самом деле эта схема никогда не работает. Для того чтобы кто-то получил прибыль, другой должен уступить. И уступает всегда не тот, кому больше всех надо, а тот, кто привык уступать. — Повод не гарантия защиты, не инструмент управления, а я — не добрая фея, которая принесла вам хрустальные башмачки, что бы вы могли отправиться на бал. Может быть, мне просто не выгодно, чтобы у Вероники появился слуга, с которым я рискую не справиться.

Это был хороший ход.

Слишком хороший для того, чтобы я на него купился. Это было, как если бы он признался, что боится меня. И я был бы дураком, если бы в это поверил.

— Мы не так ужасны, как вы считаете, — добавил Герман. — Возьмите повод. Я не думаю, что вам понравится то, что вы увидите, воспользовавшись им, но мне бы хотелось, чтобы вы это сделали. Наверное, это единственный для вас способ узнать одного из нас достаточно близко, чтобы понять некоторые важные вещи.

В ФБР есть отдел, который занимается анализом поведения преступников. Его сотрудники не выписывают штрафов, не допрашивают свидетелей и не сидят в засадах, вооруженные большими черными пистолетами, но за последние десять лет этот отдел сделал для повышения раскрываемости преступлений больше, чем все нью-йоркские детективы, вместе взятые.

Их задача — влезать в шкуру плохих парней. Разговаривать ими. Притворяться ими. Мыслить, как они. Не самая приятная работа, если вдуматься. Но если ты знаешь, почему тридцатилетний бывший бухгалтер покупает торговый фургон без окон и притворяется фотографом, чтобы заманивать в него девочек-подростков, ты можешь предсказать, что он будет делать дальше. И тогда, возможно, следующая жертва останется в живых и даже не узнает, что ей угрожала опасность.

Ради такого стоит покопаться в дерьме. Я протянул руку и принял подарок. Мне уже все это не нравилось. Единственное, чего я хотел, — это иметь к вампирам и вампирской политике как можно меньше отношения. Но это не достаточно веская причина, чтобы дать бывшей жене превратить меня в слюнявого живого зомби.

В конце концов, выбросить эту штуку я смогу и после того, как Рашид ее проверит.

— Вы не доверяете мне, — огорченно заметил Герман.

— А по-вашему, должен?

— Нет. Но могли бы, — сказал он. — Во всяком случае, вы не видели от меня никакого зла. Я искренне старался помочь вам

Он был прав. Неприятно было признавать это, но он действительно был прав.

— Даже не знаю, что сказать. — Я помолчал. — Может быть, потому, что вам это было выгодно?

— Не без этого. — Он кивнул. — Но у нас с вами в самом деле есть общие интересы и некоторое сходство во взглядах. Мне хотелось бы, чтобы вы понимали это, Кирилл Алексеевич. Я привык к этому городу, он мне нравится, и я намерен превратить его в место, где можно жить, а не только выживать, перегрызая друг другу глотки. Подумайте об этом.

Может быть. Не сейчас.

Приятно было бы поверить ему. Вот этот парень получает свою власть, и все наши проблемы волшебным образом исчезают, потому что мы все вместе над этим работаем. Москва — опасный город. Чистые скверы. Кладбища, на которых люди занимаются оплакиванием своих умерших близких, а не черной магией. Стройплощадки, на которых в нормальных условиях за деньги работают нормальные живые строители.

Никаких зомби в метро, на вокзалах и в пригородных электричках.

Отличная тема для рекламного буклета кампании «За сотрудничество с вампирами».

Проблема в том, что я знал о немертвых одну вещь, которая ставила крест на всех прекрасных сказках Германа. Вампир, который не творит зла, умрет с голоду. И никакая кровь ему не поможет.

— Я уже подумал, — надеюсь, в моем голосе было достаточно язвительности и не слишком много пафоса, — и работать ни на вас, ни с вами впредь не собираюсь. Не в моих правилах связываться с теми, у кого нет принципов.

— У меня они есть, — сказал он.

Мне очень хотелось спросить: «Тогда где вы их прячете?», но я промолчал. Думаю, с него бы сталось показать. И я сильно сомневаюсь, что мне бы это понравилось.

Я был почти уверен в том, что он не соврал. У него действительно были принципы, просто очень мало. Такие, как, например, «не пытайся убить прародителя своего, пока не станешь сильнее, чем он». Или «не ешь после шести». В его случае это, вероятно, звучало как «после шести утра», но смысл тот же.

— Я вас не тороплю. — Герман мягко улыбнулся и, не дожидаясь, пока я закрою дверь, скользнул к лифтовой площадке. Звука вызываемого лифта я так и не услышал. То ли ему нравилось бегать по лестницам, то ли он превратился в летучую мышь и воспользовался окном.

Мне это сейчас не очень интересно было.

Я включил компьютер и, пока он загружался, сварил себе кофе. По-хорошему, это следовало сделать в турке на плите, добавив в кофейный порошок имбиря, кардамона, корицы и гвоздики, но мне сейчас не до того было, чтобы гурманствовать. Достаточно было получить хорошую дозу кофеина, который не позволит мне свалиться раньше, чем я разберусь с проблемой. Современные капельные кофеварки с этой задачей вполне справляются, а большего и не надо. Во всяком случае, пока.

Мне повезло — вебдизайнер Никита, живущий неподалеку от города Натон на острове Самуи, был в скайпе, и я написал ему. Пару лет назад мне повезло отбить его у стаи гулей. Понятия не имею, чем он их так взбесил, но я застрелил троих прежде, чем до них дошло, что ужин отменяется. Он пробовал потом работать с нами, но после пары вылазок сломался, купил билет в Бангкок и, сдав квартиру в Жулебино, снял домик в спокойной тайской провинции.

Я видел этот домик на фотках. Он сделал из него крепость, хотя в условиях Самуи это совершенно не требовалось. Чем меньше людей вокруг тебя, тем ниже шанс нарваться на стайную нежить. В этом смысле Москва — идеальный питомник.

— Что ты делаешь? — спросила Анна-Люсия, настороженно следя за моими манипуляциями.

— Исправляю свою ошибку, — буркнул я. И услышал, как Марго порывисто вздохнула. Обернулся.

— Слушай, я хотел тебе сказать насчет того… — начал я.

— Ты не должен мне ничего объяснять, — прервала она меня. — Тебе лучше знать, как надо поступить.

Она сидела на моей кровати, уткнувшись взглядом в пол. Моя рубашка была ей великовата, но не так, чтобы очень. А старые джинсы, вылинявшие почти до белизны, вообще как будто на нее были шиты, только ремень затянуть пришлось. Я уже говорил — до Шварценеггера мне далеко. Иногда это плохо, но сейчас к лучшему, потому что женских шмоток у меня дома не водилось. Вещи Вероники я еще несколько лет назад на помойку отнес, а после этого ни у кого не было шанса забыть лифчик или юбку в моей квартире. Не тот у меня образ жизни, чтобы его с кем-то делить.

Мне стоило бы чаще об этом вспоминать. Нормальные люди не пытаются строить отношения в жерле вулкана, который в каждую минуту взорваться может. Есть правило, согласно которому собой рисковать — это еще куда ни шло, а вот подставлять под удар других людей я не имею права.

Может, у людей, работающих в офисе по восемь часов, а потом приходящих домой, чтобы посмотреть телевизор и выгулять собаку, скучная жизнь. Но каждый из них может выдать кусок этой жизни кому-то еще. Ходить с другим человеком в кино, ездить с ним на дачу, делать ремонт и кататься на велосипеде летом. Вдвоем. А если повезет, то и детей завести, водить их в зоопарк, детский сад, школу — не знаю, куда еще принято их таскать. И не бояться, что однажды ночью придет кто-то, кто убьет всех, кого ты любишь. Только затем, чтобы превратить твою жизнь в ад.

Человеком, который живет в аду, очень легко управлять. Я знаю. Пробовал.

— Нет уж. — Я вздохнул. — Должен.

Мне нравится, когда все просто и ясно. Честное слово нравится. Но почему-то у меня так редко выходит.

— Ты уверен? — Анна-Люсия скользнула вдоль стены, уселась на стол передо мной и тряхнула головой — так, что волосы упали налицо черной волной, отгораживая ее от Марго. Но не от меня. — Не думаю, что ей стоит доверять. Она родилась жертвой. Она уязвима. Когда кто-нибудь…

— Тут есть штука одна, — я перебил ее, зная, что она от этого бесится, — я уже пробовал никому не доверять. Это не помогает.

По ее лицу скользнуло странное выражение — что-то среднее между гневом и болью — и пропало раньше, чем я смог его разглядеть.

— Ладно.

У Марго руки лежали на коленях, как у хорошей девочки, И пальцы подрагивали. Так бывает, когда человек готовится услышать то, чего не хотел бы знать. И я надеялся, что у меня хватит духу вывалить на нее хотя бы часть правды, которую она долго и вполне успешно пропускала мимо себя. Большинство людей никак не соприкасается с той стороной реальности, где я работаю. Это очень счастливое большинство. Оно твердо знает, что вампиров не существует, что смерть — это вечный покой, а люди, уверяющие вас в том, что занимаются магией и призывают духов, — шарлатаны. Никто не живет у них под кроватью и не щелкает зубами над ухом, когда они пытаются заснуть. Никто не крадется за ними в темноте, когда они добираются домой поздно ночью.

Мир турникетов, смартфонов и удобных шаблонов, заставляющих вас верить в то, что все в порядке, — это хороший мир

Но Марго уже не была в нем.

— Ты помнишь, что произошло в квартире, где ты жила? — осторожно спросил я.

— Нет, — быстро ответила она.

— Врет, — выплюнула Люс. — Я говорила, ей нельзя доверять.

— Я не хотела, чтобы так вышло. — Марго съежилась, закусила губу. — Прости, я больше не буду.

Блин, ну не знал я, как с ней разговаривать. Попробовал аккуратненько, по схеме «твоя мама сидит на крыше» — психанула, закрылась. Испугалась, точно я ее наказывать собирался.

— Он хочет сказать — я не человек. — Люс соскользнула со стола и подошла к Марго. Очень медленно, покачивая бедрами, как будто ее больше интересовало, как она выглядит, чем предмет разговора. — Я — что-то вроде того парня, который приходил из ниоткуда, когда ты звала его. Только Кир — не такой размазня, как ты. У него есть свой способ заставить меня делать то, что ему нужно.

— Люс! — рявкнул я.

— Малыш, ты совсем не понимаешь девочек, так что помолчи. — Она отмахнулась и присела на корточки напротив Марго. Подняла руку, коснулась ее лица. — Он хочет сказать, что я не его любовница и не кто-то, на ком он мог бы жениться, чтобы наделать детей и умереть в один день. Я — такая же тварь из бездны, как твой бывший дружок, только с сиськами. Вoт и вся разница.

От нее вдруг потянуло чем-то хищным. В привычном, уютном бардаке моей комнаты это было как движение в темных зарослях, ухваченное краем глаза, когда ты знаешь, что поблизости бродит тигр. Еще не такое движение, как если бы он бросился на тебя, но все равно чертовски страшно. У меня в голове тренькнул тревожный звоночек. Может быть, мне стоило оставить их наедине. Унести свою принципиальную задницу на кухню, потому что все это представление не столько для Марго разыгрывалось, сколько для меня.

Спектакль под названием «Я помню, кем ты меня считаешь, и мне обидно».

Вместо этого я нажал «ввод», закончив объяснять Никите, что от него требуется, и сказал:

— Прекрати ее пугать. Ни к чему это.

— Некоторые вещи трудно передать словами, — не оборачиваясь, отмахнулась Люс. — Я знаю это, потому что я тоже немножко девочка, пусть ты и совсем не помнишь об этом, малыш.

И тут я увидел, что Марго улыбается.

— А я-то думала, что и впрямь спятила, — сказала она.

— Во мне течет кровь Кира. — Голос Анны-Люсии наполнился бархатными нотками. Что-то перекатывалось внутри ее слов, как стеклянные шарики в мягкой игрушке. Пересыпалось, как песок в часах. — Я была с ним, когда никого не было. Вы говорите о других, которых любите, — любовник, брат, сын. А теперь закрой ушки, малыш, потому что я скажу то, что нужно сказать, но что я никогда говорить не собиралась.

Вы верите, что я послушался? Нет? И совершенно правильно делаете.

— То существо, оно брало мою кровь… — начала Марго, но Люс аккуратно закрыла ей рот ладонью.

— В нем — моя кровь, во мне — его, — сказала она. — И он мне — я. У меня ничего нет, что было дороже него.

Черт, зря я действительно уши не заткнул. По крайней мере, можно было бы и дальше делать вид, что я не понимаю намеков.

— Мне нравится убивать, — продолжила она. — Всем, кто хоть немного похож на твоего прожорливого напарника, это нравится. У каждого из нас есть свои потребности. Я могла убить тебя так же легко, как сейчас вытираю твои слезы. Вместо этого я спасла тебе жизнь. И сделаю это еще раз, если понадобится. По одной причине — малыш любит тебя. И пока это так, я никому не позволю тебя обидеть.

Скайп квакнул. «Встречу, поселю, присмотрю. Что-то еще?»

Да, что-то еще. Убейте меня уже кто-нибудь.

— Твой напарник пугал тебя, потому что страх вызвать легче всего. — Интонации Люс можно было в чай класть вместо сахара, только по чуть-чуть, чтобы приторно не стало. Но, по крайней мере, она не пыталась Марго заморочить. В этот раз ее слова были просто словами. — Но таким, как я, годятся любые чувства. Страх. Гнев. Радость. Похоть.

— Любовь, — сказала Марго.

— Любовь, — согласилась Анна-Люсия. И вздрогнула, как будто ей холодно стало. — Только ее трудно достать. Это сложная в изготовлении штука, вот в чем дело.

— Я рада, что ты — чудовище. — Марго протянула ей руку и заставила сесть рядом. На мою кровать. Правильно, я считаю. Самое место для выяснения отношений. — С людьми мне как-то не очень везет в последнее время. Спасибо, что спасла меня.

— Обращайся в любое время. — Люс хмыкнула и торжествующе уставилась на меня — мол, смотри, как у меня получилось. Значительно лучше, чем вышло бы у тебя, даже если бы ты очень постарался. Я молодец?

И что мне надо было ей ответить, спрашивается?

— Отлично, — сказал я, следя за тем, чтобы у меня на лице ничего лишнего не отобразилось. — Осталось решить вопрос с документами.

Я и близко не понимал, что мне со всем этим дальше делать, а в таких ситуациях лучше всего заняться тем, в чем ты разбираешься. Обеспечение безопасности вполне подходит.

В принципе я мог позвонить Цыбулину. Не сомневаюсь, что он бы придумал, как провернуть то, что я собирался, но это вряд ли получилось бы мгновенно. Никакие паспорта не делаются в половине первого ночи за пару часов. Даже откровенно фальшивые. А мне требовалось что-то, с чем можно было пройти мимо пограничников, пусть даже тайских, не слишком внимательных к документам прилично выглядящих русских туристок.

— В каком смысле? — Это Марго.

— Один злой вампир решил, что будет забавно убить кого-нибудь из вас, чтобы мне насолить. Мы поспорили на этот счет сегодня внизу, в подъезде. И так уж вышло, что этот вампир может прийти сюда в любой момент. В любое место, которое будет хоть каким-то боком со мной связано. Поэтому на некоторое время вам обеим придется уехать в надежное место. За вами приглядит один хороший человек. Ненадолго, только пока я не разберусь с этим. У меня есть план. Я обещаю, что останусь жив и приеду за вами. Но есть загвоздка — документы. Без них я вряд ли смогу купить билеты на самолет. Есть идеи?

У Люс на лбу было ВОТ ТАКИМИ буквами написано, что она догадалась, о каком вампире идет речь. Но она промолчала. Это был поступок из тех, за которые ордена дают, но у меня при себе даже шоколадки не было. Ладно, в другой раз.

— Ты мог бы заплатить им побольше. — Люс пожала плечами. — Чтобы они забыли о том, что у нас нет документов.

Ну да, бытие определяет сознание.

С кем-то из Гемаланг Танах такой способ почти всегда работает, и это не считается неправильным. Хочешь особых условий? Нет проблем, просто заплати достаточно хорошо и получишь что угодно. Но с авиакомпаниями и пограничниками это обычно не прокатывает. Или, может быть, у меня просто никогда не было таких денег.

— Есть правило, по которому ты должен показать документы, если хочешь войти в самолет, — пояснила Mapго. Голос у нее был тихим и бесцветным, как вода. — Мой паспорт не знаю где. Я давно его не видела. Не помню, чтобы у меня вообще был загран. Ничего… Это ничего, может быть, все и обойдется.

Знаете, когда в кино кто-то так говорит, тут же случается какая-нибудь жуткая хрень. Видимо, я слишком много таких фильмов смотрел, потому что чуть со стула не свалился когда этажом выше чем-то об пол бухнули. Звук такой, как будто шкаф рухнул. Ночью такие вещи особенно эффектно выходят.

— Как он выглядит, твой документ? — спросила Люс. Паспорт обнаружился за монитором, хотя я его точно туда не клал.

Ладно, почти точно.

В моей квартире с вещами вечно что-то странное происходит — их почти невозможно обнаружить там же, куда клал. Во всяком случае, куда помнил, что клал. Мне давно было пора разработать четкую систему, при которой у каждой вещи было бы свое место, и приучиться класть их на это место, но как-то руки никогда не доходили. Если меня не убьют на неделе, обязательно этим займусь.

Обещаю.

— Только фотография другая и номер, — уточнил я. — Каким он должен быть, чтобы все правильно выглядело, я понятия не имею.

— Ты всегда слишком беспокоился о неважных вещах. — Анна-Люсия вздохнула. — Это съедает половину твоей жизни, и так не слишком длинной. Казалось бы, чего проще — позволить человеку решить, что у тебя правильный документ.

— Ты можешь это сделать?

У нее лицо сделалось такое, словно я что-то неприличное сказал.

— Я не совсем беспомощна, — хмыкнула она.

— И какой номер паспорта мне указывать?

— Один. Два. Три. Четыре. Какой угодно. Это не имеет значения, — Она пробежалась по клавиатуре, едва касаясь кнопок кончиками пальцев. — Если ты заплатишь, у нас будет право войти в самолет. Им придется признать это.

Ее глаза на мгновение полыхнули алым.

— Есть условие, — сказал я. — Никого не убивать.

— Ты лишаешь меня сладкого, — промурлыкала она. — Впрочем, всегда можно убедить сомневающегося, если точно знаешь, что прав.

Конечно, как я мог об этом забыть?

«Ты должен смешать свою кровь с моей, чтобы я всегда могла прийти к тебе на помощь». Вы сильно ошибетесь, если решите, что парню вроде меня такая идея могла бы сразу и безусловно понравиться. Особенно если учесть, что прежде чем сказать это, Анна-Люсия выволокла у меня из-под кровати монстра и, чавкая, сожрала его на моих глазах. Не совсем тот урок, который помогает установить доверительные отношения с перепуганным ребенком.

Она знала, что играет на моей стороне. И этого было достаточно, чтобы я ей тогда поверил.

Надеюсь, что с пограничниками и сотрудниками авиакомпаний это тоже сработает.

Я проверил счет, переоформил билет, поменяв имя и дату, купил второй. Некоторые считают, что сверхъестественные существа запросто могут бесплатно проходить в метро и летать в самолетах, но это не так. Насчет метро я не совсем уверен, но с самолетами принцип простой — если ты не купишь билет, тебе придется лететь без места, а на девятичасовом перелете это не слишком удобно.

До рейса оставалось пять с половиной часов, и я вызвал такси. На Марго я смотреть избегал. Надо же было Люс такое ляпнуть — «малыш любит тебя»! Она спросила вообще, нужно ей это? Это у нее все просто: эмоции — это сила, которой не разбрасываются. Если кто-то любит тебя, ты неуязвим и все такое. У людей все немножко сложнее. Марго очень хотела, чтобы я сегодня остался в живых, но это отнюдь не значило, что она знала, что с моей любовью делать. Если честно, я сам не знал.

Это не такая штука, от которой всегда польза бывает. Иногда она просто есть, и ты понятия не имеешь, куда ее девать, Муж Марго был маньяком. Пару часов назад он умер, и я был к этому причастен. Я держал его на границе между рождениями, не давая уйти, пока он не сгорел заживо, спасая жизнь мне и одному шестилетнему герою. Моя бывшая жена, с которой я официально так и не развелся, собиралась убить Марго, как только представится удобный случай. Согласитесь, это не самый лучший расклад, чтобы подкатывать с дурацкими признаниями к девушке, отношения с которой мне не светили и тогда, когда я был гораздо больше похож на нормального человека.

Налички, оставшейся у меня, хватило ровно на то, чтобы заплатить водителю. Ночью в Домодедово экспрессы не ходят, а на машине следует выезжать сильно заранее.

Пробки.

Было, наверное, часов шесть утра, когда я проснулся — внезапно, как будто кто-то ткнул меня под ребра.

В комнате пахло гнилью и стояла тьма, такая плотная, что было трудно дышать. Так, как будто вообще нигде нет никакого солнца. Зимой в Москве светает около восьми, и когда ты просыпаешься ночью, может показаться, что свет — это всею лишь выдумка для тех, кому слишком страшно жить в темноте. Паршиво, если в этот момент ты один. Если есть, кого взять за руку, становится легче, а так остается только заставить себя спустить ноги на пол и тащиться на кухню пить кофе.

Обычно так начинается паническая атака, а это не такой приступ, при котором можно выпить таблетку, перевернуться на другой бок и снова заснуть.

Map здесь оказаться не могло. Не то чтобы я самый крутой в Москве специалист по ритуальной магии, но защитить свой дом от низших духов — элементарная задачка. Полынь и святая вода из ближайшей церкви отлично с ней справляются, даже заговор читать не обязательно. Многие читают, я знаю, но это работает, только если ты думаешь, что это поможет. На самом деле мары плохо понимают человеческую речь.

Они просты.

Запах полыни им неприятен, святая вода жжется, а общий настрой, с которым проводится ритуал, ясен безо всяких слов — их не хотят здесь видеть. Этого достаточно, чтобы они отправились искать добычу в какое-нибудь другое место. Тем более что этих других мест полно. Больницы, например, или тюрьмы. Любое скопление людей, которым по-настоящему плохо.

Кофеварка была в ударе. Настолько омерзительного кофе я давно не пил — это оказался такой шедевр, что я проснулся окончательно.

И когда это случилось, я услышал, как кто-то проводит пальцами по стеклу. Кр-раш. Кр-раш. Пауза. Кр-раш. Я поднял голову.

Он висел в холодной, черной пустоте за моим окном. Фонари не горели — ни один чертов фонарь. И луны не было, хотя ей следовало сегодня работать.

У Ника было бледное, мертвое лицо и совершенно седые волосы. Он смотрел на меня не отрываясь, так внимательно, как будто от этого зависело что-то важное. Пижама с воздушными шариками, желтыми, красными и голубыми странно смотрелась на взрослом человеке.

Кр-раш. Кр-раш.

Скрюченные пальцы скользили по стеклу. Ник шевелил губами, но слов слышно не было. И вообще тишина стояла такая, что хоть запасай ее в батарейках, чтобы днем расходовать.

И я открыл форточку.

Знаю, это одна из самых больших ошибок, когда человек ночью открывает монстру окно, чтобы тот мог войти. Но у меня форточка сеткой затянута — от ночных бабочек. Если живешь на четвертом этаже рядом с парком, то летом это серьезная проблема. И я не приглашал его войти. Некоторые думают, что для призраков это не имеет значения, но так уж вышло, что некоторые правила распространяются на всех. И я умею этим пользоваться.

Потому что если бы не умел, давно бы закончился.

Он звал меня по имени, и голос был глухой, гулкий, лишенный интонаций.

— Кирилл. Кирилл. Кирилл. — Это звучало как заклинание.

— Я здесь, — сказал я. — Чего ты хочешь?

Из его горла вырвалось шипение, но на лице, безучастном и спокойном, как у всех мертвецов, это никак не отразилось. У него не двигались ноги, совсем — свисали, как две макаронины, как будто ни костей, ни мышц в них не было. Я почувствовал, как холод коснулся меня изнутри. Никак он не мог мне повредить. Никак. Призраки не настолько сильны, чтобы представлять реальную опасность для живого человека. Я отлично это знал, но знание — не очень хорошее оружие против страха.

Вдох. Выдох.

— Зачем ты пришел?

— Я хочу, чтобы ты понял, что сделал со мной, — прошелестел он.

Я вцепился пальцами в подоконник, заставляя себя дышать. Пульс разогнался, волосы пропитались потом, и сердце долбилось о ребра — так, что я это чувствовал. Чисто физиологические симптомы обычной панической атаки. Бывает. Перегрузился. Слишком много психовал в последнее время. Ник, наверное, так и нашел меня — по запаху страха, с которым я проснулся.

— Я понимаю.

— Вряд ли, Кирилл. Вряд ли. — Интонации были такими же ровными и безжизненными. Не знаю, почему в его словах мне почудилась ирония. — Мне пришлось постараться, чтобы принести тебе это понимание. На блюдечке. С каемкой.

Меня долбануло так, что я едва не скорчился возле батареи, На пике этого состояния иногда бывает так, что ты чувствуешь — всей шкурой, всем телом — сейчас умрешь. Это неправда, но ощущения незабываемые и очень правдоподобные.

— Я не уйду, пока ты не возьмешь его, — добавил Ник.

«Кр-раш. Кр-раш», — говорили его пальцы, как будто он до сих пор рассчитывал, что я не выдержу и впущу его. Просто чтобы это закончилось. Хороший расчет. Если бы я не привык испытывать страх, это могло бы сработать. Я боялся, стоя перед закрытым окном. Меня трясло, так страшно было. Но это не мешало мне соображать.

Призраки настырны и упорны. У них в запасе — все время мира. В отличие от меня.

— Ладно, — сказал я. — Давай свое понимание. Прямо оттуда, где ты есть. И после этого ты оставишь меня в покое.

— Надеюсь, — отозвался он. — Надеюсь, что я смогу это.

Не понял?

Это как расценивать надо? Призрак — не человек, у него нет органов для надежды. Его нельзя спасти от того, что он вынужден переживать. Это всего лишь слепок реального человека, который давно ушел дальше по дороге рождений. Мне было известно только одно допущение, с помощью которого… И вот тут меня накрыло по-настоящему, я даже мысль до конца не успел додумать.

Марта Ангелика Нойманде встала с постели, как вставала тысячу ночей до этого. Она делала это всякий раз, когда этот сон приходил за ней, но сейчас все было иначе. Сейчас она точно знала, что на самом деле является правдой, а что она выдумала для себя, желая убежать от нее.

Она посмотрела на крепко спящего мужа (у него волосы растрепались, и взъерошенная челка легла поверх левого глаза) и вышла из спальни. Она постояла возле двери в детскую, очень долго и очень тихо, но войти так и не посмела. Ее дети были чистыми, а она — грязной. И не стоило приносить грязь в их комнаты.

Я видел ее так же четко, как если бы стоял перед ней, и то, что она сделает потом. Марта Ангелика Нойманде спустится вниз, возьмет кухонный нож и запрется в гараже. Она будет тыкать себя этим ножом, пока не потеряет сознание, надеясь, что у нее получится наказать себя достаточно. Достаточно жестоко, чтобы заслужить собственное прощение.

Я не был уверен, что она умрет от этого. Может быть, утром ее найдут дети или муж и она все еще будет жива. И, может быть, она найдет способ справиться со своей памятью. Или выйдет так, что однажды ночью она обольет себя бензином и подожжет, вспоминая, как это уже помогло ей раньше, тогда, когда она еще не была Мартой Ангеликой Нойманде. По большому счету она никогда полностью не была ею, потому что у нее ни разу не получилось надолго забыть о том, как Игорь Папернов стоял посреди Котляковского кладбища, и знал, что он проклят.

Это всегда возвращалось за ней.

Факт, что иногда с людьми случаются ужасные вещи. Такие, о существовании которых вы предпочли бы не знать — просто чтобы продолжать верить, что мир все-таки не такое плохое место и в нем можно жить. Их много. Дахау. Освенцим. Маленькие комнатки для особенных операций, который делают девушку порядочной — так, что она потом месяц не может встать и плачет каждый раз, когда муж приходит к ней осуществить свое право. Машины возле торговых центров, скрывающие внутри себя парня с ножом, выглядывающего симпатичных мальчиков. Ямы под полом обычного загородного дома, где можно держать хоть десяток рабов — никто не услышит. Или еще когда тебя нанимают на работу, а потом отбирают паспорт и запирают в вонючей квартире, где ты будешь дыркой для тех, кто туда придет. Есть масса вещей, которые одни люди делают с другими — и это не получается забыть даже тогда, когда ты выберешься в безопасное место.

Если ты выберешься в безопасное место.

Нику, например, не повезло. Он не смог. Даже став Мартой Ангеликой Нойманде, он все еще оставался некромантом, умирающим на Котляковке.

Окно передо мной было подобно луне: его свет резал мне глаза, и я понял, что наступило утро. Отвернулся. На негнущихся ногах дошел до стола. Рухнул на стул. Кофе вонял, и это просто отлично было.

Бывают плохие вещи. Они помогают понимать, куда лучше не соваться. Столкновение с плохими вещами позволяет набраться опыта, и это — часть жизни, через которую мы проходим, чтобы стать лучше. Возможно — лучше. А я сделал с ним ужасную. Пока он был мертв, открыт и никак не мог ни защититься, ни пожаловаться, ни получить помощь, я вывалил на него все то, что он сделал, и держал его в этом, как котенка в ведре с водой, не давая всплыть. И мне не было его жалко.

Возможно, потому, что я тоже был монстром. Правильно ли я поступил? Я не знаю. Бывает, что черные ящики не открываются даже после того, как мы делаем выбор.

Будет ли мой поступок иметь какие-нибудь последствия? Почти наверняка, как все, что мы делаем. Наверное, я не раз и проснусь с воплем, увидев, каким ужасом постепенно наполняются глаза беспомощного человека, моей властью и моей волей втиснутого в уже мертвое тело. Я знаю, что однажды мне придется расплатиться за это.

Все, что я могу, — это быть к этому готовым. Ник молчал, а я сидел над чашкой кофе и смотрел, как он растворяется за окном. А потом, когда солнце совсем взошло и я остался один, я прошлепал в ванную и пустил воду, такую горячую, какую только мог выдержать.

Считается, что от себя не отмоешься, но у меня это получилось. Дегтярное мыло — отличная вещь.

Рекомендую.

Мегатрон Гориллаз

опубликовано: 28.12.13 в 20:05


Так же ищут

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!