Сергей Демьянов - Некромант. Такая работа (Боевая фантастика - Часть 5)

Предыдущая частьЧитать сначала...

Пятая часть

Очень мне не понравилось, как она это сказала. У нее в одно безобидное слово получилось поместить больше крови и боли, чем у некоторых — в книгу о средневековых пытках.

И в этот момент я почувствовал еще кое-что

Кто-то стоял за дверью и ждал, что ему позволят войти, ощущение было, как будто я паутину лицом поймал — так иногда бывает, когда бежишь по лесу. Я дернулся и заставил нас с Мартыновым развернуться. Это стоило мне еще одного синяка на спине. Плевать. От синяков не умирают.

Одна из вошедших была изящной, тонкой в кости брюнеткой, немного похожей на Лив Тайлор. Во всяком случае, губы у нее были такие же красивые.

— Мы опоздали, мама, прости, — сказала она. — Ника очень медленно просыпалась.

— Я не сержусь на тебя, дорогая, — мягко ответила Рамона. — Вы вовремя.

Улыбка у нее была как прочерк ястребиного крыла над головой кролика. Чертовски удачный сюрприз, ничего не скажешь.

Второй была Вероника.

У меня куртка промокла изнутри. Мне только что прокомпостировала мозги древняя нежить. Недавно обращенный вампир заломил мне руки за спину. И даже пистолета под рукой не было. Самый подходящий видок, чтобы столкнуться с бывшей женой.

Я выглядел как дерьмо, но это было еще не самое худшее. Гораздо неприятнее, что теперь я и чувствовал себя как дерьмо.

Бывает так, что ваш близкий человек умирает. Это горько и несправедливо, но даже после этого вы можете попытаться жить дальше так, как будто все в порядке. Некоторым это удастся. Бывает и так, что ваш близкий человек становится вампиром. Это почти то же самое, за исключением того, что мертвец ходит и говорит.

И хочет вас убить.

Почти всегда хочет.

Пять лет назад я выкинул Веронику из своей жизни и с тех пор надеялся больше никогда не видеть. Я переехал. Навесил на дверь целый набор разнообразных замков. Провел несколько последовательных защитных ритуалов. И приучился перед сном класть оружие так, чтобы до него легко было дотянуться. Дома мне было чем ее встретить.

Я должен был подумать об этом прежде, чем приходить сюда. Знаете, вероятность встретить вампира в гнезде вампиров очень высока. Была только одна причина, по которой я это прощелкал. У всех нас есть вещи, о которых мы стараемся не вспоминать, пока это возможно. Они просто выпадают у нас из головы, как ключи из кармана. Иногда это бывает ерунда, вроде необходимости позвонить человеку, который вам очень не нравится.

Но чаще дела обстоят намного хуже. Примерно как у меня. Чем гаже, больнее и постыднее то, что прячется в вашей памяти, тем упорнее вы стараетесь не обращать на это внимания. Просто потому, что у вас плохо получается с этим жить.

Вероника смотрела на меня, насмешливо скривив рот. Это ее не портило. Такое лицо в принципе довольно сложно испортить дурацкой гримаской. В правой руке моя бывшая жена держала мой мобильник. Это выглядело так, словно она сама его украла, но я знал, что этого быть не могло. Если бы она залезла ко мне в карман, я бы это и во сне почуял.

— Поговори со своим мужем, дитя, — сказала Рамона. — Может быть, так он поймет, что послушание — это выгодно.

Сейчас ее голос шелестел мертвыми листьями, медленно опускающимися на холодную землю. Вероника скользнула ко мне, расстегнула молнию на моей куртке и прижалась всем телом. Так, что я ощутил ее соски. Ее окутывал душный запах пудры, от которого у меня зачесалось в носу. Тонкий аромат начинающегося разложения под ним едва угадывался.

Любопытно. Похоже, ей давно не приходилось питаться.

— Как я рада, что ты пришел, дорогой, — прошептали она. — Чего бы тебе хотелось сегодня?

Лучшее, что она могла сделать для меня, — это оставить в покое. Интересно, что получится, если я чихну прямо ей в волосы?

— Как обычно, — ответил я. — Чтобы тебя не было. Это возможно?

— Ты боишься меня, любимый. Именно поэтому ты говоришь мне такие злые и несправедливые вещи. А ведь это я сделала тебя таким, какой ты есть. — Ника улыбнулась, показывая, что не сердится на меня. — Я подарила тебе этот прекрасный новый мир, о котором ты даже не узнал бы без моей помощи.

Прекрасный новый мир? Это тот, в котором вампиры живут рядом с людьми? С одной стороны, конечно, лучше знать о таких вещах, чем не знать. Вот только с другой стороны, я был гораздо счастливее в своем неведении.

— Знаешь что? — сказал я. — Лучше бы ты оставила свой подарок себе. Моя жизнь нравилась мне гораздо больше, пока в ней не появилась ты.

— Я в твоей крови, Кир. — Ника одним пальцем погладила мою вспотевшую шею. — И это значит, что тебя всегда будет тянуть ко мне.

Черт.

У меня и правда внутри что-то дрогнуло. Сердце? Нет, скорее — печень.

Пять лет назад я чуть не сдох, вытравливая из себя ее слюну. Выл, промывая укус святой водой пополам с медицинским спиртом, бился башкой о стену ванной и почти ничего не ел. Перепробовал все антигистаминные препараты, которые смог найти. Лучше всего был кларитин, но и он не со всем справлялся.

Я почти не сомневался, что умру, но и это казалось мне неплохим выходом. В первый раз всегда бывает трудно. Потом то ли привыкаешь, то ли взаправду легче становится.

— Это ничего не значит, — сказал я. — Ты мертвая. А я не страдаю некрофилией. Если ты не заметила, от тебя воняет.

Глаза у нее опасно сузились. Она выгнулась, как кошка. Только что не зашипела.

— Я могла бы убить тебя прямо сейчас, — очень тихо сказала Ника.

— Не могла бы. Кишка тонка, — мстительно сказал я. — Хозяйка не позволит.

Этот козырь крыть ей было нечем, однако я здорово рисковал, целенаправленно выбешивая ее. Молодые вампиры нередко теряют над собой контроль, а Ника была слишком близко от меня, чтобы Рамона или кто-нибудь из ее приближенных успел среагировать. Веронику, конечно, наказали бы, но позже, когда мне от этого не стало бы ни тепло ни холодно.

Сам не знаю, что на меня нашло.

Может быть, дело было в том, что я действительно ее ненавидел. Так часто бывает, если люди расстаются по-плохому.

В мире существует не так много вещей, с помощью которых мне можно сделать больно. Я не имею в виду — ногу сломать или по почкам врезать. Обычная физическая боль — не самая страшная штука. Тем более что заживает на мне все как на собаке, лишь бы сумел до больницы доползти.

Я уже говорил, что вампиры — это зло? Наверняка.

Им нравится пугать, но еще больше им нравится, когда удается найти уязвимую точку внутри человека и давить на нее, питаясь волнами боли. Унизить того, кто не переносит унижения. Втереться в доверие и обмануть, если для тебя обман близкого — хуже смерти. Вывернуть наизнанку все твои слова и поступки, убедить в том, что ты не заслуживаешь права жить — и оставить рядом, не позволив покончить с собой. Любоваться и напоминать, что ты все еще никуда не годишься. Это как клубника со сливками.

Говорят, что люди всегда помнят свою первую любовь, даже если она не перерастает ни во что серьезное.

Поверьте мне, своего первого вампира человек помнит куда лучше. Это как неудачно сросшийся перелом, который у вас всегда будет ныть к перемене погоды.

Не смертельно, но навсегда.

Неудивительно, что Рамоне понравилось наше маленькое представление. Она негромко рассмеялась и — я не заметил, как это произошло, — вдруг оказалась совсем рядом со мной, Так близко, что это было почти невыносимо.

Я не видел, как она двигается, когда она этого не хотела.

Плохой признак. Очень плохой. Если ей вздумается убить меня, она это сделает.

— Как это прекрасно! — воскликнула она. — Нет ничего лучше новой встречи старых любовников. Я так рада, что смогла развлечь тебя!

— Отличное шоу, — сказал я. Голос у меня не дрожал. Просто молодец, ничего не скажешь. — Я все понял. Теперь мы можем перейти к тому делу, ради которого вы меня сюда позвали?

— И что ты понял, чачо? — Она буквально лучилась дружелюбием. — Я хочу, чтобы ты сказал это вслух. Пашенька, теперь ты можешь отпустить мальчика.

Это оказалось дико приятно — наконец-то опустить руки выпрямить спину. Так приятно, что я чуть не застонал. Рамона едва взглянула на Веронику — и та резво метнулась к дальней стене. Это оказалось еще приятнее.

— У вас есть отличный способ отравить мне жизнь, если я не соглашусь, — признал я. — Спасибо, что хоть предупредили.

— Мне не нужно мучить тебя, чачо, — улыбнулась Рамона. — Только заставить сделать то, о чем я прошу. Я очень практична, но отнюдь не жестока. Во всяком случае, не всегда жестока.

Ага. Кому-нибудь другому расскажи эту сказку. Если бы не дело, для выполнения которого я требовался ей живым и по возможности здоровым, она бы с удовольствием запытала меня насмерть прямо здесь. Эдакое приятное дополнение к интересной беседе.

— И чего вы хотите? — спросил я.

— Я хочу, чтобы ты поднял кое-кого для меня. Мне говорили, что ты не делаешь зомби, но я знаю много способов убеждения. Признайся, ты ведь уже поднял одного муэрто? — Она улыбнулась, слегка приподняв верхнюю губу — так, чтобы были видны зубы.

Начинай бояться, мальчик, потому что собачка уже теряет терпение.

Это было лишним, потому что я и так боялся. Другое дело, что я не обязан делать то, что мне диктует мой страх.

— Я не поднимал его, — отозвался я.

— Если муэрто ходит и говорит, значит, кто-то поднял его. — Рамона покачала головой. — Не глупи, чачо. Неужели ты думаешь, что в этом городе недостаточно глаз, которые открываются для меня, стоит мне захотеть посмотреть на что-нибудь?

— Я не поднимал его, — повторил я. — Мне оказалось проще надеть мертвое тело, которое ты так любезно подкинула мне, на себя.

— Это Ника придумала, — сказала Рамона. — Надеюсь, ты оценил изящество нашей шутки.

Кажется, она мне не поверила.

Ну и черт с ней.

— Я дам тебе тело одного из нас, — продолжила она. — Ты должен будешь поднять муэрто, чтобы он сказал, где тот, кто убил его. И я дам тебе имя, на которое откликнется мое дитя, где бы теперь оно ни скиталось.

— Здесь я ничего делать не буду, — вежливо, но твердо сказал я. — Это не мой каприз. Мне нужны мои вещи и нормальные условия для работы. Может быть, это ужасно прозвучит, но мне трудно сосредоточиться в логове вампиров.

— Жаль. — Она опустила глаза на мгновение. — Но я понимаю это. Страх — хороший погонщик, но не для всех и не всегда. Я позабочусь о том, чтобы ее нашли и отвезли туда, где ты привык работать.

— Ее?

— Это важно?

— Нет. — Я покачал головой. — Для дела — неважно.

Фактически нет никакой разницы, кого поднимать — женщину или мужчину. Вампир всегда остается вампиром. По сравнению с этим половые признаки вообще ничего не значат. Главное — почаще себе об этом напоминать. Может быть, тогда моя совесть заткнется.

— Как ее зовут? — спросил я.

— Катарина, — сказала Рамона.

«Непорочная». Самое подходящее имя для кровососки. Я не думал, что Рамона соизволит ответить мне, но все-таки спросил:

— Почему я?

— Потому что только ты способен это сделать. — Рамона улыбнулась. — Я очень старая, чачо, это правда. Но я все еще достаточно хорошо вижу. Мертвая кровь входит в живое тело, чтобы владеть им. Тело — ее пища, дом и прислуга. И не имеет значения, насколько силен был тот живой, которого выбрала мертвая кровь. Носитель мертвой крови служит ей с того дня, когда она изменила его. Но у тебя вышло иначе. Ты заставил ее работать, как бесправную невестку, не давая ничего взамен, Мне нравятся особенные люди.

Она так выделила интонацией слово «нравятся», что я вздрогнул. Мне не слишком-то хотелось нравиться тысячелетнему вампиру.

— И поэтому я хочу предложить тебе временный союз, — закончила она.

— Нет, — быстро сказал я. Еще чего не хватало!

— От тебя требуется не так много, чачо. — Она покачала головой. — Дай мне попробовать твою кровь. Только попробовать. У нас есть общий враг, и он так силен, что я не могу добраться до него. Ты можешь найти его, но он убьет тебя, не прилагая к этому особых усилий. Это удивительное совпадение интересов и, может быть, начало большой дружбы.

— Вот этого — не надо, — буркнул я. — Вы знаете, как я отношусь к вампирам.

— Вопрос в том, кто из нас — большее зло. Кто опаснее прямо сейчас. Ты все равно охотишься за ним, — сказала она.

Нежность в ее голосе была, как первые весенние цветы, уже распустившиеся, но еще не сорванные. — Я могла бы помочь тебе. Не отказывайся сразу. Подумай, чачо.

Я подумал.

Потом подумал еще раз, получше.

У каждого человека есть такие знакомые, которых он никогда не попросит о помощи, поскольку цена этой помощи наверняка окажется слишком высокой. Заметьте, я сейчас не имею в виду людей, которые будут всю оставшуюся жизнь напоминать вам о том, как сильно вас выручили. Быть благодарным не так сложно, если больше от вас ничего не требуется.

Мне не хотелось быть обязанным вампиру. Никакому вампиру, если уж на то пошло, но Рамоне Сангре — особенно. Ненавижу, когда меня вынуждают что-то делать. Ненавижу, когда у кого-то есть способ вынудить меня пойти против моих принципов.

На правой чаше весов лежало мое нежелание принять ее помощь и тот факт, что вампиры — зло. А на левой…

Я подумал о том, что почувствую, когда Селиверстов опять мне позвонит, чтобы рассказать о новых трупах.

Не если. Когда.

— Нож у кого-нибудь есть? — хмуро спросил я.

Не дам я ей себя укусить. Еще не хватало, чтобы меня здесь приступом аллергии скрутило.

У них нашелся и нож, и роскошный фужер из богемского стекла. Надо будет домой прикупить что-нибудь в этом роде. Я смотрел, как капли моей крови стекают по его стенке, одна за другой. Сложно оставаться спокойным, когда два десятка вампиров сверлят тебя голодными взглядами, но я очень старался.

Хуже всего, что у меня не было гарантии, что ни один из них не сорвется. Запах крови заставлял их сладко дрожать от предвкушения. Они видели ее, они обоняли ее — и знали, что она им не достанется. Рискованное предприятие.

Но у меня выбора не было. Я не мог позволить Рамоне запустить в меня зубы.

— Скажи мне, Герман, этот парень всегда такой упрямый? — Она улыбалась, как могла бы улыбаться змея, позаботься кто-нибудь о том, чтобы у нее была мимика.

— Это у него называется «пойти на компромисс», мама. — Вампир, уговоривший меня нанести этот визит, благоговейно поддерживал ее под локоть. Он вел себя как почтительный сын. Вот только в глазах у него не было ни капли той гремучей смеси страха и любви, которая заполняла всех остальных кровососов, как горшки.

— Компромисс? — протянула она. — Не думаю. Он делает то, что считает нужным, и не больше. Плохая привычка.

Не знаю. Меня вполне устраивает.

Она то и дело касалась нижней губы кончиком языка, словно пробовала воздух на вкус. Может, и правда пробовала, кто ее разберет.

Чую, я эту ее улыбочку поганую еще не раз во сне увижу.

Кап-кап. Кап-кап. Густой красной жидкости набралось на целый глоток. Я протянул ей бокал. Она жадно схватила его, выпила кровь и торопливо слизала языком остатки.

— У тебя хорошая кровь, — выдохнула она. — Однажды я получу ее всю.

Ага, конечно. Надейся.

— Но не теперь, — продолжила она уже спокойнее. — Ты отдал мне кровь добровольно. И так же добровольно я помогу тебе убить твоего врага. Я узнаю, когда ты найдешь его, и приду, чтобы выпить его кровь.

Значит, теперь он — мой враг. Красиво она это повернула.

В этот момент мой мобильник в руках у Вероники разразился душераздирающей трелью. Она едва не выронила его. Правильно, нефиг брать без разрешения чужие вещи.

— Ответь, — сказала Рамона. — Ну же, не бойся, мой маленький храбрый чачо. Теперь тебе нечего от меня скрывать, мы ведь партнеры.

Жутко мне не понравилось, как она это сказала. Здесь все было ее, и она привыкла к этому. Настоящий герой, гроза нежити, конечно, не стал бы терпеть такое обращение. Но у меня паршиво получалось чувствовать себя героем в доме, битком набитом вампирами. И я сделал единственное, что мог. Я протянул руку, взял трубку и ответил на звонок. Звонил Селиверстов. Кто бы сомневался, ага.

— Привет, — сказал он. — Извини, что беспокою, но мне очень нужна твоя помощь.

— Что случилось? — спросил я.

— Я прошу тебя приехать к нам в морг, — туманно ответил он. — Это очень важно.

— Сейчас? — уточнил я.

— Да, как можно быстрее. — Голос Олега сделался слегка неуверенным. — Послушай, это действительно очень важно. Я понимаю, что тебе не очень хочется тащиться ночью на другой конец города, чтобы помогать мне, но без твоей помощи мне не обойтись.

— Да, но… — пробормотал я.

— Помнишь, ты просил меня подумать о том, чтобы сделать тебе нормальное разрешение на все твое оружие? — сказал Селиверстов. — Так вот, я подумал, поговорил с начальством, и, если ты поможешь нам разобраться с этим делом, мы оформим тебя штатным сотрудником. Особым сотрудником. Идет?

— Э-э-э… — проблеял я.

— Поезжай, чачо. У тебя много дел, — обронила Рамона и обернулась к Веронике. — Позаботься о том, чтобы твой муж хорошо себя вел. Если он не сделает того, что обещал, ты знаешь, что произойдет.

Ника отшатнулась, словно Рамона ударила ее, опустилась на четвереньки и поползла к ней. Лицо у нее стало как у маленькой девочки, которую заперли в темной комнате, чтобы она подумала о своем поведении.

— И что произойдет? — поинтересовался я. Я не герой. Я не обязан был вмешиваться. Это вообще было не мое дело. Все, чего я хотел, — это больше никогда не видеть женщину, на которой когда-то женился. Я смотрел, как она ползет к своей хозяйке — скользящим, змеиным движением, какого никогда не увидишь, глядя на человека. Ника до смерти ее боялась.

— Это не твоя забота, чачо. — Рамона усмехнулась. — У меня есть хорошие способы мотивировать своих детей быть успешными. Поезжай. Я больше тебя не задерживаю.

Вообще-то это очень хорошо, когда вампир говорит вам, что вы можете уйти. Но я не мог удержаться от того, чтобы оставить за собой последнее слово. Можно было сказать «до свиданья» или еще какую-нибудь вежливую чушь, но я выбрал другое.

— Если вы накажете ее, я убью вас, — сказал я. Повернулся к ней спиной и в полном одиночестве отправился искать выход. Прямо, потом налево, через нижний холл и вверх по лестнице.

Спасибо, мне уже говорили, что я болван.

Я поймал машину и через полтора часа уже протягивал дежурному свой паспорт, чтобы он мог записать меня в журнал. Можно было бы и быстрее, но мне срочно требовалось влить и себя хотя бы чашку приличного крепкого кофе пополам с коньяком.

Меня действительно ждали. Не то чтобы я не предполагал, что так будет, но как-то не по себе стало, когда чувак в форме, протирающий штаны в дежурке, обратился ко мне по имени-отчеству, даже не посмотрев в свои бумаги.

Криминальный морг — не то место, куда можно просто зарулить с улицы. Обычно Олег за неделю подавал запрос, если требовалось провести сюда меня, формально никакого отношения к их структуре не имеющего.

Похоже, кого-то жареный петух в задницу клюнул.

Сменки у меня с собой не было, так что поверх сапог пришлось нацепить синие бахилы. Я оставил куртку дежурному, с его же помощью влез в застегивающийся на спине халат и спустился в подвал.

— Что скажешь? — спросил Селиверстов, испытующе уставившись на меня.

Передо мной лежал совершенно обычный женский труп, закрытый простыней до самого подбородка. За одним небольшим исключением. Это был труп вампира.

— Давно ее привезли? — отозвался я.

— Я сразу тебе позвонил. — Олег хмыкнул. — Как считать, хороший подарочек к Рождеству? Только что ленточки еще хватает.

Какой-то частью сознания я отстраненно отметил, что сегодня он что-то ненормально многословен. Нервы? Недосып? Непонятно.

Трупное окоченение уже прошло, и тело обмякло. Нос заострился и губы подсохли. Может быть, поэтому клыки так бросались в глаза.

Многие уверены — когда вампир умирает, его тело распадается в прах и никаких следов не остается. Вы наверняка видели, как это происходит в куче фильмов — в грудь вампира тыкается острый освященный предмет и чудовище сгорает дотла, жутко корчась и завывая. На самом деле это невозможно. После смерти вампир превращается в труп. В отличие от зомби, немертвые живут не в кредит. Им есть чем расплатиться с мирозданием. И то, что валюта эта — краденая, не имеет никакого значения. На ворованные деньги можно жить точно так же, как и на честно заработанные. А порой и пошикарнее.

Труп был аккуратно разрезан вдоль — от паха до подбородка. И он очень плохо выглядел. Довольно трудно выглядеть прилично, если у тебя не хватает кучи внутренних органов. У меня неважно выходит сочувствовать вампирам.

Обычно.

Но когда я смотрел на это заживо выпотрошенное существо, у меня внутри возникало странное чувство. Не жалость, нет. Ни один вампир не нуждается в моей жалости. Но все равно это было неправильно. Убийца вынул из нее сердце, легкие, обе почки и матку. Я знал, что это сделал Ник, но откуда это было знать Селиверстову? Интересный вопрос.

— С чего ты взял, что это наш маньяк? — спросил я.

— Труп привезли с места последней бойни, — сказал он. — Он лежал там, как вишенка на торте.

Я сглотнул. Наверное, мне не стоило есть тот буррито. Или не стоило спрашивать.

— С самого начала? — уточнил я. — Почему тогда ты мне сразу этого не сказал?

— Это странно, но ее не сразу нашли. — Олег пожал плечами. — Там все довольно паршиво выглядело, как в той квартире. И первая бригада как-то проглядела почти целый труп в углу, под газетами. Сам не знаю, как это вышло.

Зато я знаю.

Значит, «я позабочусь о том, чтобы ее нашли и отвезли туда, где ты привык работать»? Чертовски оперативно Рамона это провернула. Я даже не заметил, чтобы она отдавала кому-то приказы. И тем не менее — вот он, труп. На столе, оформлен согласно всем действующим правилам.

— Может, тебе кофе принести? — озабоченно поинтересовался Селиверстов.

Я покачал головой. Не настолько у меня нервы крепкие, чтобы ужинать в морге. Кроме того, у них тут феноменально дерьмовый кофе, если я правильно помню. К тому же я почти не сомневался, что пролью его.

Есть одна вещь, о которой вам стоит знать.

Я не считаю, что смерть ужасна. Никакие стороны жизни не бывают ужасны сами по себе. Секс не ужасен. Путешествии не ужасны. И свадьба не ужасна тоже — если это ваша свадьба, которую вы сами запланировали и к которой были готовы. Работа фермера, встающего еще до рассвета и выкладывающегося по полной темноты в попытках превратить свое небольшое дело в прибыльный бизнес, почти ничем не отличается от рабскою труда на плантациях. Если забыть об одной маленькой детали.

Я говорю о принуждении.

Ничто не может быть слишком плохим, если вы сами решили, что будете делать это и можете прекратить, когда сочтете нужным. Это принуждение превращает интим в изнасилование, путешественника — в беженца, а невесту — в живой товар. Самая прекрасная вещь может стать ужасной, если у вас нет права сказать: «Я не хочу этого делать».

Когда человек умирает штатным образом, у него есть время, чтобы подготовиться к тому изменению, которое его ожидает. Внутри каждого из нас есть механизм, помогающий справиться с переходом в другое состояние. Это хорошая надежная система, которая выдает вполне годный результат хотя в процессе человек испытывает массу неприятных ощущений. Он не верит в то, что это должно случиться с ним, он злится, он пытается торговаться со смертью и плачет, когда у него ничего не выходит, — иногда достаточно долго, чтобы чувствовать себя очень несчастным. Но механизм продолжает работать, и однажды вечером тот, кто должен умереть, улыбается и говорит себе: «Сегодня неплохой день, чтобы закончить эту историю». Это самое лучшее настроение, в котором следует расставаться со всем, к чему ты успел привыкнуть. Вот только у того, кто был убит, этот механизм не успевает запуститься.

Вампиры не умирают от естественных причин. Помимо всего прочего, это значит, что они никогда не бывают готовы к собственной смерти.

— У тебя ведь есть какие-то средства, которые позволяют… Ну, разговаривать с мертвым? — требовательно поинтересовался Селиверстов.

Врать мне не хотелось, и я просто кивнул.

— Что для этого нужно? — спросил он.

— Ничего, что ты мог бы мне обеспечить, — хмыкнул я.

— Зря ты так думаешь, — обиделся Олег. — У меня, между прочим, большие полномочия.

— Если твои полномочия позволяют найти другого специалиста, валяй, — предложил я. — Будет клево, если кто-то, кроме меня, сможет это расковырять.

Он насупился. Помолчал. Но любопытство все-таки оказалось сильнее.

— Ты сможешь это сделать прямо сейчас? — спросил он.

— Нет, — ответил я. — При хорошем раскладе — завтра. Мне нужно время на подготовку.

— Если нужно что-то купить, ты только скажи, я мигом все организую, — предложил Селиверстов. Ему чертовски хотелось быть полезным.

— Не волнуйся, — сказал я. — Я выставлю тебе счет.

— Ты поднимешь ее, как зомби? — неуверенно поинтересовался Олег.

Голос у него почему-то подрагивал, хотя, казалось бы, это был не первый покойник, которого ему довелось увидеть. Может быть, это потому, что он никогда не видел, как поднимают мертвых.

Может быть.

Во всяком случае, я бы хотел так думать.

Но тревожный звоночек внутри меня все-таки тренькнул. Слабенько, но я насторожился. При моей работе довольно сложно не быть параноиком.

— Попробуем обойтись малой кровью, — сказал я. — Но труп мне все равно понадобится, так что оформляй доступ на завтра. И постарайся, чтобы здесь никого лишнего не оказалось.

Допрашивать живого мертвеца очень легко. Вы задаете ему вопрос или ставите перед ним цель, а он уже изо всех сил старается вам помочь. Дело даже не в том, что у него нет выбора. Просто исполнение приказов хозяина для мертвого — единственный доступный способ жить. Он припомнит даже то, что невозможно вспомнить.

Это простой способ добыть сведения. И очень поганый.

К счастью, я знал другой.

Вот что происходит, когда человек умирает.

Тело остается там, где ему следует быть. Оно больше не работает и не может удерживать в себе все остальные части человека. Это труп. Все, что можно для него сделать, — убрать подальше от живых. Больше им нельзя пользоваться.

Тень, или душа, остается наедине с наи-сенг, эмоциями такой силы, что это может показаться невыносимым, и ньява — законом. У нее больше нет посредника, который примирил бы их между собой. Тело, бывшее связующим звеном и буфером между ними, мертво. И прежде чем отправиться в другую историю, душе придется самостоятельно разобраться со всем тем дерьмом, которое человек успел натворить, пока был жив.

Боитесь вы или нет, верите во что-то или давно смирились с идеей небытия, — смерть однажды случается с каждым.

Хотите знать, как это будет с вами? Просто спросите себя: «Все ли я сделал правильно в этой жизни?»

А теперь спросите еще раз.

Катарина была убита совсем недавно. И это значило, что я мог попробовать войти в контакт с той частью ее эфирной сущности, которая еще не успела рассеяться. Наи-сенг и ньява — не очень стойкие образования. В отсутствие тела и тени они распадаются в течение примерно полутора месяцев. Бывают исключения, но обычно все происходит именно так. Именно эти слепки, эфирные следы, оставленные умершим человеком, принято называть призраками. Кое-кто считает, что призраки мучаются. Это правда.

Но из этого не стоит делать вывод, что им можно помочь, устранив то, что их тревожит. Можно ли помочь фотографии, на которой человек запечатлен несчастным?

Допрос свежего призрака — очень нервная работа. Но это лучшe, чем поднимать зомби.

Если подумать, что угодно будет лучше.

— Мне нужно заранее знать, что ты будешь делать, — сказал Олег.

— Зачем? — спросил я.

Очевидный и очень легкий вопрос. Удивительно, но он поставил его в тупик.

— Ну чтобы понимать, сколько времени тебе понадобится, — наконец ответил Олег.

— Я попробую поговорить с ее призраком, — сказал я. — Как ты считаешь, это надолго?

— Не язви, — буркнул Олег. — Меня и так всего сожрали уже. Без тебя тошно. Сказал бы лучше, как это будет проходить и чем я могу помочь.

Я почувствовал укол совести. У Селиверстова положение было куда хуже, чем у меня. От меня требовалось сделать только то, что я не хочу. От него — то, что он не может. И, в отличие от меня, его за нулевые результаты вполне могут взгреть.

— Есть одна штука, которая здорово нам поможет, — подумав, сказал я. — Если ты сможешь забрать труп из морга…

— Я сделаю все, что нужно, — перебил он меня. — Понимаешь? Все. Любую вещь.

— Так вот, — продолжил я, — если ты сможешь вынести ее на открытое место поблизости, какое-нибудь такое, куда никто не заглядывает, это облегчит мне работу.

Любой, кто хоть раз пытался во сне пройти сквозь стену, сразу бы понял, о чем я говорю. Это чертовски трудно даже в том случае, если ты понимаешь, что спишь и, значит, законы физической реальности не имеют над тобой силы. У призрака Катарины могла возникнуть та же проблема, когда я позову ее, пользуясь трупом как приманкой. К тому, что у тебя нет тела, нужно привыкнуть.

— У нас тут неподалеку есть старый склад без крыши, — предложил Олег. — Подойдет?

— Вполне. — Я кивнул. — Только позаботься о том, чтобы там не оказалось посторонних. Это может выглядеть… неприятно.

Мне показалось или по его лицу действительно скользнуло какое-то странное выражение? Может быть, он подумал о комнате, набитой ползущими к нему зомби, и некроманте, который управлял ими, как куклами, которых надевают ни руку. Может быть, он испугался того, что мы собирались завтра устроить.

Но за нас этого все равно никто делать бы не стал.

Уже развалившись на заднем сиденье служебной машины, в которую Селиверстов меня запихнул, я кое-что вспомнил. Я не сказал ему про то, что видел нашего маньяка. И теперь точно знал, что он живет в Москве. Не уверен, что это могло бы ему помочь, но мало ли что.

— Пробок нет, через полчаса дома будете, — весело сказал старшина, которому поручили отвезти меня домой. Крутить баранку ему явно нравилось больше, чем торчать ночью в морге.

Я пробормотал в ответ «спасибо» и набрал Селиверстова. Потом набрал еще раз. Занято было наглухо. В два часа ночи.

Не иначе выкрутасы сотового оператора. Я плюнул и тупо набил эсэмэску. Эти всегда доходят, рано или поздно.

Мы добрались еще быстрее, чем обещал дежурный. Нам даже останавливаться ни разу не пришлось — попали в зеленую волну. В переулках светофоры перемигивались желтым, и на стоянке возле метро осталась только одна машина.

Битая «Лада-Калина».

Можно было спокойно проехать через парковку и высадить меня прямо у подъезда.

Я поднялся на лифте, разделся по дороге к постели, оставляя за собой след из шмоток. А потом опустил голову на подушку, закрыл глаза и выключился. Так, словно из меня вытащили батарейку. Резко, упав лицом в прохладную густую темноту абсолютного небытия. Никаких снов. Не знаю, кому мне за это следовало сказать спасибо, но я и впрямь был очень благодарен за эту передышку.

Честно.

По-хорошему перед тем, как отправляться совершать подвиг, герой должен поцеловать любимую женщину, отдать распоряжения на тот случай, если не вернется, и взгромоздиться на белого коня.

Но я не был героем. А то, что я собирался сделать, не было подвигом.

Наверняка это и к лучшему, потому что ездить верхом я тоже не умел.

Таксист высадил меня неподалеку от входа в морг, с трудом отыскав свободное местечко. Днем в центре столицы все-таки очень трудно найти место для парковки. Несмотря на то, что на метро добраться до практически любой точки города можно намного быстрее, москвичи всегда предпочитают париться в пробках. Я не исключение, но я хотя бы не работаю в офисе, а потому не делаю этого каждый день.

У меня в сумке лежал тяжелый охотничий нож в ножнах, сертифицированный как сувенир, баллончик с краской и довольно грязный коричневый балахон. В пакете с позитивной надписью «Ты заслуживаешь большего!» стояла банка с теплой водой, в которой бултыхались три живые лягушки. Не уверен, что их устраивало соседство с бутылкой водки, но больше положить ее мне было некуда. На мне была старая ветровка, слегка вытянувшийся серый свитер, очень толстый и теплый, и неизменные кожаные штаны. На любую полевую вылазку лучше надевать то, что потом можно легко отмыть. Или не жалко выбросить.

Если бы меня сейчас остановил какой-нибудь патрульный, я бы долго ему доказывал, что не сбежал из соседней психушки.

Именно поэтому я и не поехал на метро.

Селиверстов ждал меня, нарезая круги вокруг свежеокрашенной скамейки. Под ногами моего бывшего одноклассника валялось штук шесть или семь свежих окурков. Я поморщился, но ничего по этому поводу не сказал.

— Что это? — спросил Селиверстов, уставившись на пакет.

— Лягушки, — коротко сказал я.

— Зачем? — подозрительно спросил он.

— Резать будем, — устало сказал я. — И будет здорово, если ты все свои вопросы отложишь на потом. Сначала — работа. Показывай свой склад.

Мы обошли вокруг здания морга. Сзади с его крыши свисали сосульки, толстые и непрозрачные. С фасада их регулярно сбивали, а здесь они только сами падали. Парочка уже торчала из сугробов. Дорожки, ведущие в глубину маленького и неухоженного парка, были засыпаны снегом.

— Она там? — спросил я.

— Все как ты заказывал, — сказал Селиверстов. — Я даже тащил ее сам. Больше ничего не нужно? Я на всякий случай принес все, что у нас на нее есть. Немного, конечно…

Он достал из-за пазухи тоненькую картонную папку и протянул мне. Я бегло просмотрел листочки. Ни имени, ни фамилии, только приблизительное время смерти и результаты обследования. Негусто.

Черт, придется что-нибудь выдумать, чтобы объяснить, откуда мне известно ее имя.

Старый склад выглядел так, словно там уже год жили бомжи. Когда Олег сказал «без крыши», он немножко погрешил против истины. Задней стены у здания тоже не было, а внутри валялись старые газеты, пара драных телогреек, сломанная лестница и еще какой-то хлам. Ну хоть не воняло, как это обычно бывает.

Труп лежал на каталке, аккуратно упакованный в черный мешок.

— Молнию расстегнуть? — спросил Селиверстов.

— Не надо, — отказался я. — Может быть, в этот раз у меня все нормально получится.

Мне не хотелось смотреть на нее еще раз. Я бы, если честно, с удовольствием обошелся совсем без трупа, но не знал как. Призрак не придет к тебе только потому, что ты его позовешь. Даже живые люди не всегда это делают.

Я достал из сумки балахон и с трудом напялил на себя. Такие вещи поверх куртки обычно не носят, но сейчас нужно было соблюсти все дурацкие детали ритуала. Точность в мелочах очень важна, когда ты пытаешься делать то, что не слишком хорошо умеешь.

— Может быть? — нервно уточнил Олег, почему-то оглядываясь. — То есть ты не уверен?

— Вряд ли можно в чем-то быть уверенным, когда имеешь дело с тем, кто уже умер, — сказал я. — Это может казаться простым. Что-то вроде того, что ты совершаешь набор ритуальных действий — и получаешь результат. Но так не бывает. Я попробую отыскать и затащить в круг призрак этой девушки. Не душу даже, потому что душа уже ушла. Это, как ты понимаешь, совсем не то же самое, что позвонить по телефону.

Я не знал, как объяснить ему это, не закапываясь в метафизику. Некоторые вещи не получается объяснить в двух словах.

— А почему нельзя притащить сюда ее… — Олег усмехнулся, — душу?

Я видел, что это ему поперек горла встало.

У тех, кто питается человеческой кровью и за счет этого живет практически вечно, не старея, не должно быть бессмертной души. Иначе совсем как-то несправедливо получается. Но я вряд ли смог бы ему сейчас доказать, что справедливость к продолжительности жизни вообще не имеет никакого отношения.

— Потому что для нее уже началась другая история, — отметил я. — Может, наша мертвая подружка вообще сейчас где-нибудь на островах Кука, ловит рыбу и смотрит на океан, чтобы узнать, не приближается ли шторм.

— Ты хочешь сказать, что вампиры точно так же, как люди, после смерти уходят в новую счастливую жизнь? — недоверчиво спросил он. — Мы говорим об одних и тех же тварях? Клыкастые монстры? Да? Нет?

— Да, — сказал я. — Не то чтобы я действительно хотел бы об этом с тобой поговорить, но в реальности дела обстоят именно так.

Секунду или две он смотрел на меня, но так и не решился спросить, почему и кто это устроил таким образом. И хорошо.

Потому что я все равно не знал, что ему ответить. Мне это тоже казалось не совсем справедливым, но меня никто не спрашивал о том, как должен быть правильно устроен мир. Вместо этого я краской из баллончика начертил вокруг каталки почти безупречный круг, достал нож и первую лягушку.

Прости, милая, но без этого никак не получится.

Олег принялся выбивать сигарету из пачки. У него тряслись руки.

— Перекур будет потом, — сказал я. — Если ты тут дымить будешь, я не смогу сосредоточиться и почти наверняка где-нибудь облажаюсь. Так что положи пачку и встань рядом с кругом.

Лягушка дергалась у меня в руках, пытаясь удрать. Я ее понимал. Олег молча сделал то, что я велел. С ним удобно работать. По крайней мере, он всегда способен понять, что уже перестал быть начальником.

— Я призываю тебя, Катарина, — сказал я. — Холодной землей и живой кровью я зову тебя — вернись.

Многие считают, что все заклинания необходимо произносить на латыни. Вот только сегодня редкий мертвый ее понимает. Эта практика отлично работала, когда на этом языке была написана куча книг и всякий образованный человек мог их прочитать, но сейчас с ее помощью можно обратиться разве что к тому, кто в прошлой жизни был итальянцем.

Или медиком.

— Здесь, где твоя жизнь была отнята, я возвращаю ее тебе, — закончил я.

Медлить дальше было нельзя. Я вздохнул и разрубил лягушку напополам. Нормальные практикующие маги обычно пользуются для этой цели цыплятами, кошками или, в край нем случае, белыми мышами из зоомагазина. Разумеется, я понимаю, что всякая жизнь — это ценность, вне зависимости от того, как выглядит ее носитель, но не жалеть лягушек мне всегда было проще, чем цыплят. Подошел бы и голубь, но тратить утро на то, чтобы поймать противную блохастую птицу, я сегодня позволить себе не мог. Рыба в этот раз не годилась, нужно было что-то покрупнее гуппи, а карпа я бы просто не довез сюда живым.

Кровь капнула на снег. Я швырнул обе половинки мертвой лягушки на мешок. Одна из них соскользнула и упала под каталку. Ничего, не страшно.

Это та часть моего дара, которая мне никогда не нравилась, чтобы вернуть чью-то жизнь, пусть даже на время, нужно отнять чью-нибудь еще. Утешало меня только то, что с чем угодно так бывает: художнику приходится продавать картины, рекламщику — составлять отчеты, программисту — перелопачивать тонны чужого дерьмового кода, чтобы найти ошибку. Ты не можешь отрезать себе тот кусочек работы, который тебя устраивает — и выбросить все остальное. Почти никогда.

— Теперь дай мне руку, — велел я. — И, ради всего святого, не спрашивай зачем.

— Я вообще могу молчать, — обиженно отозвался Селиверстов, но руку протянул.

— Это хорошо, — заметил я. — Молчи.

Был день, а днем такие вещи редко делают, хотя никаких серьезных причин этому нет. Ну кроме того, как они выглядят. В темноте все можно списать на обман зрения. На игру теней в лунном свете. На что-нибудь нормальное.

Круг, очерченный мной, медленно заполнялся полупрозрачными силуэтами. Сквозь них было видно каталку и черный мешок на ней, но картинка дрожала и дергалась. Так бывает, когда смотришь на что-то через завесу перегретого воздуха. Только это не воздух был.

У воздуха не бывает раскрытых ртов и тонких длинных рук.

Я услышал щелчок. Олег что, стрелять собрался? Вот дерьмо!

— Убери пистолет, — сказал я. — Он тут не поможет.

— Все эти штуки, которые там возятся… — У него голос дрожал, как у девчонки, вдруг разглядевшей пиявок в озере, но винить его в этом я не мог. — Эти привидения… Их видим только мы?

— Надеюсь, — отозвался я. — Я сказал тебе, чтобы ты позаботился о том, чтобы тут никого не было. Не смотри на них. Смотри под ноги.

— Что? Почему?

Ей-богу, я готов был ему уже по башке дать, чтобы он заткнулся. Такое ощущение было, что мы на экскурсии. Вот только мне никак нельзя было на него злиться. Зло притягивает зло. А я бы как-нибудь без этого обошелся.

Тени чуяли нас. Столпившись у края круга, они перетекали друг в друга, слепо шарили бесплотными руками по воздуху и постанывали.

В любой полосе прибоя всегда полно мусора. На границе между жизнью и не-жизнью все то же самое, только мусор там собирается довольно опасный. Семечко пальмы или гнилой кокос обычно не пытаются вас убить и сожрать.

— Не дай им понять, что ты их видишь, — как можно спокойнее уточнил я. — Иначе они еще долго от тебя не отвяжутся. Это мары.

— Что? — не понял Олег.

— Неприкаянные души, — ответил я. Это была не совсем правда, но для него она вполне годилась. У меня не было времени читать ему лекцию о специфических различиях между человеком, еще не успевшим покинуть место своей смерти, и банальным посмертным отпечатком.

— Они хотят напасть на нас? — спросил он.

— Хотят, — согласился я. — Но не нападут. В этот раз, по крайней мере.

Хорошо, что Олег мне доверял. Не то чтобы он успокоился и перестал дергаться, но сразу стало получше. Танец теней внутри круга все замедлялся и замедлялся, пока призрачные силуэты не замерли совсем.

— Брысь отсюда, — сказал я.

Нельзя бояться, когда тебе приходится встать на пороге мира мертвых. И в общем-то неважно, умираешь ты или просто в гости зашел.

Воздух дрогнул. В лицо сыпануло не пойми чем — то ли снегом мелким, то ли пылью. А когда я проморгался, никого лишнего на нашей спиритической площадке уже не было. Вот и отлично. Пока мары тут вертелись, у меня ни черта бы не получилось.

У современной цивилизации есть много плюсов.

Интернет.

Электричество.

Возможность посидеть в теплом сортире.

Но есть кое-какие довольно гадкие побочные эффекты, связанные с привычкой знать, как устроен мир. Мы слишком привыкли к наличию неопровержимых доказательств. Но на свете есть множество вещей, к которым очень трудно присобачить фиксирующую технику. Одна из них — смерть.

Детям нередко кажется, что, умирая, близкий человек бросает их. Он уходит, потому что отчего-то перестал любить своих детей и внуков. Не то чтобы они были совсем уж неправы, но они путают причину со следствием.

Все наоборот.

Когда человек умирает, он утрачивает свои привязанности.

Это не плохо и не хорошо — это факт. Почему-то никого не удивляет, что дети, бывшие в ясельной группе детского сада лучшими друзьями, порой даже не могут узнать друг друга, став взрослыми. Просто с течением времени многое становится совершенно не важным: и кубик, которым трехлетний Стасик рассадил тебе бровь, и та игрушка, которую ты подарил Леночке, чтобы она не плакала.

Смерть ничем принципиально не отличается от процесса превращения детки во взрослого человека. Только времени это занимает обычно куда меньше.

Это я к тому говорю, что она не является чем-то неправильным или неестественным.

Но это не отменяет того факта, что большинство современных людей умирает в страхе. У них нет доказательств, что после смерти с ними все будет хорошо. Вот из этого страха и рождаются мары.

Ладонь Олега в моей руке была мокрой. Он пялился себе под ноги так внимательно, точно от этого зависела его жизнь. Солнышко вышло из-за туч, и снег вокруг нас искрился. Благодать, да и только. Я вытащил еще одну лягушку, уже начавшую терять подвижность. Вода в банке была уже совсем холодной.

Нам следовало поторопиться.

— Именем твоим, Катарина, я приказываю тебе явиться, — сказал я. — Я призываю тебя и указываю тебе путь.

Формулы часто звучат глупо и пафосно, но они работают. А больше от них в общем-то ничего не требуется.

Вторая лягушка последовала за первой. Шмякнулась на труп, оставив на снегу дорожку из красных капель. Олег ахнул, а у меня в ушах застучало и перед глазами на мгновение опустилась дымчатая пелена. Как будто давление резко поднялось. Я покачнулся, но на ногах удержался.

Десять минут. Хороший результат. В последний раз я полчаса корячился, пока не получил первый отклик. И это при том, что мар и близко не было. Можно было бы порадоваться тому, что я профессионально расту, но отвлекаться пока не стоило.

Вдоль стены скользнула тень и жадно припала к лягушке, которая была посвежее. Призраки могут издавать разные звуки, если почему-то считают нужным так делать.

Эта чавкала.

Селиверстов не поднимал на нее глаз. У него подрагивали плечи, но он отлично держался. Особенно если учесть, что раньше он с призраками не сталкивался. Чую, быть ему полковником.

— Можешь спрашивать, — сказал я, когда она наконец наелась. Это легко было определить. Чужая плоть на время вернула Катарине иллюзию тела. Теперь она казалась вполне материальной. Желтые волосы слегка вились, словно были влажными, а серая шелковая юбка липла к ногам. Ее губы были испачканы красным. Как помада, только неаккуратно наложенная.

От обеих лягушек только шкурки остались. И, кажется, одна задняя лапка.

— Она меня слышит? — неуверенно уточнил Селиверстов.

— О да, я тебя слышу, стражник.

Призрак Катарины плавно развернулся и уставился на Олега голодными глазами. Она не могла переступить через границу круга, но я знал — ей этого ужасно хотелось. Пара лягушек — отличная вещь, если больше ничего нет. Но целый человек, наполненный теплой живой кровью, — это же намного лучше. Во всяком случае для того, кто раньше был вампиром.

— Боишься меня или все-таки подойдешь поближе? — Ее низкий грудной голос даже меня заставил дрожать. Селиверстов как завороженный подался вперед.

— Не двигайся, — рявкнул я. — Я же сказал стоять на месте и глаза вниз. Это последний раз, когда я для тебя что-то подобное делаю!

— Извини. — Олег смутился. — Я не думал, что это будет выглядеть настолько реальным.

— А думать тебя никто и не заставлял, — сказал я. — Иногда надо просто слушаться. Это техника безопасности, а не моя прихоть. Если я говорю — «падай», надо падать, а не размышлять, почему это я приказами разбрасываюсь. Понял?

— Извини, — повторил Олег. — Понял, конечно.

Катарина заскользила вдоль границы круга, выискивая разрыв. Я был уверен, что не допустил ошибки, но на мгновение мне стало не по себе.

— Я могу быть уверен, что она скажет правду? — деловито спросил Селиверстов, доставая ручку и папку.

— Ну в дело ты ее показания все равно подшить не сможешь. — Я пожал плечами. — Теоретически она вполне может солгать. Но мне кажется, что она хотела бы наказать того, кто ее убил. Они все этого хотят.

Катарина вздрогнула, как будто я ее ударил. Остановилась и уставилась на меня.

— О чем ты говоришь? — спросила она. Ее голос накрыл меня, как снежная лавина.

Холодно. Темно. Я не сразу вспомнил, как надо дышать.

— Что ты такое сказал? — повторила она, прижимаясь всем телом к границе круга, точно хотела продавить невидимый барьер.

— Вы можете описать человека, который вас убил? — спросил Селиверстов.

Катарина смотрела только на меня и молчала, скользя ладонями по прозрачной стене. Вверх-вниз. Вверх-вниз.

— Прикажи ей ответить. — Олег занервничал. — Ты же можешь? Сделай что-нибудь из своих магических штучек.

— «Магические штучки»? — Я усмехнулся. — Не в этот раз. Она просто не понимает, о чем ты говоришь.

Я следил, как двигаются ее кисти, потому что не мог заставить себя посмотреть ей в глаза. Катарине очень хотелось, чтобы я посмотрел, но я не мог. Может быть, Рэмбо или Терминатор справились бы с паникой, поднимающейся сейчас у нее внутри, как раскаленная лава.

Я не Рэмбо.

— Не понимает?

— Олег, извини, но это бесполезно. Она забыла, что умерла.

Иногда это случается. Бывает, что человек просто блокирует в памяти вещи, которые его травмировали. И намертво забывает о том случае, когда две бродячие собаки загнали его за гаражи, и это было так страшно, что он описался. Или о том, как однажды мама избила его табуреткой за то, что он не хотел есть кашу — и голова потом болела очень часто. Или о том, как его, уже взрослого пятнадцатилетнего парня, уверенного, что он может себя защитить, изнасиловали двое мужиков из машины, идущей по трассе Москва — Волгоград.

Иногда даже с помощью психолога они тратят кучу времени и сил, пытаясь добраться до таких воспоминаний. Люди не специально закапывают их так глубоко. Просто с ними очень трудно жить дальше.

Это такой специальный механизм, позволяющий защититься от зла. Ты говоришь себе «ничего этого не было». Но даже он не в силах отменить то, что случилось.

— Что значит — «забыла»? — спросил Селиверстов. — Как об этом можно забыть?

— Вот так, — ответил я. Другого ответа у меня для него не было.

Я выпустил руку Олега и наклонился, чтобы достать бутылку водки. Открутил пробку, прихватив полой балахона. Катарину бесполезно было держать здесь дальше. У нее началась истерика.

— Я не мертва! — кричала она, стуча маленькими кулачками в невидимый барьер. — Я не умерла! Я не могу умереть!

По щекам у нее текли слезы. Некоторые думают, что призраки не могут плакать, поскольку на самом деле они нематериальны, но это не так. Кто угодно расплачется, если другого способа справиться с тем, что с ним произошло, просто нет.

И я ничем не мог ей помочь. Стиснул зубы, шагнул вперед и принялся поливать круг и мечущуюся в нем Катарину дешевой водкой. Живые люди используют ее, чтобы забыть о тех вещах, которые их мучают. У мертвых нет тела, которое следует накачивать до бессознательного состояния, чтобы разорвать связь с миром.

Поэтому они просто исчезают.

Для изгнания призрака подходит любой крепкий алкоголь, но водка действует наиболее эффективно. Не знаю почему.

Когда все закончилось, я опустился на корточки и вылил на руки остатки водки. Вонять будет, конечно, но это ничего. Будем надеяться, что домой меня отвезут. Я сидел и пялился на мешок, в который был упакован наш единственный свидетель преступления. Только эта мертвая вампирша могла рассказать нам, где прячется чудовище, которое убило ее. Мне придется поднять ее.

Впрочем, от того, что у меня не осталось других вариантом, этот не стал нравиться мне больше.

В этот момент из-за угла вышел невысокий плотный мужчина в пальто. В левой руке у него был черный кожаный портфель. Тыщу лет таких не видел.

— Отлично! — бросил он. — Селиверстов, можете быть свободны.

— Это что такое? — строго спросил я. — Это кто?

— Извини. — Олег отвернулся. — У меня служба такая.

Мужчина протянул мне руку, ожидая, что я пожму ее, как вежливый человек.

Это был толстый и бледный человек из тех рыжих, кому нельзя загорать. У него был тот тип кожи, который называют кельтским: тонкая, молочно-белая, с целой стаей веснушек, рассыпанных по лицу. Зеленые глаза, слегка вьющиеся волосы морковного цвета — лет двадцать назад он наверняка здорово напоминал проказливого ирландского эльфа. Но не сейчас. Эльфы никогда не выглядят так, словно им хорошо за пятьдесят и все это время они питались исключительно фастфудом, вылезая из кресла только для того, чтобы сесть в машину. Даже если они действительно так живут.

— Полковник Цыбулин, — представился он.

— Судя по всему, мне нет нужды называть свое имя, — сказал я. — Я не ожидаю, что вы объясните мне, что происходит, но это было бы очень приятно.

Руку я ему так и не пожал, и, поколебавшись, он убрал ее в карман.

— Кир… — начал Олег.

— Я у тебя что-нибудь спрашивал? — рявкнул я. — Нет? Вот и помолчи. Все, что мог, ты уже сделал.

— Кирилл Алексеевич, не нужно устраивать трагедию, — примирительно сказал полковник Цыбулин. — Вы же сами все понимаете, да? У людей есть обязанности.

— Кроме обязанностей у некоторых людей есть еще и совесть, — сказал я.

Олег шагнул вперед, загораживая Цыбулина, точно боялся, как бы я чего не сделал. Я криво усмехнулся. Не думаю, что у меня это на лице было написано, но я был в бешенстве. Знаешь, это не очень красиво — врать мне, чтобы устроить шоу для своего начальства. Конечно, у Олега могли быть на это серьезные причины.

Некоторые госорганизации просто специализируются на создании хороших причин, по которым вы будете делать то, что им выгодно. Но Олег мог хотя бы намекнуть на то, что действует не совсем по собственному желанию.

— Здесь неподалеку есть хорошее кафе. Нам предстоит серьезный разговор, Кирилл Алексеевич. Будет лучше, если мы на некоторое время переберемся туда, — сказал Цыбулин.

— Будет лучше, если вы пойдете к черту, — огрызнулся я.

Может показаться, что я невежливый человек. И к тому же еще довольно глупый. Грубить представителю власти — не самый умный поступок. Но, во-первых, я очень не люблю сюрпризы. А во-вторых, было очень похоже на то, что я ему нужен. Позарез просто. Не знаю, как я это понял. Наверное, выражение его лица подсказало.

— Я попросил подполковника, — он особо выделил это слово голосом, — Селиверстова показать мне, как вы работаете, по той причине, что нам требуется специалист вашего профиля. Иными словами, я должен был проверить вас прежде, чем пригласить с нами сотрудничать.

Офигенно.

Просто офигенно, иначе не скажешь.

Всю жизнь мечтал работать в органах, да только никак не складывалось. Видимо, во мне было маловато патриотизма и желания послужить отечеству, потому что я как-то не слишком сильно обрадовался. Прямо сказать, вообще не обрадовался. Все мои эмоции были написаны у меня на лице.

— Не надо так переживать. — Полковник Цыбулин отечески положил мне руку на плечо. — Все к лучшему.

Ну да. Конечно. Он только забыл уточнить, для кого именно это все к лучшему.

Олег повернулся, чтобы уйти и оставить меня наедине с начальством.

— Погоди, — остановил его я.

Вытащил из пакета банку с оставшейся лягушкой и сунул ему в руки.

— Отнеси в тепло, потом террариум купишь, — сказал я. Постарайся не дать ей подохнуть.

— Я не люблю лягушек, — буркнул Олег.

— Знаешь, подполковник, — я уставился на него таким мрачным взглядом, что он вздрогнул, — я тоже много чего не люблю. Но делать это все равно приходится.

Он продал меня за две звездочки и прибавку к зарплате. Может, я и злопамятная сволочь, но вот так просто спустить ему это я не мог. И не надо мне объяснять, что у него выбора не было. Всегда есть выбор, пока человек жив.

Селиверстов спрятал банку за пазуху, сразу сделавшись похожим на мелкого магазинного несуна. Кивнул с серьезным лицом. И потопал по направлению к моргу. Я знал, что ему стыдно. И надеялся, что он этот стыд хорошо запомнит.

— С чего вы решили, что я захочу с вами сотрудничать? — спросил я, не двигаясь с места. — У меня уже есть работа, и она меня вполне устраивает.

Кафе? А не пойти бы ему на фиг со всеми своими политесами? Мне и здесь было неплохо.

— А если я скажу вам, что, работая на нас, вы действительно сможете многое изменить? — спросил Цыбулин.

В его голосе проскользнули вкрадчивые интонации. Никогда раньше не думал, что такой массивный солидный человек, на котором обычное пальто сидело так, словно на нем были погоны, может напоминать маленькую зеленую змейку. Из тех, что вполне способны заползти тебе под одежду так, что ты этого не заметишь.

И мне это чертовски не нравилось, честно говоря.

— Я вам не поверю, — ответил я. — Извините, но пустыми обещаниями нас пичкают уже достаточно долго, чтобы появится иммунитет. Твой голос — решающий! Поддержи своего любимца — пришли эсэмэс на короткий номер! Пойди служить в армию! Покупай отечественное!

Последнюю фразу я произнес более громко, чем этого требовала элементарная вежливость. Ну и фиг с ним. Я не обязан быть с ним вежливым. В конце концов, это не я его сюда приглашал. Полковник Цыбулин выслушал все это молча, не прерывая меня, но мрачнея на глазах.

Вероятно, он не привык к тому, что ему возражают.

— Вы не оставляете мне выбора. — Он вздохнул.

— Что, если я не соглашусь на вас работать, вы меня пристрелите? — спросил я, постаравшись подпустить в голос побольше наглости. Чтобы не было заметно, насколько мне не по себе.

— Не нужно делать вид, что я монстр, — сказал он. — Вы же сами в эту ерунду не верите, Кирилл Алексеевич.

Я не ответил. Мне совершенно неинтересно было обсуждать с ним вопросы моей веры или неверия. Не его это собачье дело было.

— Поймите меня правильно, я не должен вам ничего говорить, пока не будут подписаны все нужные бумаги и я смогу быть уверен в вашей лояльности. — Полковник вздохнул, вытащил сигареты и закурил. Сигареты были отечественные. Патриот до мозга костей. Ни одна деталь не пропущена. — Но я кое-что все-таки скажу, потому что дела наши скорбные обстоят так, что вы мне действительно очень нужны. Мне лично. И не потому, что проваленное задание по вашей вербовке плохо скажется на моей карьере. Просто есть вещи, которые важнее и бабок, и карьеры, и политического устройства любой страны. Важнее и меня, и вас, и подполковника Селиверстова. И мне нужен человек, который будет драться на моей стороне не потому, что я его нанял и плачу ему за это.

Я смотрел на него и видел, что над его образом поработал хороший имиджмейкер. Что он месяц или даже два брал уроки сценречи. Что какой-то грамотный человек, разбирающийся в психологии, научил его правильно расставлять акценты, разговаривая с людьми. И самое поганое в этом было то, что я знал — он не врет. Пользуется всякими психологическими штуками, чтобы убедить меня сотрудничать, но не врет.

— Мы наблюдали за вами, — сказал он. — Вы делаете хорошее дело, потому что считаете нужным его делать. И вы делаете это безо всякой выгоды для себя.

— Селиверстов мне платит за консультации, если вы не в курсе, — буркнул я.

— Я не об этом. — Цыбулин покачал головой. — У меня есть график вашей работы. Кирилл Алексеевич, не валяйте ваньку. Сейчас вы в одиночку делаете для города больше, чем весь мой отдел. Но этого мало. Только объединив усилия, мы сможем действительно все изменить.

— А чем занимается ваш отдел? — спросил я.

— Вообще-то это секретная информация. — Цыбулин замолчал.

Но я молчал тоже, уставившись на него. Интересно, получится у меня забраться к нему в голову, если я сосредоточусь? Вполне возможно.

Он прикурил новую сигарету. Усмехнулся, видимо придя к похожему выводу.

— Мой отдел занимается преступлениями в сфере сверхъестественного, — сказал он. — Колдуны. Нежить. Поверьте мне, мы кое-что об этом знаем. Вы не единственный, кому давно стало ясно, что с этим нужно что-то делать. Слишком многие считают, что вполне можно срать там, где живешь, раз уж тебе это ничем не грозит. И в результате у нас покойники разгуливают по улицам и попрошайничают в метро, сумасшедшие монстры по ночам охотятся на людей, а кровососы устраивают притоны в центре города — и при этом все уверены, что все в порядке. Так не должно быть.

— Это хорошо звучит. — Я усмехнулся. — Но дело в том, что мне не нужен начальник.

— Конечно, вам не нужен начальник, — согласился он. — Вы уникальный специалист. Людей со способностями, подобными вашим, не так много. Поймите, мы вполне готовы обеспечить вам любые условия для работы, которые вам могут потребоваться.

— Мне для работы требуется, чтобы никто не лез в мою жизнь, — сказал я. — И я не люблю, когда мне врут. Я никогда не отказывался помочь Олегу, когда всплывало что-то по моему профилю. Но я терпеть не могу, когда из меня дурака делают. Цирковую зверушку.

— Поставьте себя на мое место, — предложил полковник Цыбулин. — У меня на руках есть проект, за который я отвечаю целиком и полностью. Не головой. Но, возможно, честью. И есть человек, о котором мне сказали, что он идеально подходит для работы в этом проекте. Как вы думаете, существует прибор, с помощью которого можно проверить способности вроде ваших?

— Насколько мне известно, нет, — осторожно ответил я.

— Вот в этом и трудность. — Он пожал плечами, стряхнул пепел на землю и обезоруживающе улыбнулся мне. — Согласен, это не совсем этично. Но я обязан был устроить проверку. Вы ее прошли.

— Горжусь невероятно, — буркнул я. — И что теперь?

— Вы готовы подписать контракт? — спросил Цыбулин.

— Кровью? — Я усмехнулся.

— Да нет, — ответил он. — Чернила вполне годятся.

Я кивнул. Он вынул бумаги из портфеля и протянул мне.

Я просмотрел контракт, внимательно изучив все, что было напечатано мелким шрифтом. Ничего про обязательное присутствие на рабочем месте. Ничего про штрафы. Зато полстраницы про неразглашение государственной тайны.

— Мне теперь молчать придется о том, чем я занимаюсь? — спросил я. — Не пойдет. Есть люди, с которыми я работаю, и я буду продолжать с ними работать. А это предполагает обсуждение некоторых профессиональных вопросов.

— Да, неловко… — покивал Цыбулин. — Ладно, попробую иначе. Мы наймем вас внештатным консультантом с правом ношения оружия и обязуем при необходимости сопровождать наши группы быстрого реагирования. Вы же сможете нас оперативно консультировать?

Я хмыкнул.

— И в чем будут заключаться консультации?

— У меня в отделе работает много людей, которые могут убить чудовище, — сказал он, проникновенно глядя мне глаза. — Но для этого они должны знать, куда стрелять. И, к сожалению, среди них нет ни одного, кто умел бы… налаживать контакт с мертвыми. Меня очень впечатлило то, что вы сделали вчера на стройке. Мы проверили грузовик, который оттуда уехал. Там не было ни одного… зомби. Только грязь и тряпки.

— У меня есть время подумать? — спросил я, подавив мгновенно вспыхнувшее желание зарядить ему в морду. Впечатлило его, видите ли. А меня впечатлило, что за мной фиг знает сколько кто-то следил, а я этого не почувствовал. Лох и раззява.

— Разумеется, — кивнул Цыбулин. — Я мог бы поторопить вас, Кирилл Алексеевич, потому что время не терпит. Вот только если я на вас нажимать стану, вы же плюнете на все, что я вам тут рассказал, и сбежите. В итоге хорошо не будет никому. Вы рано или поздно поймете, что вести эту войну в одиночку бессмысленно, и сопьетесь. А я останусь без ценного специалиста в команде. Я не прав?

Он это ловко сформулировал. Никому не нравится выглядеть трусом.

И еще я подумал о Рашиде. О парне с «Курской», которого уложил позавчера. О хомяках в клетке с их чертовым беговым колесом.

— Вы знаете, что я соглашусь, — сказал я.

Сквозь дырку в крыше склада были видны антенны на соседней многоэтажке. Они торчали там, как рыбьи скелеты. По небу ползли тучи, и солнце моргало. Поднимался ветер.

— Знаю, — кивнул Цыбулин. — Я вообще неплохо разбираюсь в людях. И поэтому я знаю, что, когда у меня кончится сигарета, вы возьмете свою сумку и займетесь трупом. Не потому, что вам этого хочется. Просто вы не хуже меня понимаете, убийца не будет ждать, пока мы раскачаемся.

— Попросите кого-нибудь забрать тело в морг, — сказал я. — Где это делать — без разницы, а тут холодно.

Цыбулин тут же достал из кармана небольшую рацию, нажал кнопку и бросил в микрофон пару коротких команд.

— Я не совсем понимаю, почему вы сразу не оживили ее, — проговорил он, пока мы медленно шли обратно к моргу. — Никто не собирается пытать вашу зомби.

— Это называется «поднять труп», — поправил я.

— Как вам будет угодно. — Цыбулин кивнул. — Олег Андреевич утверждал, что это вполне возможно.

— Вот пусть Олег Андреевич этим и занимается, — ответил я.

— Перестаньте, — он нахмурился, — это мелочно. Я знаю, что вы принципиально против поднятия мертвых людей. Но давайте не будем играть в игры. Мне точно также, как и вам, известно, что эта жертва — не человек. Это вампир. Мертвец. Человекообразный паразит. И я так же, как и вы, хорошо понимаю их опасность для людей. А моя работа, извините, людей защищать. Вы не считаете, что пожертвовать удобством врага — назовем вещи своими именами — ради достижения этой цели вполне допустимо?

Вообще-то я никогда не считал, что цель способна оправдывать средства. Делая зло, можно получить в итоге только зло. Но в этом случае я не мог с ним спорить. В самом деле, вампир — это монстр. И действительно мы могли получить таким образом ценные сведения. Многие мертвые с радостью ухватятся за возможность отомстить своему убийце. Конечно, если он оставил им такую возможность.

Но идея поднимать труп мне все равно не нравилась. Я не мог это никак мотивировать. Не нравилась, и все тут.

Допустимо ли пытать монстра, чтобы поймать другого монстра? Я этого не знал.

— Есть одна штука, по которой плохих парней можно отличить от хороших, — сказал я. — Хорошие не делают зла, если без этого можно обойтись. Вот я и попытался. Это могло сработать.

— Это я уже понял, — усмехнулся он. — Мне было просто интересно. В любом случае вы можете действовать, как считаете нужным. Если бы я лучше вас знал, как это распутать, я бы сам это сделал. Идемте.

Голые деревья в сквере были как мертвецы. Я шел мимо их черных остовов, и снег скрипел у меня под ногами. «Как считаете нужным» — это хорошо. Отлично просто. Но кто сказал, что господин полковник предлагает мне свободу действий не потому, что у него пока нет способа заставить меня поступать так, как он считает нужным?


 

То ли Цыбулина здесь все хорошо знали, то ли вообще никому не было дела до посетителей, но пропусков у нас так и не спросили. Селиверстов ждал нас внутри, уставившись на пластиковый стаканчик с вонючим растворимым кофе таким взглядом, словно это был его личный кровный враг.

Спустя пару минут двое сотрудников протащили мимо нас каталку с мертвой Катариной. Правое переднее колесико у каталки теперь заедало. Но на меня никто даже не посмотрел, хотя связать присутствие чужого человека и порчу казенного имущества было легче легкого.

— Там перчатки новые привезли, — сказал Селиверстов, не глядя на меня. — Нитриловые. Тебе надо?

В принципе меня устроили бы и латексные, но так будет надежнее.

— Смотря чего мне это будет стоить, — бросил я. Нехорошо, конечно, говорить со старым приятелем так, как будто ты все время ожидаешь от него подлости. Но что поделать, если я действительно не мог ему теперь доверять? Дело не в том, что Цыбулин был таким уж плохим человеком. Может быть, мы даже сработаемся. Но Олег должен был мне сказать.

Он не ответил, да ответа в общем-то и не требовалось. Замер в дверях. Спина как стиральная доска, кисти рук прячутся в карманах. Рявкнул на дежурного, отправляя его за перчатками. Приятно, когда есть на ком сорвать зло. Вообще-то это была хорошая попытка извиниться, но сейчас мне любые его извинения были нужны как собаке — пятая нога.

Посланный за перчатками старшина вернулся так быстро, будто от этого зависела его жизнь.

— Я останусь здесь? — спросил Цыбулин.

Не приказал, не проинформировал — именно спросил. Молодец. Я мог бы отказать ему, но не стал. Тому, что я не поднимаю мертвых, есть причина. Я слишком много знаю об этом процессе. И у полковника Цыбулина, раз уж ему приспичило со мной работать, она тоже должна появиться. Он утверждал, что у нас есть общие интересы. Мне следовало позаботиться о том, чтобы это соответствовало истине.

— Хотите, чтобы я вам это показал? — Я усмехнулся.

— Да, пожалуйста, если можно, — кивнул он.

— Можно… Вполне.

Я это очень спокойно сказал. Мягко даже. Но Олег Селиверстов почему-то вздрогнул и сделал шаг назад. Как будто это могло его защитить. Мне не стоило злиться. Есть правило, по которому зло притягивает зло как магнит. Я прекрасно знал об этом.

— Кир… — начал он.

— Хочешь мне что-то сказать? — оборвал его я. — Может быть, это потерпит до окончания шоу?

— Кирилл Алексеевич, не нужно это так называть, — попросил полковник Цыбулин. — Если вам это настолько непонятно, я могу уйти.

— Нет, — сказал я. — К сожалению, не можете. Вы хотели понять, почему мне не нравится идея поднимать мертвых. Некоторые вещи гораздо лучше объяснять наглядно.

— Интересно вы это повернули, — пробормотал он. — Хорошо. Начнем. В любом случае я вам очень признателен.

— Придержите свою благодарность до того момента, когда мы закончим, — сказал я. Поколебался и добавил: — Олег, спасибо за перчатки, а теперь сгоняй за кофе и коньяком. Не торопись.

Я не смотрел на него. Но мог поклясться, что у него на лице нарисовалось облегчение. В отличие от полковника Цыбулина, он немножко представлял, что за волшебное приключение нам предстоит. И промолчал. Может быть, он тоже решил, что так будет лучше. Машинки для чтения мыслей у меня не было, но я очень надеялся, что это так. Я злился на него. Действительно злился. Но мне все равно не хотелось, чтобы он считал меня монстром.

Мне всегда было интересно, что происходит с вампиром после того, как он умрет.

Когда умирает человек, ему приходится встретиться лицом к лицу со всеми поступками, мыслями и словами, которые составляли его жизнь. И нет таких, которым нечего было бы стыдиться. Смерть — это всего лишь дверь в иную жизнь. В ней нет ничего сверхъестественного или пугающего, кроме того, что человек сам для себя выдумывает. Но процесс перехода из истории в историю включает в себя один довольно неприятный момент.

Я называю его «моментом совершенства».

На очень короткое время человек становится чем-то вроде ангела. Идеальным существом, отлично знающим, что хорошо, а что плохо. И при этом абсолютно беспощадным к самому себе.

— Встаньте позади меня, — сказал я. — Постарайтесь не привлекать к себе внимание и молчите, что бы ни произошло. С того момента, когда мы начнем, любая моя команда ДОЛЖНА выполняться сразу. И заприте дверь.

— Это может быть опасно? — деловито спросил Цыбулин. Некоторые люди, задавая такой вопрос, на самом деле хотят, чтобы их успокоили. Но не этот. Полковник смотрел ни меня так, как будто у него заранее были разработаны подробные планы на любой случай и он просто хотел знать, какой из них применить.

— Мне еще не приходилось поднимать того, кто раньше был вампиром, — сказал я. — Так что я не знаю.

Насколько мне было известно, этого вообще никто еще не знал.

Я вдел правую руку в перчатку и проверил, хорошо ли вправлен в нее рукав халата. Дверной замок сухо щелкнул. Цыбулин встал у меня за спиной, спокойный как танк. А у меня руки дрожали.

Что случается с тем, кто при жизни был монстром? Никаких преувеличений, никаких переносных смыслов. Действительно монстром, клыкастым и злобным, регулярно охотившимся на людей.

Страдает ли его душа от того, какой сволочью был ее владелец, пока кто-то не вырвал у него сердце? Как ему удается пролезть в иную жизнь после тысяч лет, проведенных в этой? Отличается ли эта жизнь от той, что достанется после смерти твоему соседу по подъезду, учителю истории и отличному дядьке? Я не знал ответов ни на один из этих вопросов.

Но теперь у меня был шанс отыскать их.

Я расстегнул молнию на мешке так, чтобы видеть лицо Катарины, помедлил и коснулся ее лба. Холод, пропитавший мертвую плоть, скользнул по моей руке, обвился, как плющ, вокруг запястья. Я почти ощущал, как он проникает в мою кровь и медленно, необратимо растекается по моему телу. Это иллюзия, но иллюзия более реальная, чем сама реальность. Потом чертовски сложно согреться. Никакая баня не поможет.

В этом холоде была влажная тяжесть глиняных комьев, пронизанных белыми нитями корней, и взвизг лопаты, зацепившей камень, и еще тревожный, плотный запах карболки, от которого меня мгновенно начало трясти.

Поднять мертвеца на самом деле не так сложно, как принято считать.

Гораздо проще, чем провести успешную глазную операцию, связанную с отслойкой сетчатки. Есть хирурги, которые за это берутся, но ни один из них не даст пациенту стопроцентной гарантии, что все получится. Иногда можно говорить только о вероятности улучшения. Или ухудшения — это уж как повезет. Нет, я мог облажаться, поднимая Катарину. Призвать — и не суметь удержать достаточно долго, чтобы добиться от нее внятных ответов на нужные вопросы. И тогда мы бы просто потеряли труп.

Но я не поэтому отказывался.

Когда поднимаешь мертвого, даже ненадолго, всегда есть шанс испортить человеку всю последующую жизнь. Хорошо, если обойдется несколькими сеансами у психоаналитика и покупкой успокоительного в аптеке.

Надеюсь, у мертвых вампиров есть психоаналитик.

Я сделал долгий, медленный выдох и нашел нужную точку у Катарины на лбу — чуть выше переносицы. Многие из тех, чья работа связана с покойниками, избегают имен. Они говорят «тело», «труп», иногда — «препарат». Между ними и мной есть кое-какая разница. Я не работаю с трупами, хотя с первого взгляда может так показаться. Я работаю с людьми, жившими или живущими в этих трупах. И мне не стоит об этом забывать.

Кожа была неприятно дряблой. Казалось, надави я чуть сильнее — и она начнет расползаться прямо у меня под пальцем, руки у меня дрожали. Надо было заранее коньяку накатить. Почему хорошие идеи приходят мне в голову с таким запозданием?

— С вами все в порядке? — настороженно спросил Цыбулин.

— Да, — сказал я. — Помолчите.

И закрыл глаза. Не то чтобы это было обязательно, но мне так проще видеть, с чем придется работать.

Вообразите себе белую нить, которая выходит из вашею тела в районе копчика. Такую, из которой вяжут толстые свитера.

Она сияет.

Если вы постараетесь, вы сможете почувствовать тепло подушечкой указательного пальца, дотронувшись до самого нижнего позвонка. Некоторые медиумы считают, что это часть эфирного тела, в котором сохранилась память об отвалившемся хвосте. Эта нить, как пуповина, связывает человека с телом его предыдущего рождения. Так в новый паспорт принято ставить штамп с вписанным от руки номером старого. У большинства людей она совсем короткая. Уже в полуметре от человека ее невозможно нащупать.

Но она не исчезает на самом деле.

Сейчас я прижимал пальцем другой ее конец. Мне оставалось только дернуть за него, втащив того, кто уже не должен был быть Катариной, в лежащий передо мной труп.

Белая нить выходила из середины лба мертвой вампирши, тянулась вверх, сквозь потолок. Она подрагивала, как будто оставалась живой. Как будто что-то поддерживало ее существование. Обычно нити, связывающие душу с ее предыдущим телом, вялые и хрупкие, как мертвые водоросли. Эта была плотная и упругая, как резинка. Рабочая, если вы понимаете, о чем я.

Странно.

Как будто человек, находящийся на том конце, не раз пытался самостоятельно скользнуть обратно. Вспомнить что-то. Как правило, людей мало интересует, кем они были в прежнем рождении. Не трудитесь подсовывать мне тематические листы, раскиданные по интернету. Может быть, они имеют отношение к почесыванию чувства собственной важности, но не к чему-то большему.

О-о, я был Наполеоном!

О-о, я была Петром Первым!

О-о, я была знатной римской гетерой — кстати, а что это значит?

Но здесь это было по-настоящему. Может быть, гипноз — иногда это помогает разбудить память. Может быть, повторяющиеся кошмары, в которых всплывают эпизоды из прежней жизни. Нормальные люди не принимают их всерьез, но похоже, что она принимала.

— Катарина, услышь меня, — сказал я, и нить мгновенно сделалась почти горячей. — Здесь, где спит твое тело, я открываю тебе дорогу назад.

«Спит». Хорошее слово. Некоторые говорят «ждет», но мне так нравилось больше. С тем, кого ты хочешь протащить через смерть, нельзя о ней говорить.

Мне следовало пообещать ей что-нибудь.

Любовь.

Безопасность.

Открытие истинной картины мира.

Но я не успел даже придумать, что именно нужно положить в эту мышеловку, чтобы мышка соблазнилась. Я был готов к и сопротивлению, но не к тому, что получил. Катарина рванулась мне навстречу с отчаянной храбростью человека, которому нечего больше терять. Горячая, влажная нить дергалась у меня под пальцем. Как пульс.

Цыбулин молчал. Сверлил взглядом мою спину и молчал, как я ему велел.

— Дайте мне руку, полковник, — сказал я, стараясь, чтобы это прозвучало спокойно.

Должно сработать. С Олегом это дважды прокатило. Понятное дело, призрака бы он и без меня рано или поздно разглядел, но так быстрее вышло.

Я знал, что сейчас происходит на другом конце этой нити. Я хотел, чтобы он тоже узнал. Цыбулин коснулся моей левой руки своей спокойной холодной ладонью. В отличие от меня он все еще ничего не чувствовал. Хороший, качественный «глухарь». Чертовски хорошо защищенный от пси сверхъестественной дряни.

Зависть — плохая приправа к чему угодно, но к ритуальной магии — особенно.

Может быть, поэтому блюдо оказалось таким острым.

Многие люди хотя бы однажды бывали во сне не собой. Кем-то другим — птичкой, рыбкой. Королем Средиземья. Это не очень страшно, если в процессе ложная сновиденная память не начинает расползаться, как плесневелая тряпка, позволяя настоящей памяти выглянуть наружу. Когда ты поднимаешь мертвого, это больше похоже на шизофрению. Ты знаешь, кто ты, что с тобой происходило до этого момента и где ты находишься. Но другая часть твоей памяти, принадлежащая мертвецу, точно так же реальна.

Я был Мари Дюпон.

Материно наказание.

Слюнявая кукла.

Мерзость.

У меня шрам на подбородке — от удара о край стола в шесть лет, когда я уронила (уронил?) на пол тарелку. Папа хотел чтобы я узнала, каково тарелке, думая, что это поможет мне стать аккуратной. Но он был мне не настоящий папа и не и знал что таких, как я, не исправишь.

Мой настоящий папа сдох под забором после того, как узнал, что я родилась.

В таких, как я, живет дьявол — так говорит мама. Я никогда не буду такой же красивой, как она. Когда я улыбаюсь, у меня изо рта капают слюни. У меня толстая голова, нет мозгов, и я ломаю все, что мне дают.

От меня не будет толку.

Меня даже нельзя продать на органы, потому что никому не нужны такие плохие органы. С ними живут только такие уроды, как я. А уродов не лечат, когда они болеют. Их выбрасывают на улицу, чтобы они сдохли под забором. Так говорит моя бабушка, а она не будет врать, потому что она меня любит.

Мне двадцать восемь лет. Это много. Обычно девочек отдают замуж, но меня никто не взял, потому что я не девочка. Я вонючка. Но меня не выбросили, и я не сдохла, как папа. От этого я узнала, что меня любят, если любят, тогда не выбрасывают.

Я стоял над трупом вампирши в городском криминальном морге, на первом подвальном этаже. Одна рука — у нее на лбу, вторая мертвым хватом держит выдирающуюся руку полковника Цыбулина. Кажется, ему все это теперь не слишком нравится.

Ничего, не смертельно.

И точно так же я стоял позади дома Мари Дюпон, бездумно поглаживая свою правую грудь в ожидании очередного извращенца, готового заплатить за возможность потискать живой кусочек мяса, не понимающий, что с ним происходит.

Темное и густое текло сквозь меня, билось в грудную клетку не находя выхода.

Не зная, что есть выход.

— Открой глаза, Катарина, — сказал я. — Живи.

Мари хватанула губами воздух. Еще раз. И упала на землю там, где стояла, разбив голову о помойное ведро.

— Я иду, — прошептала она.

В ней не было страха.

Мари точно знала, что однажды это произойдет. Что кто-то придет за ней и разобьет ее жизнь на бесполезные маленькие кусочки. Так всегда бывает с подарками, которых ты не заслуживаешь.

Это было неправильно. Это все было жутко неправильно, умершие никогда не хотят возвращаться, инстинктивно не доверяя тому, кто тянет их назад. Правильно делают в общем-то, хотя на самом деле ни у кого из них нет шансов против некроманта.

Ресницы Катарины дрогнули. Она послушно открыла глаза, не с первой попытки, как будто у нее внутри что-то слиплось или заедало, но открыла. Губы беззвучно шевельнулись. Ну да, я же не приказывал ей говорить.

Боль в разрезанном животе оказалась чудовищной.

Я согнулся, уткнувшись лицом в мешок, выругался, едва сумев выдавить из себя пару слов. Цыбулин закашлялся, скрипнул губами, но продолжал дисциплинированно молчать. Настоящий военный. Я бы так не смог.

Мне было скользко и холодно. Я думаю, что те, кто наполняет московские вокзалы и улицы живыми мертвецами, в этот момент прерывают контакт, чтобы избавить себя от неприятных ощущений. Я хорошо представлял себе, как это будет, но так и не убрал руку.

Я не мазохист. Просто мне хотелось, чтобы Цыбулин понимал, что именно мы делаем с другим человеком.

— Как тебя зовут? — спросил я. — Отвечай.

— Катарина, — сказала она, уставившись в потолок.

Мешок шевелился и шуршал, но лицо оставалось спокойным и неподвижным. Ноги и руки у нее конвульсивно дергались — тело еще не понимало, что с ним произошло. Тик бывает, когда поднимаешь кого-то с обширными повреждениями.

— Ты помнишь, что с тобой произошло?

— Я умерла, — ответила она равнодушно.

— Почему ты умерла?

— Меня разрезали и вынули органы, без которых трудно жить дальше. — Она на мгновение задумалась и добавила: — И украли кровь.

«Украли»? Не думаю, что кто-то кроме вампира мог бы описать это так. Боль стала почти переносимой — или, может быть, я просто перестал воспринимать ее слишком остро. Быть живым человеком удобнее, чем мертвым. У живых гибкая психика, позволяющая не чувствовать вещей, несовместимых с жизнью.

Цыбулин прекратил выдирать у меня свою руку. Собрался, И, кажется, успокоился. Нужно будет сказать ему потом, что он хорошо держался.

Катарина сейчас была — сплошной комок боли и страха.

Я вполне мог избавить его от необходимости проживать эту боль вместе с ней. Без этого можно было обойтись. Но я этот не сделал. Значило ли это, что я злой колдун вроде Ника?

Я не знал.

— Посмотри на меня, — сказал я. — Как это произошло?

Катарина уставилась на меня. Взгляд у нее был как заброшенный тоннель, пустой и гулкий. И тьма, заполнявшая его, вошла в меня.

У меня случалось такое с живыми людьми, но раньше я не задумывался о том, что у мертвых тоже бывают свои шрамы. Есть вещи, которые не оставляют тебя даже после того, как ты умрешь.

А еще с живыми людьми это никогда не было так, как будто ты плывешь среди темных волн, которые вздергивает вокруг тебя ветер. Захлебываешься, суматошно молотя руками, ловишь, ртом воздух пополам с соленой жидкостью, не зная, что у тебя на губах — морская вода или кровь. И тонешь во тьме, забывая о том, кто ты есть.

У него была машина «жигули», длинные белесые волосы и фотоаппарат со съемной вспышкой.

Он сказал, что это необходимо для искусства. Она же такая талантливая, такая раскованная девочка. Эта роль — главная роль в фильме! — просто создана для нее. Нужно только доказать это.

«Думай об этом, как о конфете», — сказал он, расстегивая ширинку и вываливая из нее что-то красное и пахнущее рыбой.

«Тебе понравилось? Тебе ведь понравилось, маленькая сладкая шлю##а?» — спросил он, когда все закончилось. Она точно знала, что останется здесь, в лесу за МКАДом, если ответит неправильно. Есть причина, по которой некоторые девочки, с которыми это происходит, никогда не возвращаются домой. Они говорят: «Я всем расскажу, я пойду в милицию, и ты пожалеешь об этом, сволочь». Если у тебя не вышло отбиться чуть раньше, ты не в том положении, чтобы угрожать. Это ты была легкомысленной и глупой. Это ты дала ему повод думать, что он может так обойтись с тобой. И это ты так хотела попасть в кино, что села к нему в машину одна и позволила отвезти тебя на пленэр. И кто виноват, что теперь ты — шлю##?

Вспомни, он ударил тебя только потом, когда ты не захотела раздвинуть ноги. А до этого ты сама… Ты же сама… Для искусства.

Она наверняка бы пережила кровь, текущую по ногам, но у него в багажнике была лопата. И теперь ей казалось совершенно естественным, что он прихватил ее на тестовые съемки. Мало ли, пригодится.

«Да, — сказала она. — Мне понравилось». Ей было тринадцать, и назавтра ей нужно было в школу. Она носила это в себе потом, как носят в ноге кусочек стекла, который так и не смогли обнаружить в травмпункте. Не больно. Ни хрена не больно обычно, только иногда простреливает от подъема ступни до бедра. И еще очень редко ты просыпаешься ночью, чувствуя, как он медленно поднимается вверх. Он ползет по кровеносным сосудам к сердцу, чтобы убить тебя.

Когда клыкастый монстр предложил ей возможность стать сильной и отомстить, ей уже было все равно, чем за это придется заплатить.

Она выследила его и пришла к нему ночью. Он был сильный. Найти его оказалось нетрудно, а войти к нему в дом — и того легче. Он открыл дверь, уверенный, что сам дал ей адрес.

Стариковская кровь была вялой и вонючей. Ее чуть не стошнило ею прямо на дырявый ковер. Она могла зачаровать его, чтобы он не боялся. Вместо этого она просто лишила его возможности двигаться и вцепилась в открытое горло. На дне его глаз дрожал страх — тонкая, блестящая пленочка.

Ей казалось, что, когда он умрет, она снова почувствует себя в безопасности, но этого не случилось.

Я пришел в себя под каталкой. У меня ломило виски и горло драло так, словно я умудрился где-то подцепить ангину, сам того не заметив.

Воздух выходил из меня с хрипами, пробулькивал через горло, но меня так и не вывернуло. В отличие от полковника успевшего выдернуть у меня свою руку и отойти к дальней стене. Он торопливо вытирал лицо бумажными салфетками.

Ничего, бывает и хуже. Во всяком случае, мы оба смогли увидеть, кто убил Катарину. Потом, когда продрались через шрам, с которым ей так и не удалось справиться, хотя она очень старалась. После обращения Катарина обрела власть и теперь могла не церемониться с теми, в ком можно было разглядеть тень того парня из «жигулей».

Именно это привело ее к смерти.

Впрочем, «увидеть» — это слишком мягкое слово. Правая ладонь полковника Цыбулина никак не могла отлипнуть от солнечного сплетения.

От той точки, куда Ник воткнул черный ритуальный кинжал. Это оказалось совсем не так больно, как думала Катарина.

Но когда она умерла — вот это оказалось по-настоящему плохо.

Катарина была немертвой лет восемь или около того. Совсем недолго, по вампирским меркам. Никто не предупреждал ее, что смерть может здорово отличаться от небытия. Некоторые уверены, что вампиры должны разбираться в смерти. Гораздо лучше нормальных людей, но это не так. Они знают способы оттянуть момент встречи с ней, но это не значит, что они хорошо с ней знакомы.

Она прошла по его следам до самых дверей квартиры и долго скользила вдоль защитного периметра, выискивая щель. Не думаю, что ей удалось бы что-нибудь сделать, даже если бы она проникла внутрь, но ненависть и желание отомстить заставили ее действовать. Мы теперь, наверное, даже карту могли бы нарисовать.

Похоже, мне сегодня было чем гордиться. Чего я до сих пор не понимал, так это того, зачем Нику кровосос понадобился. И это здорово меня беспокоило. Нет таких ритуалов, для проведения которых был бы нужен немертвый. Во всяком случае, я о таких ничего не слышал. Терпеть не могу сюрпризы.

— Возьмите салфетку, — бесцветным голосом сказал Цыбулин.

— Зачем?

— У вас кровь идет.

Я содрал перчатку и провел рукой по лицу. Так и знал. Всегда этот момент упускаю. Кровь капнула на казенный халат. Интересно, чем они их тут стирают, что желтоватых разводов не остается? У меня дома ни одной белой шмотки нет. И не потому, что мне цвет не нравится.

Пришлось запрокинуть голову, прижать салфетку к носу и так вставать. Неудобно, конечно, но прямо сейчас не я тут был главным страдальцем.

Вампирша лежала передо мной, запеленатая в черный мешок для трупов. Ее лицо было безучастным, глаза — сухими, грудь оставалась неподвижной. Зомби не способны выражать эмоции.

Но внутри себя она плакала так, как будто ее горе никогда не пройдет.

— Уходи, — сказал я. — У меня больше нет власти над тобой.

И она ушла.

Мешок сдулся. Я на мгновение задумался, как полковник Цыбулин будет объяснять пропажу тела из запертого помещения, но почти сразу оборвал себя. Не мое это дело. Своих проблем хватает.

Я знаю кое-кого, кто считает, что распределением новых жизней после смерти занимается специальное мудрое существо, оценивающее все наши поступки. Это было бы вполне логично, но на самом деле все обстоит немного иначе.

В тот момент, когда человек умирает, у него внутри словно щелкает потайной рычажок. Он встает в положение «по умолчанию». И тогда человек становится таким, каким его изначально задумал бог. Я не очень в него верю, но ничем другим этот эффект объяснить не могу.

Это длится не так долго — минут десять или около того, пока душа не нырнет в свою следующую историю, которая вылепит из него нечто совершенно иное. Некоторым эти десять минут кажутся вечностью.

Вечностью, проведенной в аду.

Я не сомневаюсь, что вы — именно вы, тот, кто читает эти строчки, — хороший человек.

Вы не пинаете маленьких собачек, не насилуете детей, не воруете еду у пенсионеров и не берете взятки. Вы никогда не напиваетесь так, чтобы потом не помнить, что делали, и не распахиваете полы своего пальто в троллейбусе, чтобы кто-нибудь увидел ваш член. Вы молодец и вообще никогда не совершаете действительно плохих поступков.

А теперь вообразите, что вы делали все это раньше, но только сейчас об этом вспомнили. Сейчас, когда вы — хороший человек.

Что-то вроде этого вы и почувствуете, когда вам придется, оценить прожитую вами жизнь с позиций совершенного существа. Никаких оправданий. Никаких уважительных причин. Никаких способов искупить свою вину.

Все уже сделано, и ничего нельзя исправить.

Каждый из нас рано или поздно умрет. И каждый из нас, сколь угодно циничный и равнодушный, однажды получит в свое распоряжение идеальную совесть, общаясь с которой проведет время до следующего рождения. Я не уверен, что это срабатывает. У меня нет ни одного доказательства того, что в каждой следующей жизни человек изо всех сил старается быть лучше, чем в предыдущей.

Но эту следующую жизнь он выбирает себе сам.

Обычно — неосознанно, потому что никаких сил нет сохранять сколько-нибудь приличное осознание, когда тебе так больно и так стыдно. Иногда этот выбор выглядит чертовски глупо и жестоко. Примерно в той же степени, что и — знаете, наверное? — «если правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя».

А потом истеки кровью, занеси инфекцию и умри от заражения. Это все равно будет лучше, чем еще раз почувствовать себя чудовищем.

Мне остается только верить в то, что разработчик этой системы знал, что делал. Во всяком случае, все остальное у него вышло намного лучше, чем если бы этим занимался я.

Я знаю, что из себя представляет смерть, и могу доказать, что она вовсе не является концом чего бы то ни было принципиально важного. Но есть причина, по которой я изо всех стараюсь выжить и протянуть подольше.

Я не очень хороший парень на самом деле. И я боюсь смерти.

У Мари Дюпон была паршивая жизнь и до того, как я в нее влез.

Только теперь она знала, как так вышло, что она ею живет. И я не был уверен, что на ее месте смог бы поступить с собой так же.

— Я должен извиниться перед вами, — сказал полковник Цыбулин. — Я не знал, как это… как все это работает. Наверное, мне не стоит этого говорить, но вы — страшный человек.

У него в глазах был ужас, старательно скрываемый, но все же вполне различимый. Он протянул мне руку.

Секунду или две я тупо смотрел на нее, пытаясь понять, что мужик от меня хочет. А потом протянул свою. У меня пальцы были перемазаны кровью, но это уже было не очень важно.

Репутация — жуткая вещь, особенно если она вам не по размеру.


 

Конечно же он рассказывал ей, чем занимается!

Разумеется.

Иначе и не могло быть, они же очень давно вместе. У нее просто это вылетело из головы. Наверное, это было что-то сложное. Что-то такое, чего она не смогла понять, когда он объяснял.

— Ты никогда ничего не помнишь, — раздраженно бросил Папернов. — Ты никогда ничего не слышишь. Почему мне все приходится повторять тебе по сорок раз?

Она не знала, почему она такая тупая. В последнее время она чувствовала себя больной. Но ей все равно было стыдно.

Нож смотрел на нее со стола, подмигивая блестящим гвоздиком в рукоятке. Не было ничего проще, чем взять его и воткнуть себе в солнечное сплетение.


 

Домой меня довезли, и это было хорошо, потому что видок у меня был тот еще.

И еще пол-литра виски во внутреннем кармане куртки. Когда мы поднялись наверх, Цыбулин вытащил из стола дежурного бутылку с квадратным донышком и протянул мне. Молча. Кое-кто мог бы назвать это взяткой, но не я. Во всяком случае, не сейчас.

Полковник рассчитывал на мою лояльность в будущем, но это не подарок был.

Лекарство.

Я поднялся к себе в квартиру, сгреб всю наличку, какую нашел, и рванул к ближайшему банкомату, чтобы запихать ее на карточку. Можно было, конечно, и в банк нагрянуть — по понедельникам они работают до восьми. Но я меньше всего сейчас хотел топтаться в очереди и разговаривать с живым человеком по ту сторону стойки.

Не знаю, кто придумал интернет и банкоматы, но он делал это для таких, как я.

На счете у меня оставалось восемнадцать рублей и тридцать восемь копеек. Не совсем та сумма, которая мне прямо сейчас нужна была в электронном виде.

Есть кое-что, что можно оплатить только таким образом. Мне надо было свалить отсюда подальше, потому что сил моих не было уже пялиться на снег, людей и фотографии с места преступления.

Я чувствовал себя так, как будто у меня внутри была вечная мерзлота. И вообще ни черта больше — ни оленей, ни ягеля, ни чукчей.

Есть вещи, которые можно вылечить, хорошенько отоспавшись или нажравшись в сопли, но это была не одна из них. Я не мог уже с этой поганой погодой в одном городе находиться. Я промерз насквозь, как лягушка зимой в мелком пруду.

А еще даже январь не наступил.

Погода? Ладно, вы меня поймали. Понятное дело, что проблема была не в температуре на улице. И не в метели даже, хотя когда вам в морду лопатами швыряют снег, пока вы идете от метро домой, — это не очень приятно. Проблема была во мне.

Некоторые уверены, что это трусость — удирать от трудности, но иногда другого выхода не остается. Бывает, что нужно взять тайм-аут, иначе дальше работать хоть сколько-нибудь эффективно не получится. Мне не так много было надо.

Чтобы меня все оставили в покое.

И чтобы на деревьях были листья.

И согреться.

Большинство людей приходит за такими вещами в турагентство, а потом удивляется, почему вокруг шастают толпы туристов. Я делаю это иначе. Есть много мест, куда нормальные отдыхающие заглядывают неохотно. Туда не бывает групповых туров с прямыми перелетами. И с пятизвездочными отелями тоже напряженка, зато одиночества и солнца — хоть в мешки складывай и запасай на зиму.

Как правило, чтобы добраться туда, не нужно много денег. Мне для этого достаточно просто дойти до ручки. Осознать, что уже все равно куда драпать, лишь бы подальше отсюда. И — ап! — кто-нибудь из монстров авиаперевозок моментально объявляет безумную суточную распродажу билетов с неудобной ночной стыковкой где-нибудь в Дохе, Абу-Даби или Коломбо. В таком состоянии мне все равно, куда лететь, лишь бы в пункте прибытия тепло было. И побыстрее.

Я стоял перед банкоматом, в пятый раз выплевывающим слегка потертую купюру, и старался думать о горячем белом песке. Ни о чем больше.

У меня перед глазами маячило тупое, несчастное лицо Мари Дюпон. Человека, который больше никогда не хотел иметь возможность причинить кому-нибудь вред.

Я сказал — человека? Плохой признак.

Виски обжег мне губы и горло, но согреть так и не сумел, Так бывает.

Подходящие билеты я нашел почти мгновенно, хотя под Новый год цены обычно взлетают до небес. Не иначе кто-то решил организовать ночную распродажу специально для меня. Немного найдется фриков, готовых провести новогоднюю ночь в старом аэропорту Дохи, где вообще ничего нет, кроме пары кофеен и магазина дьюти-фри, но для того, чтобы улететь в Бангкок за сто двадцать баксов, я еще и не на такое способен.

В конце концов, бутылку шампанского в одно рыло я и там вполне мог приговорить. Разве что от оливье придется отказаться — в ручной клади его не провезешь, а там достать негде.

Великая жертва, кто бы спорил.

Поездом, автобусом или паромом из Бангкока можно уехать в тысячу разных мест, и все они годились для того, чтобы что-то сделать с зимой, засевшей у меня внутри как заноза. Нормальные туристы так не ездят, но я сейчас как-то не слишком напоминал нормального. Настолько «не слишком», что даже прикинул, не взять ли мне в городе мотоцикл напрокат, чтобы доехать на нем до Сураттани, а оттуда паромом перебраться на Самуи.

Хороший вариант на самом деле. Дешево, сердито и в полном одиночестве.

Но прежде, чем приступать к упаковке трусов и документов в рюкзак, мне следовало закрыть кое-какие хвосты. Это всегда приходится делать, даже если не хочется. Если ты сам не вспомнишь о них, они не постесняются о себе напомнить.

От изучения карты побережья и отчетов на форуме Винского меня оторвал телефонный звонок. Марина. Вообще-то до четверга еще было очень далеко, но не брать трубку, когда тебе клиент звонит, — плохая политика.

Вот только разговора с ней мне сейчас не хватало для полного счастья.

— Кирилл Алексеевич? — спросила она. Голос у нее был как стекло — нервный, прозрачный и холодный. Знаете, как будто она заранее решила, что я ей врать буду.

— Да, — помедлив, подтвердил я.

За последние несколько дней мне пришлось побывать хреновой прорвой разных людей. Это сбивает с толку, даже если прекрасно понимаешь, что все это — не по-настоящему. Что оно не имеет отношения к твоей собственной жизни.

— Вы что-нибудь уже нашли?

— Кое-что.

Хороший ответ. Просто отличный, если речь идет о разговоре с клиентом насчет заказа, по которому даже еще все сроки не вышли.

— Что именно? — Я почти видел, как она щурится, прижимая к уху телефонную трубку и одновременно прислушиваясь к тому, что происходит в соседней комнате. Там играла музыка.

Мне следовало солгать ей.

Некромантия — не та вещь, которую можно передать по наследству, как цвет глаз или склонность к шизофрении. И лучше бы Марине не знать о том, что за парень сделал ей ребенка. Так всем спокойнее будет.

Я был готов к тому, что она потребует назад свой задаток. Что презрительно подожмет губы и скажет: «Я так и знала, что вы мошенник-гипнотизер». От оскорблений не умирают. От испорченной репутации — тоже.

— След, — сказал я. — Извините, я сейчас не могу говорить. На выезде.

— Позвоните мне, когда сможете, — попросила она. Ровненько так, без эмоций. Совсем. — В любое время.

Я кивнул, не подумав о том, что она не может меня увидеть.

— Я буду очень ждать, — настойчиво добавила она.

— Я позвоню, — сказал я и нажал кнопку отбоя.

Тишина. Чертовски хорошая вещь, если подумать.

Было бы здорово, если бы все мои проблемы решались так же просто. Щелк! И нет никакого злого колдуна, который один раз уже поймал тебя за задницу. И можно спокойно сказать Марине, что мужчина, которого она ищет, недавно умер.

Хотите приехать в морг?

Думаю, она бы захотела. Некоторые люди все стараются делать правильно, Марина как раз из них была. Зуб даю, она бы даже за могилой потом ухаживала. И всем было бы лучше. Любить память о человеке — занятие легкое и вполне безопасное, даже если человек этот при жизни был сволочью.

А вот куда в нашем раскладе приткнуть живого Ника, я не понимал.

Говорят, что все ответы можно найти на дне бутылки. Не знаю, в чем было дело, но у меня не получилось. Может, врут все или бутылка была неправильная, но к тому моменту, когда виски кончился, у меня вообще никаких мыслей не осталось,

Ну разве что «сырые сосиски — это хреновая закуска». Не совсем тот ответ, который был мне нужен.

Наверное, я не самый умный в мире парень. У меня плохо с математикой, и я вряд ли отличу предел от функции второго порядка, даже если они вцепятся мне в горло. Я не слишком хороший психолог. Зато я легко смиряюсь с тем, что для решения некоторых проблем требуется кто-то, у кого мозги получше варят.

Было около десяти часов вечера, когда я набрал Рашида и спросил, могу ли я приехать к нему прямо сейчас. Вообще-то шляться пьяным по гостям не очень вежливо, но у меня выбора особого не было. Можно было еще об стенку головой побиться, но сомневаюсь, что это помогло бы.

Он ответил «валяй» таким голосом, как будто не спал последние двое суток, но я сделал вид, что не заметил этого. Я умею быть тактичным. Правда. Сегодня просто неподходящий для этого день.

У Шредингера никогда не было кошки. Это важно.

Я знаю кое-кого, кто думает, что эксперимент, включающий в себя кошку, закрытый ящик, радиоактивную частицу и ядовитый газ, с вероятностью 0,5 попадающий в этот ящик, чтобы убить кошку, действительно был проведен. Во имя науки. Потому что в то время нельзя было иным образом получить доказательства того, что элементарные частицы могут существовать как в виде корпускул, так и в виде волны.

Тот самый знаменитый эксперимент, в котором кошка жива и мертва одновременно.

Я вылез из машины на проспекте под фонарем. Во дворы, к дому Рашида вела узкая асфальтированная дорожка. Темная. Не то чтобы мне нужно было пройтись. Без прогулки по метели я бы как-нибудь обошелся. Я должен был чувствовать себя пьяным, но не чувствовал.

Просто мне казалось, что за мной кто-то следит.

Такое дурацкое, щекотное ощущение между лопаток.

Кто-то хотел знать, куда это я собрался на ночь глядя. Кто-то смотрел на меня, оставаясь невидимым. И меня это чертовски нервировало.

Перед тем как свернуть во двор, я огляделся. Никого. В одиннадцать вечера на московских улицах обычно полно народу, но это в центре. В спальных районах люди в это время суток мирно смотрят телевизор или гоняют монстров в компьютерном мониторе. В крайнем случае — сидят в кабаке возле метро. Словом, там, где тепло, светло и снега нет.

А здесь, на улице, только машины по проспекту просвистывали. Из чьей-то открытой форточки вытекал густой запах домашних котлет. И картофельного пюре, приготовленного, как надо, с куском сливочного масла и топленым молоком.

Если ты чувствуешь, что за тобой наблюдают, всегда есть шанс, что это паранойя. Но шанс — не гарантия. Я вполне мог позволить себе рисковать собственной шкурой, но идея навести какого-нибудь злого монстра на квартиру Рашида меня не очень привлекала. Он наверняка справился бы с любой тварью, с которой мог бы справиться я. Вот только сейчас он отвечал за безопасность еще одного существа.

Сам не знаю почему, но называть того, кто был четха, человеком у меня язык не поворачивался.

Существо — не такое плохое слово. Во всяком случае, не оскорбительное. Рашид приоткрыл дверь ровно настолько, чтобы я мог с трудом протиснуться. В левой руке у него был здоровенный серебряный крест с заточенным основанием, а в правой — АПБ с наверченным на него глушителем. Стрелять у себя в подъезде — плохой способ сохранить нормальные отношения с соседями. Особенно после одиннадцати. Но иногда других способов остаться живым не остается. Нечасто, конечно, но так тоже бывает. К тому же это не такой уж громкий звук. Лампочка громче взрывается.

Вообще-то он не в ладах с оружием. Рашид — слишком хороший медиум, чтобы таскать при себе пистолет. Помимо прочего, это означает, что большую часть времени он ведет себя не совсем адекватно.

— От тебя снова несет вампиром, — вместо приветствия выдал он. — Может быть, объяснишь почему?

Без паузы, не задумываясь, словно вонь ему в нос била.

Нормальные люди так утечку газа унюхивают, как он нежить.

— Легко. — Я усмехнулся. — Это потому, что я по уши в вампирах.

— Звучит хреново, — заметил он. — Но все равно заходи, раз пришел.

Пока я вылезал из ботинок и пытался пристроить на вешалку мокрую от снега куртку, Рашид высунулся на лестничную клетку. Надеюсь, никто из его соседей в это время не прилип к дверному глазку. Не думаю, что кому-то может понравиться жить рядом с парнем, который по ночам выскакивает из квартиры с пистолетом и крестом. И лицо у него при этом такое, как будто он уверен, что за мусоркой притаился монстр.

Мне бы это точно не понравилось, если бы я сам таким не был.

Бывают ночи, когда может показаться, что силы зла на Земле властвуют безраздельно. Сквозь плотный слой облаков не видно ни луны, ни звезд, а тишина на улицах такая густая что ни один звук не может сквозь нее пробиться. Во дворах ни души и только иногда краем глаза можно заметить черные проблески теней на снегу. Они скользят, как шелк, сплетаясь между собой.

И холод такой, как будто зима никогда не кончится.

Это иллюзия. Я не знаю никого, чья власть была бы абсолютной. У любого, даже самого могущественного существа есть слабое место. И даже самая суровая зима однажды кончается.

Во всяком случае, раньше так всегда было.

— Тебе нужно украсть у него приманку.

Рашид сидел на подоконнике, поставив ноги на сидение кухонного уголка. Из-под светлой, в мелкую клетку рубашки у него выглядывала черная майка. Нормальные люди так не одеваются, но в этой квартире нормальных не было.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я.

— Приманку, — повторил он. — То, на что он зверюгу свою выманивает. Потому что иначе у тебя и твоего полковника будет в итоге куча трупов. А он уйдет. И пальцем для этого не пошевелит. Просто спустит на вас эту тварь и уйдет. И никто его не остановит.

Это я и без него понимал. Большинство обитателей Гемаланг Танах — опасные существа, но напарник Ника был особенным. «Я уверена, что ты не хотел бы его увидеть», — так о нем Анна-Люсия сказала. А она в собственных родственниках получше меня разбирается.

Я вспомнил, как зверь несся над землей, широкими быстрыми движениями слизывая кровь со снега. Вот так оно и будет. Наверняка у полковника Цыбулина найдется запас людей, которые стреляют значительно лучше, чем я. Но иногда не так уж важно, насколько хорошо ты стреляешь. Гораздо важнее то, какая у тебя пушка. В нашем случае самым годным оружием была бы тяжелая система залпового огня типа «Буратино», использовать ее на территории Москвы — не очень хорошая идея.

В Гемаланг Танах я застрелил Джека-Прыгуна из волшебного кольта. По эту сторону границы мне разве что базука помогла бы. Или, может быть, хороший огнемет. А у Ника на поводке даже не Джек ходил.

— Не представляю, как это сделать, — сказал я. — Разве что подождать, пока он еще кого-нибудь убьет для призыва, и попробовать угнать у него мертвых во время проведения ритуала. Вот только он меня по стенке размажет.

— Самокритично. — Рашид усмехнулся и в одно движение скрутил пробку с коньячной бутылки. — Но тут этот метод не годится. Потому что твой некромант не покойниками его к себе привязал. У него есть кое-что получше. Я бы не понял, в чем дело, если бы ты не сказал о том, что он выкачал кровь из убитой вампирши. Спрашивается — зачем ему понадобилась Мертвая кровь?

У меня мгновенно пересохло в горле. «Мертвая кровь, — подумал я. — Мертвая кровь входит в живое тело, чтобы владеть им». И едва удержался от того, чтобы дать самому себе подзатыльник.

Как только Рашид обратил мое внимание на эту деталь, все встало на свои места. Все стало очевидным.

Есть два способа получить помощь обитателя Гемаланг Танах. Один из них доступен всем, кто сумел худо-бедно выучить несколько ритуалов и запомнить пару правил, соблюдение которых гарантирует человеку безопасность. Ты просто излагаешь свою просьбу и озвучиваешь размер платы. Если она кого-то устроит, работа будет выполнена. А второй способ возможен только в том случае, если кто-то с той стороны предложит тебе свою дружбу.

Как Люс — мне.

Я понятия не имею, каким нужно быть, чтобы это случилось с тобой. Знаю только, что с одними людьми это происходит, а с другими — нет, как бы они ни старались.

Зверь вел себя как напарник Ника, но не был им. Некоторые из Гемаланг Танах любят страх, и боль, и смерть. Только для того, чтобы призвать друга, не требуется устраивать гекатомбу. Ни из живых, ни из мертвых. Я мог бы до этого сразу додуматься, еще в тот раз, когда впервые наткнулся на следы Ника.

— У него есть связной, — сказал я.

У меня руки тряслись так, что я пролил чай на стол. Не сказать, чтобы пятно испортило старую клеенку, но все равно неприятно было.

Я думал о медиуме, притянувшем к себе одного из самых страшных родственничков Анны-Люсии. Возможно, о старухе или ребенке, попавших в зависимость от некроманта. О человеке, которого Ник сейчас накачивал вампирской кровью. О том, кто сейчас был одновременно живым и мертвым, как кошка Шредингера.

Только у Шредингера была воображаемая кошка. Абстракция. И это с абстракцией можно обращаться как угодно жестоко.

— Быстро соображаешь, — одобрительно заметил Рашид. Побулькал коньяком, отставил бутылку и добавил совершенно спокойно: — Его тебе и надо украсть. Не скажу, что после этого наш чокнутый маньяк окажется беспомощным, но, по крайней мере, у тебя с твоим дурацким начальством появятся шансы с ним справиться.

— Цыбулин мне не начальство, — машинально огрызнулся я.

— Как скажешь. — Рашид ухмыльнулся. — Пусть будет «заказчик», если тебе так больше нравится. Смысл в общем-то не меняется.

Чай в моей чашке остыл, ну да и черт с ним. Я все равно допивать его не собирался.

— Как думаешь, что это такое? — спросил я, выкладывая на стол красный пластиковый пистолетик. Не сказать, чтобы так уж хотелось поделиться с Рашидом историей своих недавних подвигов, просто у него могла возникнуть хоть сколько-нибудь годная версия произошедшего. А у меня с этим большие проблемы наблюдались.

Когда с тобой случается что-то, что случиться никак не могло, всегда впадаешь в ступор. У каждого есть какие-то базовые вещи, в которых он уверен. Как правило, они закладываются в детстве — нечто вроде «мама меня любит», «привидений не существует» и «небо не может упасть на землю».

А уже сверху все остальное понастроено.

У меня немножко иначе вышло, особенно с привидениями, но мозги устроены точно так же. Именно поэтому я никак не мог вписать в свою картину мира реальный игрушечный пистолет, вытащенный из Гемаланг Танах.

Анну-Люсию — мог.

Бутылку водки, которую высосал Эшу, — тоже.

А вот это ни в какие ворота не лезло. Пора было новые пробовать, и я надеялся, что у Рашида это как-нибудь получится.

Пауза была плотная и скользкая, как пенка на кипяченом молоке. Некоторые считают, что она полезная, но я не знаю никого, кто бы ее любил.

— Где ты его взял? — спросил Рашид.

У него лицо было такое, словно я ограбил Алмазный фонд, а его не позвал.

Мы стояли в дверях, а он сидел на полу, на одеяле, скрестив ноги, и пялился в телевизор. Худая спина, лопатки из-под майки выпирают, как пара куриных крыльев. Джинсы Рашида были ему здорово велики. Может быть, из-за этого сейчас он выглядел моложе, чем раньше.

Маленьким.

Свет не горел, и комнату освещало только мерцание экрана. Окна здесь были закрыты и заклеены. В неподвижном воздухе стоял запах ванилина и орехов, такой густой, что я его почти видел. Перед бывшим четха валялась открытая коробка шоколадных конфет, килограммовый мешок развесного печенья и пара двухлитровых бутылок пепси.

Двести двадцать четыре грамма сахара на бутылку.

А прямо на паркете мелом был начерчен круг, вроде того, который я использовал для вызова духов. Мертвеца это не остановит. Я имею в виду — никакого мертвеца, ни вампира, ни просто поднятого некромантом покойника. Это не вопрос силы или магического воздействия, которому нужно сопротивляться. Они вообще бы его не заметили, как живой человек не замечает инфракрасного луча, протянувшегося от его пульта дистанционного управления к телевизору. О круге нельзя забывать, только если ты имеешь дело с гостем из Гемаланг Танах, или с духами границы, или с призраками. С кем-то, у кого на самом деле в этом мире тела нет, даже если они притворяются, что это не так.

О чем угодно, кроме круга, можно забыть, и это тебя не убьет. Скорее всего.

Без круга ты можешь полагаться только на добрую волю своего собеседника, а это очень ненадежная штука. Не потому, что все, кого можно призвать, такие жуткие монстры, просто у них настроение очень легко меняется.

Они злятся, когда с вызвавшим их человеком почему-то не удается договориться.

Но ведь тут дело не в этом было, правда?

Я мог бы поклясться, что парень слышал, как мы вошли, но он не обернулся. Пошуршал пакетом, не отрывая завороженного взгляда от экрана. Захрустел печеньем, одновременно разворачивая конфету.

Мне случалось сталкиваться с разными духами, но ни одни из них так себя не вел.

— Зачем ты это сделал? — спросил я.

Рашид проследил за моим взглядом. Усмехнулся.

— А ты хотел бы, чтобы он меня убил? Нет уж, так спокойнее.

— Считаешь, он мог бы? — Я вздрогнул. Сосредоточился. В духоте это сложнее, но, если постараться, получится.

— Знаю, — отозвался Рашид. — Это же очевидно. Я вообще сомневаюсь, что его можно называть человеком. Он был четха. Думаешь, к такому парню можно спиной поворачиваться?

Я не должен был думать, что он имеет в виду именно то, что я услышал.

Не должен был.

Я знал, что Рашид — хороший человек. Немного чокнутый, это верно, но хороший. Проблема в том, что именно в том месте, куда он умудрился ткнуть, у меня располагалась болевая точка.

А когда больно, нормально соображать не получается.

Некоторые любят говорить, что, если с кем-то случилась беда, он сам в этом виноват. Он не был достаточно «качественным».

Изнасиловали? А не надо было заходить в подъезд с незнакомым мужиком, приходить в клуб или так одеваться. Очевидно, что эта девушка просто напрашивалась. Шлю##.

Жена изменила? Понятное дело, если бы женщине хватало внимания, она бы на сторону не пошла. Импотент несчастный.

Зарезали в подворотне из-за сотни баксов и дешевого мобильника? А надо было по-хорошему отдать. Наверняка этот убитый в бычку попер. Сам нарвался. И был не лучше тех, кто на него напал. Такая же шпана.

Запомнили?

Причина того, что с тобой происходит что-то плохое, — в тебе. Не в маньяке, который на тебя напал, не в той женщине, которая тебе врала, и не в том парне, который сунул тебе нож под ребро. Это ты их спровоцировал.

Согласно этому раскладу, я тоже сам был виноват в том, что Вероника пять лет назад едва меня не загрызла. Если бы я спросил этих некоторых людей, наверняка оказалось бы, что все дело было во мне. У порядочных мужиков жены не становятся кровососками.

Конечно.

Разумеется.

С хорошими людьми вообще никогда не происходят ужасные вещи.

Не знаю, думают ли так эти люди на самом деле. Надеюсь, что нет. Надеюсь, это просто способ уверить себя в том, что с ними самими никогда ничего плохого не произойдет, потому что они следуют правилам.

Я вдохнул.

Выдохнул.

И очень спокойно, тщательно следя за интонацией, спросил:

— Ты не допускаешь мысли, что зло могло просто проникнуть в него? Как в кошку?

— Ты знаешь, чем человек отличается от кошки? — вместо ответа поинтересовался Рашид.

Сдерживаться оказалось чертовски трудно. Я предпочел бы еще раз подраться с Джеком, чем вести этот разговор. Рашид обычно знает, что говорит. Он в стайной нежити всегда лучше меня разбирался. Вот это мне и не нравилось.

— Чем?

Рашид вытащил из кармана плоскую бутылку. Отвинтил пробку, усмехнулся.

— Чудовище никогда не проникает в него снаружи, — сказал он. — Оно прячется там, внутри него, и бывает, что очень хорошо прячется. Но когда однажды оно вырывается на свободу, это просто значит, что дверь открылась.

— Вот так просто? — спросил я.

— На самом деле все просто. — Он кивнул. — Вообще, вся жизнь устроена. Только это не всегда сразу заметно.

У него всегда как-то получалось пить коньяк, как воду, длинными, медленными глотками.

— По-твоему, в этом парне с самого начала было зло?

— Я не сказал «зло». Я сказал «чудовище». — Он протянул мне бутылку. — Можешь считать меня сентиментальным идиотом, но именно это всегда вырастает из нелюбви. То, что произошло с этим парнем, только позволило чудовищу выйти наружу. Заметь, я даже не считаю, что это плохой результат. Ты бы на его месте просто загнулся.

Он стоял передо мной в полутьме, наполненной призрачными движениями. В бутылочном стекле отражался экран телевизора. Может быть, мне следовало выпить. Когда люди пьют вместе, это работает подтверждением того, что они другу доверяют.

Продолжение...

Мегатрон Гориллаз

опубликовано: 28.12.13 в 20:05


Так же ищут

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!