Сергей Демьянов - Некромант. Такая работа (Боевая фантастика - Часть 4)

Предыдущая частьЧитать сначала...

Четвертая часть

Потом подумал еще раз.

Если к тебе приходит один вампир с деловым предложением, которое вы не хотите принимать, а следом за ним — второй, логично предположить, что и третий постарается вручить тебе тот же самый контракт. Это вряд ли можно назвать общими интересами.

— Я не поднимаю мертвых, — сказал я. — Мне кажется, я это достаточно внятно объяснил в прошлый раз.

— А мне кажется, вы кое-что упустили.

У него было такое лицо, словно он знал какую-то очень забавную тайну и теперь собрался поделиться ею со мной. Вот только мне на хрен не была нужна эта его тайна. Конечно, знание — сила, но с вампирскими секретами всегда связаны проблемы.

Меня здорово смущал цвет его волос. У старых немертвых глаза и волосы постепенно выцветают из-за дефицита меланина. Я сильно подозревал, что та легкость, с которой они впадают в бешенство, тоже связана именно с этим. Меланин подавляет аффективные реакции.

Он был чертовски старым. И он не выглядел как вампир. Кроме того, он даже не пытался давить меня, как давил веселую компанию зомбивладельцев.

— Может быть, я что-то и упустил, — сказал я. — Может быть, я не самый умный парень на свете. Но я не собираюсь менять свое решение.

Он положил руку мне на плечо. Теплая, нормальная рука живого человека. Не знаю почему, но это меня совершенно не успокоило.

— Подождите минутку, — сказал он. — Я только закончу здесь прибираться. Есть кое-что, чего не следует слышать посторонним.

А я для него, значит, посторонним не был? Отличная новость. Лучшая за всю последнюю неделю. Всегда мечтал быть своим в доску для древнего вампира, который выглядел даже более живым, чем я сам.

— Это наш человек, — сказал он. — Вы можете уехать и больше не беспокоиться о нем. Уходите.

Девушка послушно развернулась и пошла к машине. Она двигалась немножко неуверенно, как пьяный или очень сильно невыспавшийся человек. Казалось, она не очень хорошо осознает, что делает. Оба охранника последовали за ней как привязанные. Один из них баюкал сломанное запястье.

Не у одного меня бывают плохие дни.

Мужчина рядом со мной проводил их задумчивым взглядом.

— Вы не поднимаете мертвых людей, — сказал он. — Я могу это понять. Некоторые думают, что вампиры — это такие же люди, только у них другая диета. Некоторые — но не вы. Что ВЫ скажете, если я попрошу вас поднять вампира?

Честное слово, я бы меньше удивился, если бы он предложил мне пост президента.

— В каком смысле?

— Поднять, — повторил он. — Как вы поднимали бы мертвых, если бы делали это.

— Не думаю, что это возможно, — помедлив, отозвался и. — Нельзя поднять труп, если он уже кем-то занят.

С биологической точки зрения вампиры мертвы. У них не бьется сердце, если они специально не заставляют его это делать. Им не нужно дышать. Если их ранить, кровь потечет только в том случае, если они недавно плотно поужинали, — и то не их кровь. У них не растут волосы и ногти. Есть только одна вещь, которая отличает их от трупа.

Немертвым разложение не грозит, поскольку они не умирали.

В момент обращения человек просто залипает в текущей жизни, как муха в янтаре.

— Позвольте, я кое-что объясню, — сказал он. — Один из детей мадонны Сангре был убит. Мы хотим знать, кто это сделал. Он не оставил следов, по которым мы могли бы найти его, но кое-что о нем нам известно. Он некромант, к тому же очень неразборчивый в средствах. Он пользуется помощью призванного духа, достаточно могущественного, чтобы успешно скрывать его от поиска. И он не убийца вампиров, если вы понимаете, о чем я.

— Думаю, что понимаю, — медленно сказал я.

У меня внутри все свернулось в тугой змеиный клубок. Я даже дышать толком не мог. Так бывает, когда падаешь. Или когда твой мир кто-нибудь ставит с ног на голову.

— Он предпочитает убивать людей и убил их уже достаточно, — добавил мой кашемировый собеседник. — Я полагаю, это должно вас заинтересовать.

Если у тебя действительно обнаруживаются общие интересы с монстром, это плохой признак. Но знаете что? Я бы не стал расстраиваться, если бы это было самой ужасной вещью в списке моих проблем.

— Ладно, вы меня убедили, — признал я. — И что теперь?

Мне чертовски не хотелось с ним соглашаться, но что я еще мог сделать? Информация не бывает лишней, и если человек, за которым охотился Селиверстов, успел насолить и вампирам тоже, может, это и к лучшему. Во всяком случае, я крепко на это надеялся.

— Мадонна Сангре желает поговорить с вами прежде, чем вы увидите тело, — ответил он. — Вот адрес. Обещаю, что вы вернетесь живым.

— Похоже, вы вообще не умеете отступать, — пробормотал я, пряча в карман картонный прямоугольничек. Сомневаюсь, что он засветил мне место их дневной лежки, чтобы я мог прийти и убить их, когда они будут беспомощны.

— Дело вовсе не в этом. — Он улыбнулся, как будто решил, что я пошутил. — Просто мы можем позволить себе ждать подходящего момента так долго, как будет нужно. У вас такой возможности нет. Так вы придете?

Встреча с вампиром — не самый лучший способ провести воскресный вечер. Это не лучший способ провести вообще любой из вечеров вашей жизни. Но если это поможет мне разобраться со слетевшим с катушек некромантом, который в десятки раз сильнее меня, я согласен немного потерпеть.

— Да, — сказал я. — Я приду.

Может быть, некоторые из вампиров действительно умеют левитировать или превращаться в облачка тумана, но этот сел в машину и уехал. Вот так просто. Допускаю, что он не любил выделяться из толпы. Если ты — хищник в окружении ходячей еды, это вполне оправданная тактика.

Только тогда я заметил, что рука у меня больше не болит. Совсем. И с разбитыми губами все в порядке. Наверное, мне следовало бы сказать кровососу спасибо, но я только разозлился. Конечно, трудно работать, если у тебя порваны связки на правой руке и морда расквашена так, что смотреть страшно. Но мне очень, очень не нравится, когда клыкастый немертвяк лезет чинить мой персональный организм после того, как признал мое право быть побитым.

Кажется, я уже говорил — им нельзя верить. Ни в чем.

Он обещал, что я вернусь со встречи живым? Что ж, я собирался позаботиться о том, чтобы это оказалось правдой. Никто же не говорил, что я должен прийти один и без оружия, правда?

Спускаясь в метро, я снова увидел попа. Он неторопливо поднимался по лестнице мне навстречу. В руках у него была латунная коробка для пожертвований из церковной лавки в переходе. С прорезью и маленьким замочком. Все верно. На бога надейся, но ишака привязывай. Так надежней будет.

Летом под железнодорожным мостом, перекинутым через Москва-реку, собираются роллеры и скейтеры. Тут хороший асфальт, а машины появляются нечасто. Но когда повсюду лежит снег, им тут нечего делать.

И вообще кому угодно — нечего. Кроме меня.

Я осторожно спустился вниз по обледенелой лестнице, выбрал место почище и уселся прямо на снег. Если на тебе кожаные штаны, еще и не такое можно себе позволить. Совсем рядом со мной плескалась свинцовая речная вода. Этот звук с недавних пор вызывал у меня нехорошие мысли.

В Москве есть несколько мест, где мне лучше всего удаются поисковые ритуалы. Это не какие-нибудь особые геомагнитные точки. В них нет никакой силы, кроме той, что можно принести с собой. Дело в другом. Бывают «намоленные» иконы и храмы. И бывают места, где люди что-нибудь прячут, чтобы потом найти. Раз, другой — и через некоторое время тем, кто проходит мимо, начинает казаться, что это место — особенное. Необычное. С историей. Что где-то здесь спрятан клад и, если хорошенько постараться, можно отыскать его и стать богатым человеком. Я ощущал эту «напрятанность», как щекотку в центре ладони. Самые лучшие из таких точек расположены на территории московского Кремля, внутри кольца красных стен. Но мне фиг бы кто позволил расположиться там со всем моим барахлом.

Хотя там, конечно, удобнее. И света больше.

Вдоль набережной горели фонари, но толку от них было немного. Я разложил свой нехитрый инструментарий, щелкнул кнопкой дешевого карманного фонаря и пристроил его на железный штырь, торчавший из бетона. Так, чтобы свет падал вниз. При себе у меня была фотография, справочник телефонных кодов стран, пять греющих свечей в подсвечниках-стаканах и пачка туристических карт. Не очень подробных, зато включающих в себя все, что мне теоретически могло понадобиться. Я знаю тех, кто работает иначе, — с хрустальным шаром или с Таро, получая очень точные результаты, но мне мой способ нравился больше.

Это как с готовкой. Есть люди, которые способны приготовить отличное фуа-гра, но лично у меня лучше получалась яичница.

Все расходники, необходимые для поиска, я купил в ближайшем супермаркете. Соль, спички, свечи, бутылку минеральной воды и маленькое зеркало, которое потом нужно будет разбить. И выбросить в проточную воду. Не потому, что я так уж люблю мусорить, просто не годится оставлять путь, по которому можно найти меня самого. Большая часть моих заказов такого плана — это пропавшие собаки, сбежавшие дети или неверные возлюбленные, свалившие и не оставившие покинутому партнеру нового адреса. Но не всегда. Иногда бывает, что мне приходится отыскивать не слишком хороших людей, совершенно не желающих быть найденными.

Воров.

Убийц.

Насильников.

Тех самых, чьи фотороботы висят на стенде в каждом отделении милиции. Как правило, они ничего не понимают в ритуальной магии и редко могут сопоставить странное ощущение в области седьмого шейного позвонка с тем фактом, что они находятся в розыске. Но там, где есть правило, всегда можно напороться на исключение. Я предпочитал перестраховаться.

Я мог бы сказать, что в этот раз у меня было плохое предчувствие, но это неправда. Я всегда так делаю.

Края карты я прижал подсвечниками. Ветер пытался мне помешать, но я оказался хорошим противником.

Было бы здорово, если бы дома у меня это получалось так же эффективно. На самом деле в поиске пропавших нет ничего особенно сложного. Все, что тебе нужно, — настроиться на объект поиска, как на радиоволну. Для этого не нужно быть Шерлоком Холмсом. Достаточно уметь крутить соответствующие ручки.

Фотографию я положил сверху. Свечки потрескивали. Ветер гонял по набережной пустой пакет. Где-то вдалеке завывала автомобильная сигнализация. Рай, да и только. Я расслабился и постарался ни о чем не думать. Почти все люди постоянно мысленно разговаривают с собой, и за этим шумом невозможно услышать ничего по-настоящему важного.

Я — не исключение.

Просто мне удается вовремя сказать себе: «Заткнись, дружок».

Это ощущение всегда накатывает на меня внезапно, без предупреждения. В первый момент даже не всегда понятно, что это именно оно. Я скользнул рукой по первой странице справочника, и указательный палец тут же кольнуло теплом.

Россия, Москва. Так я и думал. Не знаю, как это объяснить. Просто на всех, кто прожил здесь достаточно долго, словно стоит невидимая метка. Ее ощущаю не только я. Многие скажут, что москвича легко отличить от жителя любого другого населенного пункта планеты. Этот город что-то делает с теми, кто живет в нем. И не сказать, чтобы мне так уж нравились эти изменения. Я люблю город, в котором родился. Я прожил здесь большую часть своей жизни. Но в нем нечего делать человеку, который хочет таковым оставаться.

Я переключился на карту и тут же почувствовал, как руки у меня задрожали.

Юг?

Нет, холодно.

Восток?

Уже теплее. Сместиться вверх, наудачу коснуться кончиками пальцев пары станций метро, показавшихся подходящими. Он был где-то рядом, совсем рядом с теми точками, которые я ощупывал.

Я никогда не был азартным. Я равнодушен к рулетке, игровым автоматам и покеру. Но мне трудно оставаться спокойным, когда тот, кого мне нужно найти, пробует спрятаться — и делает это так хорошо, что у меня есть неплохие шансы проиграть.

Может быть, это меня и подвело.

Для качественного и безопасного поиска требуется кристально чистое сознание. Ты забрасываешь в прозрачную воду спиннинг и ждешь, когда круги на воде разойдутся. Озеро, потревоженное вторжением, должно успокоиться, прежде чем первая рыба обратит внимание на приманку. Но, если поднято со дна слишком много ила, ты можешь не заметить вовремя какую-нибудь гибкую, темную тень, метнувшуюся к берегу.

Леска натянулась — и одним рывком вдернула меня в чужое сознание.

И только в этот момент я понял, на кого охочусь.


 

Некоторые думают, что человек не может быть абсолютно плохим.

Если кто-то поступает плохо, это значит, что у него есть причины так поступать. У серийных убийц не хватает в голове винтиков. Политик, отправляющий на смерть множество людей, делает это из высших соображений безопасности страны. Мужчина, избивающий свою жену и детей, никогда не видел иных семейных отношений: так делал его отец, и дед, и отец его деда, утверждая, что этим выражает свою любовь. Злую старуху, целенаправленно доводящую невестку до больницы когда-то с ребенком на руках бросил муж, и она просто не может понять, почему теперь ей нужно отдать другой женщине любовь и заботу мужчины, которого она выращивала для себя.

Мой сегодняшний клиент не был сумасшедшим.

В детстве его не били и не насиловали. Для него не составляло проблемы учиться в школе. Нельзя сказать, что одноклассники любили его, но врагов у него не было. Тот единственный раз, когда один из парней постарше отнял у пятиклассника бутерброд с колбасой и, понюхав, брезгливо скривился, чтобы в следующий момент метнуться в туалет и выбросить еду в унитаз, не в счет. Это происходило с тысячами школьником в тысячах школ. Но только одного из хулиганов следующей ночью задушил его мертвый дед, весь в земле и со сломанными ногтями.

Была еще одна наука, кроме математики и биологии, которая легко давалась обиженному пятикласснику.

Когда я впервые увидел его на фото, меня затошнило.

Это могло произойти потому, что он умер или находился глубоко под водой, занимался медитацией или лежал под наркозом, пока хирург резал и шил его внутренности. Или потому, что я только что положил мертвеца, едва не утянувшего меня за собой.

Но теперь я знал, что причина в другом. Человек с Марининой фотографии был похож на меня больше, чем мне хотелось бы.

Всякий некромант балансирует на тонкой грани между приемлемым и недопустимым. Трудность в том, что местоположение этой грани каждый определяет для себя сам. Нет такого учебника для начинающих некромантов, где было бы написано: «Делая это, ты переходишь на темную сторону силы». У некромантов вообще нет учебников. Есть вещи, которые у тебя получаются. Иногда ты можешь почуять, куда двигаться, чтобы у тебя получалось еще больше. И очень трудно сказать себе: я могу это, и это принесет мне власть, деньги и боязливое уважение окружающих, но я не буду этого делать, потому что это аморально.

Мораль — всего лишь слово. Нет ничего легче, чем переступить через него ради собственной выгоды, безопасности или удовлетворения желаний. Никто не может запретить тебе этого. Никто не накажет тебя, если ты это сделаешь.

Я неудачник. Бывают времена, когда мне нечем заплатим, за телефон. Никто не ждет меня дома, когда я возвращаюсь с очередной вылазки. У меня нет костюмов от Версаче, и моя мать уверена, что я подвел ее, не получив сладкого и денежного места под солнцем. Такого, которое позволило бы мне построить ей дом в элитном поселке и нанять веселую работящую хохлушку, чтобы больше не приходилось возиться на кухне. Некоторые из тех, с кем я учился, добились куда более впечатляющих результатов. Если, конечно, вы считаете впечатляющими такие вещи, как внушительный счет, аккуратная семья с воспитанными детьми и возможность менять брендовые машины каждые два года.

Я вполне мог бы получить все это, расплатившись своими дурацкими принципами, которые ничего не стоят в глазах большинства людей.

Я неудачник. И знаете что? Меня это устраивает. Может быть, не полностью. Но гораздо больше, чем если бы я позволил себе превратиться в парня с Марининой фотографии.

Видно мне было не так уж много. Хороший двадцатичетырехдюймовый монитор с наполовину заполненной экселевской таблицей. Довольно толстые пальцы с очень коротко oбрезанными ногтями — на клавиатуре. Почти пустой стол безо всяких разводов от кофейных кружек, фантиков и крошек печенья.

Не такой, в общем, как у меня.

И здесь очень сильно пахло вербеной. Так сильно, что запашок старой крови под этим бьющим в нос ароматом был едва заметен.

— Думал, что я не замечу? — медленно спросил Ник, поворачивая кресло так, чтобы увидеть себя в большом зеркале висевшем справа от двери кабинета.

У меня желудок узлом завязался. Это странно звучит, если вспомнить, что на самом деле мое тело находилось в не скольких десятках километров южнее, но ощущение были именно такое. Теперь не я искал некроманта с помощью телефонного справочника, набора свечек и пачки дешевых карт. Неприятно чувствовать, что ты превратился из рыбака в наживку. В проглоченную наживку. Вот только за моей спином не было никого, кто мог бы дернуть удочку.

— Смелый маленький ублюдок, — пробормотал он. — Кажется, ты забрался туда, куда тебя не звали. Боишься?

Очень мне не понравился его голос.

— Я чую твой страх, — продолжил он, поднимаясь с вертящегося рабочего кресла. — Ты пришел, чтобы попытаться поймать меня, но попался сам. Крошечная глупая рыбка, я знаю, что ты здесь. Я держу тебя за жабры.

И он ударил меня той тьмой, которая есть внутри каждого человека. У кого-то — меньше, у кого-то — больше. У него ее было чертовски много. Боль оказалась такой, что я едва не потерял сознание. Она прошла сквозь меня, как высокая волнами, — и схлынула, оставив меня подергиваться от страха на краю чужого сознания.

— Любишь боль? — ласково спросил некромант. — Я могу тебе это устроить. Целый океан боли. Ты будешь визжать от нее, как свинья, глупый медиум. На кого ты работаешь? О, я узнаю это. Ты не убежишь, пока не расскажешь мне все, о чем я захочу тебя спросить. Ты допустил ошибку, связавшись со мной. А я не из тех, кто прощает чужие ошибки.

Мне повезло, что ему нравилось поговорить. Пока он пугал меня, я хотя бы мог думать. Мне нужно было понять, как он подцепил меня. Если знаешь, куда тебе воткнулся крючок, появляется шанс избавиться от него.

Его рабочий кабинет был обставлен дорого и со вкусом. Квартирка представительского класса, если пользоваться терминологией риэлторов. Ореховый стол, фальшпотолок с кучей встроенных лампочек, на стенах — панели из какого-то темного дерева. Симпатичный наборный паркет в коричневых и красных тонах. Наверное, на нем даже не очень заметна кровь. Очень удобно, когда работаешь дома.

Окно во всю стену, сейчас почти полностью закрытое шторой. Сквозь щель было видно кусочек темного неба, освещенную крышу с мансардой на другой стороне улицы и кусок рекламного щита. Кока-кола. Эта реклама под Новый год всегда заполняет улицы: Санта, бутылка и, может быть, пара плюшевых белых медведей. Это лучше, чем водка, балалайка и тамбовские волки, воющие на заднем плане. Во всяком случае, так мне кажется.

Стоп.

Высокий этаж. Пентхаус? Таких домов в Москве до сих пор не сказать чтобы много.

— У нас много времени, мальчик, — усмехнулся некромант. — Маленькое сыкло. Страх пропитал твою кровь, как дым.

Я не возражал. Нет смысла отрицать очевидные вещи. Я действительно боялся его. Вот только для меня в страхе нет ничего необычного. Ничего такого, что могло бы заставить меня вести себя иначе, чем всегда. При моей работе быстро привыкаешь к перепадам настроения и взрывам эмоций, не все из которых являются твоими собственными, хотя ощущаются таковыми. Страх ничем не отличается от гнева и ненависти, захлестывающих тебя во время охоты на стайную нежить. Страх ничем не отличается от боли и бессилия, прорастающих внутри, когда ты отпускаешь зомби обратно из его мертвого тела. Ты просто принимаешь его и позволяешь жить в тебе, пока ощущения не иссякнут.

Это неприятно, но от этого не умирают.

Он выдвинул ящик и вынул из него толстую тетрадь в кожаной обложке. По черной коже золотым тиснением вились буквы — «Книга духов».

Позер.

В общем-то у меня тоже такая была, только я в нее тысячу лет не заглядывал. Ну и выглядела она попроще, чего скрывать. У моей обложка была обычная — дешевая синяя клеенка. Надо куда-то записывать рецепты, которые не помнишь наизусть, и результаты экспериментов. Обыкновенная общая тетрадь в клетку годится ничуть не меньше понтового ежедневника, сделанного на заказ.

— Когда я закончу, ты будешь умолять, чтобы я убил тебя, — сказал Ник, улыбаясь. — Но я не сделаю этого. Ты мне еще пригодишься.

Ага. Бегу и падаю. Не ешь меня, Иван-царевич, я тебе еще пригожусь.

— Итак, посмотрим, что у нас есть в сегодняшнем меню… — пробормотал он. — Что-нибудь особенное.

Иногда воображаемый капкан способен держать тебя ничуть не хуже настоящего. Мне впору было пытаться отгрызи себе лапу, как это делает лиса. Не знаю, как Ник его сделал, но технология была интересная. Пожалуй, запомню и попробую разобраться с ней, мне такая тоже пригодится. Маленький нюанс — для этого нужно было сначала свалить отсюда. Для подготовки этого фокуса мне требовалось время. И хорошо бы, если бы в процессе из меня никто жилы не тянул. Мне всегда было трудно сосредоточиться, когда что-нибудь болело.

— Может, поговорим? — спросил я.

Он замер. Серьезно, даже в книгу пялиться перестал, как будто на него откровение снизошло, а он ну никак этого не ожидал.

— Я тебя знаю? — поинтересовался он.

— Вряд ли, — отозвался я как можно легкомысленнее. Не забывая очень аккуратно прощупывать капкан, поймавший меня. — Зато я, так уж получилось, знаю тебя.

Мне чертовски не хотелось унести на себе часть чужой личности. Не то чтобы я боялся нанести психике Ника непоправимый вред. Просто так вышло, что часть именно этой личности, прицепившаяся в меня, как клещ, мне совсем не была нужна.

— Я ощущаю в тебе что-то знакомое, — сказал Ник. — Не пытайся меня обмануть. Я намного сильнее тебя.

У самых страшных монстров есть одно слабое место. Они думают, что им ничего не грозит. Что это они тут — страх, и ужас, и власть. Иногда они ошибаются. Сильный еще не значит умный.

— Ты ведь не считаешь, что ты — единственный в этом городе, кто способен поднимать мертвых? — спросил я.

— Ты некромант, — сказал он.

Молодец, быстро соображает.

— Тем лучше, — добавил он. — Может быть, этот вечер не будет проведен совсем без пользы. У тех, кто на что-то способен, можно забрать намного больше, чем у тех, кто ничего не умеет, кроме как жрать, срать и спать. И я давно хотел проверить одну интересную теорию…

Я его не дослушал. Невежливо, конечно, но, когда речь идет о твоей собственной незаменимой шкуре, вполне допустимо обойтись без расшаркиваний.

Он совсем чуть-чуть опоздал шарахнуть меня очередным болевым приступом. Чуть-чуть. Но мне хватило.

Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.

Красный. Оранжевый. Желтый. Зеленый. Голубой. Синий. Фиолетовый.


 

Я медленно посчитал от семи до единицы, выдерживая нужные паузы. Мне хотелось сделать это как можно быстрее, но без четкости и размеренности у меня бы ничего не вышло. Это как собирать автомат на скорость — нельзя, чтобы у тебя руки тряслись.

— Зову и взываю, — сказал я.

Это распространенная формулировка. Ее многие используют.

Правда, обычно это делается в соответствующем месте, где предварительно начерчен защитный круг и расставлены и правильном порядке нужные аксессуары. Некоторые подбирают их на свое усмотрение, но стандартный набор — это свечи и предметы, олицетворяющие четыре стихии. И подарки.

Я уже говорил, что у меня есть знакомые, к которым я не рискну соваться без взятки? Забудьте. В некоторых случаях приходится удирать так быстро, что не успеваешь прихватить кошелек. Но то, что тебе нечем расплатиться, отнюдь не отменяет необходимости спрятаться.

Есть причина, по которой всякий, кто собирается провертеть дыру в границе человеческого мира, рисует круг. Или пентаграмму. Дело не в форме. Сгодится любая замкнутая фигура, хоть тетраэдр.

Пока ты веришь в ее надежность, ни один поганый мелкий дух из тех, что вечно шныряют неподалеку от границы в поисках добычи, не сможет до тебя добраться. Хотя бы однажды с ними сталкиваются все, кто практикует осознанные сновидения, ритуальную магию или еще что-нибудь подобное. Это ощущение ни с чем не спутаешь. Когда тебе внезапно становится страшно так, как не было никогда раньше, — это они. Когда холодный пот стекает по твоей спине и кажется, что ты больше не сумеешь вдохнуть, — это они. Когда ты вдруг понимаешь, что слишком далеко забрался в кроличью нору и теперь не сможешь из нее выбраться, — это они.

Падальщики границы.

Нельзя сказать, что это очень опасные твари. Все, что они действительно умеют, — это хорошенько напугать человека, чтобы потом кормиться на его страхе. Нужно быть идиотом, чтобы позволить одному из них пробраться внутрь тебя и свить гнездо.

Мне с ними поладить проще, чем другим. Я с девяти лет знаю, что они такое. Это не защищает от страха. Он накатывает, как тошнота, парализует, лишает возможности нормально соображать. И все, чем я мог отмахиваться от него, — это понимание, что он не настоящий.

Маловато, чтобы чувствовать себя комфортно, но вполне достаточно, чтобы выжить.

— Зову и взываю, — упрямо повторил я.

У меня не было никакого круга. Даже в голове. Я открылся нараспашку — давайте, приходите и берите меня. Никаких подвохов. Никаких скрытых условий. Мягкое, как улиточье брюшко, беззащитное человеческое сознание.

Неудивительно, что это произошло почти мгновенно. Я даже не успел как следует перепугаться, когда боль пронзила меня раскаленной иглой. Это был не самый крупный из падальщиков границы, но, видимо, самый голодный.

Я увидел белые острые зубы и нож, который сверкнул у меня перед лицом, как падающая звезда. Я увидел губы, которые я так часто целовал, искаженные хищным оскалом, и мою собственную кровь, положенную на них, как печать.

Не знаю, что увидел Ник, но он заорал.

Падальщик нетерпеливо рванул меня, вцепился резко и больно, дернул. Под его напором я вылетел из хватки некроманта, как пробка из бутылки шампанского. И ускользнул туда, откуда он пришел, оставив Нику вместо визитки оригинальный запоминающийся подарок. Параноидальный невроз с доставкой прямо в вашу голову практически бесплатно. Не думаю, что это надолго его отвлечет, но повозиться придется.

Вот это и называется — насрал в душу.


 

Фиг бы я что успел сделать, если бы полагался на записи.

«Книга духов» — отличная штука, если ты все ритуалы проводишь как положено — в безопасном, специально подготовленном для этого месте. Но у меня почти никогда не бывает идеальных условий для работы.

Прежде чем все заполнилось белой мглой, я скороговоркой отбарабанил формулу призыва Господина перекрестков. Я чертовски надеялся на то, что он откликнется.


 

Вообще-то Гемаланг Танах, землю духов, трудно назвать надежным укрытием для человека.

Отсюда сновидцы вытаскивают за хвосты вещие сны. Или кошмары — это уж как повезет. Сюда иногда забредают заплутавшие мертвецы, но ни один не остается надолго. Гостям здесь всегда рады. Основное правило, согласно которому тут строится жизнь, — убей, чтобы не быть убитым. Или хотя бы покажи, что способен убить. Некоторые начинающие мистики называют его астралом и очень мечтают сюда попасть, полагая, что здесь им дадут могущества и великих тайных знаний.

На самом деле чаще всего здесь дают люлей. Я знаю. Проверял.

Это плохое место.

Получше пыточной у злобного некроманта, который собирается тебя выпотрошить и убить, но все равно плохое. Даже в Москве есть дворы, в которые не следует забредать одинокому туристу. Так вот тут таким двором было все вокруг.

Я знаком кое с кем из местных.

Не близко, но вполне достаточно, чтобы позвать на помощь, когда меня начнут убивать. «Наших бьют» — вполне годный девиз для любой потасовки.

Драться мне сейчас ну совершенно не с руки было. Большинство людей чувствуют себя уязвимыми без одежды, даже если погода позволяет разгуливать голышом. Человек, выброшенный из машины на безлюдную улицу голым, в первую очередь постарается чем-нибудь прикрыться, а вовсе не бежать в полицию или травмпункт.

Я знаю еще более эффективный способ опозориться.

— Ты очень необычный человек. Тебе это уже кто-нибудь говорил?

Эшу стоял позади меня с таким видом, точно занимался этим последние лет сто и уже здорово задолбался.

Не думаю, что это было комплиментом.

— Издеваешься? — мрачно спросил я.

Обычно тут никого не было. Спокойное пустое место, одно из немногих, где можно было не опасаться встретить какого-нибудь голодного типа, вышедшего поохотиться на соседей. Эта круглая поляна посреди леса считалась чем-то вроде храма под открытым небом, но такого, куда тысячу лет никто не заглядывал.

Незачем.

Сейчас здесь было больше народу, чем на пикнике «Афиши». И очень немногие из них были хотя бы внешне похожи на людей.

А в десяти шагах от этой толпы стоял я.

При нормально проведенном ритуале я попал бы сюда после часовой медитации — в приличном виде и под защитой какого-нибудь подходящего местного громилы. В общем, совсем не так, как сейчас — голый, с обрывком стальной цепи, крепко обмотанным вокруг правой лодыжки, и без гарантий безопасного возвращения.

Хреновый расклад.

У меня под ногами хрустела сухая трава. Солнце висело в зените, и свет был таким ярким, что приходилось щуриться. Грудь, разодранная падальщиком, еще кровоточила, но ежу было понятно, что эта рана неопасна. От воображаемых травм довольно трудно умереть. Во всяком случае, сложнее, чем от реальных. Чем меньше я буду обращать на нее внимания, тем быстрее она заживет.

— В последний раз у нас кто-то так эффектно появлялся очень, очень давно. — Эшу улыбнулся. — Ты умеешь выбрать время и место.

— И что с этим кем-то случилось? — спросил я.

— Он умер. — Эшу усмехнулся. — Обычное дело, если человек приходит сюда, не оговорив предварительно все условия.

— Спасибо, что встретил, — сказал я, пытаясь как-то пережить тот факт, что на меня все пялятся. — У меня возникли незапланированные трудности с одним клиентом.

— Трудности редко бывают запланированными, если они не чужие. — Он ухмыльнулся. — Так и будешь стоять голым? О, я забыл! Сегодня тебе пришлось бежать сюда слишком быстро и ты не смог подготовиться. И значит, тебе нечем платить. Не откланяться ли мне, пока ты не потратил слишком много моего времени?

— Дашь мне кредит? — быстро спросил я.

— Полагаешь, я — банк? Или, может быть, магазин электроники?

Его правая бровь поехала вверх. Он развернулся, чтобы уйти. Вцепиться в полу плаща могущественного духа, собирающегося свалить, — довольно плохая идея, но другой у меня все равно не было. Как только он оставит меня одного, я труп.

— Послушай, я всегда тебе аккуратно платил, — напомнил я. — Неужели ты не можешь сделать поблажку давнему клиенту?

Мне хотелось бы сказать, что при этом я выглядел вполне достойно, но я не люблю врать.

— А с чего ты взял, что ты мой клиент? — Эшу остановился, покачал головой, как-то по-новому глядя на меня. И облизнулся. — Ты мой корм. Пойми меня правильно, ты очень везучий парень, и мне было забавно наблюдать за тобой. Но все люди рано или поздно умирают. В этом ваш конструктивный недостаток. Вы просто не способны стать по-настоящему давними клиентами. Я мог бы еще долго помогать тебе, это было весело. Но ты сам решил подставиться. Это твой выбор.

— Ага, — буркнул я. — Между смертью и другой смертью. С тобой, по крайней мере, был шанс договориться.

— Нет платы — нет и работы. — Он широко улыбнулся. Разве не так говоришь ты сам?

Тут он меня, конечно, подловил. Я мысленно пообещал себе, что возьму еще пару часов волонтерской работы, как только отсюда выберусь. И никаких «если». Кто-то должен верить в меня, чтобы я справился. Хотя бы я сам, раз уж больше некому.

Эшу уже начал таять, и в толпе возникло нездоровое оживление, когда это случилось.

— Я заплачу за него, Барон. Сделай, что он хочет, — услышал я.

Я знал этот голос. Этот глубокий, бархатный голос, наполненный влажностью, невыносимым жаром и обещаниями, которым никогда не суждено быть выполненными.

Она скользила сквозь толпу, как лист по воде. Я не заметил, чтобы перед ней расступались, но она даже на ногу никому не наступила. Просто в тот момент, когда она проходила мимо, волшебным образом никого не оказывалось рядом с ней.

Черт, лучше бы я сдох сразу.


 

У каждого, кто в принципе способен взаимодействовать с миром, разделяющим человеческие рождения, есть напарник

С той стороны. Как правило, чем сильнее человек, тем опаснее его сумеречный приятель. Но бывают исключения.

Анна-Люсия носит алые и зеленые платья в облипку, едва прикрывающие задницу, и понятия не имеет о том, что на свете существует обувь. У нее длинные ноги и черные волосы, блестящим водопадом спускающиеся до самых пяток.

И очень, очень острые зубы.

Впервые я увидел ее, когда мне было девять: она пришла и загрызла тварь, решившую полакомиться моим ужасом и свившую гнездо под кроватью. Не знаю, каким образом мелкие хищные твари, вечно пасущиеся возле границы миров, умудряются находить тех, кто способен их увидеть, но каждый медиум может похвастаться солидной коллекцией детских кошмаров. Они редко бывают по-настоящему опасными, но вполне могут довести человека до нервного истощения. Родители обычно уверены, что причина их возникновения — излишняя впечатлительность ребенка. «Разумеется, в твоем шкафу нет никакого чудовища, ты просто слишком много смотришь телевизор», — говорят они.

Проблема в том, что чудовище есть. И то, что оно пока не может до тебя добраться, не делает его менее страшным, когда тебе всего девять. Очень неприятно в таком возрасте узнать, что мама и папа вообще не способны увидеть его. Никто не может защитить близкого от опасности, в существование которой не в силах поверить. Однажды ты понимаешь это и остаешься один на один со своими страхами. И это меняет тебя, превращая из маминой детки в того, кто со всем должен справляться самостоятельно.

Но когда тебе только девять, ты мало что можешь.

Может быть, именно поэтому я решил, что дружба с Анной-Люсией будет хорошим решением моей проблемы. Многим это может показаться не самой лучшей идеей. Но у меня не было больше никого, кого бы я мог позвать на помощь ночью, когда меня снова будило прикосновение холодной скользкой лапы.

— Привет, малыш, — сказала она, оторвавшись от растерзанного трупа твари, которую ей пришлось выволакивать из-под моей кровати. — Какие вкусные штуки можно найти рядом с тобой! Пожалуй, мы сможем подружиться, если ты кое-что сделаешь для меня.

Впервые за целый месяц я не чувствовал страха. Как только тварь умерла, мир вокруг меня снова сделался нормальным и мне больше не хотелось забиться в угол, чтобы дрожать там всю ночь.

— Конечно, — сказал я. — Что ты хочешь? Спасибо, что спасла меня.

— Не за что, малыш, — отозвалась она. — Не за что. Ты должен смешать свою кровь с моей — и тогда я всегда смогу прийти к тебе на помощь. Я буду присматривать за тобой.

«Ты должен — и тогда я смогу».

Эту формулировку я долго потом помнил. Имейте в виду, когда незнакомец говорит вам «открой дверь, и тогда я смогу войти», не стоит бросаться впускать его. Обязательно спросите, что он будет делать, когда войдет. Не факт, что вам ответят честно, но спросить все же не мешает. И если он скажет, что будет спасать вас, хорошенько подумайте, не может ли случиться так, что спасение окажется хуже той опасности, от которой он обещает вас защитить.

Спасибо, я в курсе, что задним умом сильны все.

Капля крови. Ничтожная малость для того, кто взамен получает так много, — во всяком случае, как казалось мне, девятилетнему пацану, напуганному так сильно, что я не мог спать. Но в некоторых случаях смешать кровь — это все равно что поставить свою подпись под договором, который никто не обязан давать тебе прочесть заранее. Маленький росчерк, чуть-чуть чернил — и ты уже обязан жить по новым правилам, терпеть одно, позволять другое и платить по определенным тарифам, порой даже за то, что тебе совершенно не нужно. Это даже нельзя считать мошенничеством, поскольку незнание законов никого и никогда не освобождает от ответственности.

Анна-Люсия предложила мне смешать кровь — и я согласился.

Не думаю, что за всю историю нашей странной дружбы она хоть раз всерьез собиралась меня убить. Может быть, хотела, но не собиралась. Но если ты играешь с крокодилом, он рано или поздно, скорее всего, откусит тебе ногу. И это не потому что, он злобный монстр, созданный дьяволом специально, чтобы вредить добрым христианам.

Просто он крокодил.

Кровь у Анны-Люсии оказалась черной, горячей и густой, как битум. Два месяца после этого я провел в больнице, пытаясь справиться с тем, что врачи сочли воспалением легких.

Я избегал ее с тех пор, как встретил Веронику. Бывают девушки, которых лучше не знакомить с вашей будущей женой. Не то чтобы Анна-Люсия не смогла бы с ней поладить. Она умела быть милой, когда ей это требовалось. Но почти наверняка она захотела бы ее убить. У всех существ, обитающих по ту сторону границы, специфический взгляд на то, что допустимо в отношениях двух друзей.

Кобра вполне может стать вашим любимым домашним животным и даже другом, если вы правильно поведете себя с ней. Она будет охотиться на других змей, заползающих к вам в дом, и пить молоко, которое вы ей принесете. Но это вовсе не гарантия вашей безопасности. Кобры не охотятся на людей специально — мы для них слишком крупная добыча.

Но это не спасет вас, если вы случайно наступите ей на хвост.


 

Холодный, едва слышный шепот скользил между деревьев. Жаловался. Уговаривал.

Листья.

Это просто чертовы листья и ветер.

Лес был полон тумана, стелющегося по траве полосами бледно-голубого шелка, но на поляне ничего такого не было. Может быть, только воздух слегка дрожал, как бывает по жаре. И земляникой пахло. Многие считают, что волшебный народ живет в стране вечного лета. Они не так уж и неправы. Здесь всегда около плюс тридцати, ясно, но довольно влажно, как будто где-то рядом — море.

И, кроме того, это страна вечного дня.

Я не знаю, что местные сделали с солнцем, но оно у них никогда не заходит.

Оно играло с волосами Анны-Люсии, забираясь лучами в бриллианты воды, рассыпанные по ним — от кончиков до макушки. У любой другой женщины мокрые волосы были бы просто мокрыми. У нее они были покрыты водой. Она щелкнула пальцами. Трава у нее за спиной тут же рванула вверх, сплетаясь по пути в подобие кресла с высокой спинкой.

— Сделай, что он просит, — повторила она, поудобнее устраиваясь в травяных объятиях. Ее «поудобнее» — это улечься, закинув голые ноги на один из подлокотников. Я мог не глядя сказать, что половина народу на поляне уже истекает слюной от одного ее вида. — Я буду тебе должна.

В том, что ты местный, есть свои преимущества. В отличие от меня Анна-Люсия могла тут получить любой кредит, какой ей только понадобился бы.

— С чего такая щедрость? — Эшу удивленно дернул правой бровью.

— Это мой человек. — В ее голосе прорезалась надменность. Холодная сталь, едва выглянувшая из вороха атласных лент. — Я могу платить по его долгам, и ты не посмеешь мне отказать. Ты знаешь правила.

Я навострил уши. Правила? Какие-то другие правила, отличающиеся от «кто сильнее, того и тапки»? Это что-то новенькое. Надо не забыть расспросить об этом Эшу.

Как-нибудь в другой раз.

После того как я отсюда выберусь. Я не стал добавлять «если выберусь». И так понятно было, что это не от меня зависит.

— Люс? — неуверенно позвал я.

— Здравствуй, Кир. — Анна-Люсия развернулась так, что бы смотреть прямо на меня.

Ее ноги на травяном подлокотнике выглядели чертовски интимуально. Впрочем, такие ноги где угодно будут смотреться интимуально. Конечно, из Анны-Люсии не вышло бы суккуба, даже если бы она записалась на соответствующие курсы. Трудно соблазнить кого-нибудь, когда ты только что поужинал и поэтому у тебя весь подбородок в крови, а плечо располосовано чем-то вроде перчатки Фредди Крюгера.

Но это я так считаю.

Те, кто отсюда родом, полжизни бы отдали за право слизать эту кровь с ее кожи. У них свои представления о том, что украшает хорошую девушку. И это не скромность. Местные маркеры статуса немного отличаются от человеческих.

Если им верить, Анна-Люсия была круче, чем Синди Кроуфорд в ее лучшие годы. От нее всегда просто разило опасностью. Есть только одна причина, по которой она выбрала своим партнером меня вместо кого-нибудь более могущественного.

Я не рассказывал, как мы с ней ловили тварей «на живца», когда мне было шестнадцать? Отличное развлечение на выходные и очень эффективный способ добыть немного жратвы, если не считать одной маленькой детали. Живцом был я.

— Привет, — сказал я, пялясь на нее как последний дурак. А что мне оставалось делать? Красная Шапочка дернула за веревочку, дверь открылась, и большой злой Волк уже вряд ли позволил бы ей убежать. Кроме того, в этот раз, если бы я не отнес бабушке ее чертовы пирожки, мне лучше было бы совсем домой не возвращаться. Кое-куда приходится соваться, даже если тебе жутко не хочется это делать, просто потому, что других вариантов нет.

Бабушка-бабушка, а почему у тебя такие острые когти?

Бабушка-бабушка, а почему у тебя такие длинные зубы?

Я думаю, вы знаете правильный ответ. Вот только ноги у Анны-Люсии при этом все равно были лучше, чем у любой мисс Вселенная.

— Я скучала по тебе, малыш, — сказала она. — Так скучала, что ты даже представить себе не можешь.

Я должен был сказать, что тоже скучал по ней. Но промолчал. Мне всегда довольно плохо удавалось вранье, к тому же Анна-Люсия знала меня лучше, чем я сам. Возможно, потому, что она была здорово старше меня. Такие, как она, не очень меняются с возрастом. Если хорошо кушают.

— Должно быть, случилось что-то в самом деле ужасное, раз ты решил зайти. — Глаза Анны-Люсии недобро сверкнули. — За последние несколько лет ты, как мне кажется, научился справляться со всем сам, и я оказалась вдруг не нужна тебе. Не хочешь поговорить об этом?

— Вообще-то нет, — отозвался я. — Но уверен, что ты будешь настаивать. Тебе всегда было интересно, что у меня внутри.

— Я потом все положу обратно, — пообещала она. Кое-кто мог бы решить, что это шутка, но я бы за это не поручился.

— Ты серьезно думаешь, что мне от этого будет легче? — уточнил я.

— Нет, — ответила она. — Но мне будет. Мир не крутится вокруг тебя, Кир, как бы тебе этого ни хотелось.

— Ты даже не представляешь, как меня это радует, — сказал я. — Я бы вообще предпочел, чтобы он вертелся как можно дальше от меня.

— Могу тебе это устроить, — предложила она, как будто случайно демонстрируя острые зубы. Между передними резцами у нее темнел небольшой клочок чего-то. Я предпочел не присматриваться.

— Не можешь, — сказал я. — И, кстати, у тебя в зубах что-то застряло.

— Ты ничуть не изменился, кровник, — заметила Анна-Люсия, беззастенчиво меня разглядывая.

Некоторые умеют смотреть так, как другие прикасаются. Ее взгляд скользнул по моим плечам, пробежался по животу. Спустился ниже.

Я бы сейчас полжизни отдал за обыкновенную простыню.

О штанах вообще не говорю. Немыслимая роскошь. У меня вполне спортивное тело, худое и жилистое. Но я не из тех парней, которых принято снимать для журнальных обложек. Никаких рельефных мускулов и кубиков на прессе. Я обыкновенный. Разве что бегать и драться мне приходится немножко чаще, чем большинству людей.

Она меня в последний раз семь лет назад видела.

— Ничуть, — повторила Анна-Люсия. — Все такой же.

— Ты ошибаешься, Люс, — хмыкнул я. — Многое изменилось, и я тоже.

— Тебе придется рассказать, как так вышло, что ты пропал на несколько лет, — задумчиво добавила она, совершенно меня не слушая. — И будет хорошо, если ты надумаешь хотя бы извиниться.

Да запросто!

— Извини, — сказал я.

— Неубедительно. — Анна-Люсия покачала головой. Мне хотелось бы увидеть больше раскаяния.

— Знаешь, мне тоже много чего хотелось бы увидеть, парировал я. — Оригинал «Моны Лизы». Ритуалы ацтеков. И того из ваших, кто заключил договор с некромантом, который у меня в городе сейчас беспредельничает.

— О нет, Кир. — Она улыбнулась. — Я просто уверена, что ты не хотел бы его увидеть. Никто этого не хочет. Среди моих родственников есть очень, очень плохие существа. Гораздо хуже, чем я. В старые времена, когда ты хотел меня видеть, ты приносил мне дым, коньяк и свои страхи. Не всем этого достаточно. И сегодня, если ты не заметил, расплачиваюсь я. И, значит, это ты должен отвечать на мои вопросы, малыш. Чем ты был так занят все это время?

Довольно трудно найти хороший ответ, если женщина спрашивает вас, почему вы не звонили ей столько лет, а теперь объявились в таком виде, что можно только обнять и плакать. И хотя бы постарался.

— Пробовал жить без тебя, — сказал я. — Не вышло.

Она знала, что я не лгу, и ей это было приятно. Ее голос слегка потеплел, на полградуса, не больше, но это было уже что-то.

— Это было гадко с твоей стороны — вот так бросить меня, без предупреждения, беспомощную, — сказала она.

— Я знал, что ты не пропадешь, — отозвался я. — Признай, ты не так уж во мне и нуждаешься. Из меня неважный охотник.

— Ты думаешь, я говорю об охоте? — Анна-Люсия потянулась, как кошка, встряхнулась и уставилась на меня. — Никто не смеет безнаказанно разбивать мне сердце. Все дело было в другой женщине, верно?

Это был опасный момент, и я чуть было не прохлопал его, успокоенный мурлыкающими нотками в ее голосе. Но тут Анна-Люсия допустила ошибку. Она улыбнулась. Ей хотелось выглядеть теплой, безобидной, дружелюбной. Девчонкой-сокурсницей, с которой можно немного пооткровенничать. Такой, с которой можно быть предельно честным, — и она не оторвет вам голову, если ей что-нибудь не понравится. Но, слава богу, довольно трудно выглядеть безобидной, если у тебя ногти длиннее пальцев и, когда ты улыбаешься, становишься похож на крокодила.

В этот момент я понял сразу две важные вещи. Она действительно скучала по мне. И она очень давно не встречалась с людьми. Может быть, все то время, пока я избегал ее. Она забыла, как притворяться человеком.

— Я думал, мы друзья, — осторожно заметил я.

— Не вижу причин сомневаться в этом, — отозвалась Анна-Люсия. — Пока.

— Друзья не говорят «другая женщина», — сказал я. — Я мог бы подумать, что ты ревнуешь.

— Еще чего! — фыркнула она. — Я злюсь, потому что терпеть не могу узнавать обо всем последней! Друзья должны доверять друг другу, разве не так?

— Ты права, — сказал я. — Я встретил хорошенькую девушку и женился на ней, хотя мне вряд ли следовало это делать. И сейчас мне ужасно жаль, что я не рассказал тебе об этом сразу. Это избавило бы меня от кучи проблем.

Я умудрился не солгать ей ни единым словом, и при этом она все еще никого не попыталась убить. Вполне приличный повод для гордости.

— Ты расстался с ней? — спросила Анна-Люсия.

— Да, — ответил я. — И я не хотел бы говорить об этом.

— Как интересно. — Как обычно, она сделала вид, что не услышала меня. — Она чем-то тебя обидела?

— «Обидела»? — переспросил я. — Не думаю, что это можно так назвать. Просто мне не нравится быть чьей-то жратвой. Я почему-то представлял себе наши отношения немножко иначе.

— Что ж, не все девочки похожи на меня, — усмехнулась Анна-Люсия.

— Не обидишься, если я скажу, что это к лучшему? — осторожно поинтересовался я.

— Если ты скажешь мне, как ее зовут, — сказала она.

Бывают предложения, от которых невозможно отказаться, но это было не одно из них.

— Зачем тебе это? — спросил я. У меня были определенные догадки насчет того, что она ответит, но в некоторых случаях лучше знать точно.

— Так мне будет проще найти ее, — сказала Анна-Люсия. Я промолчал. Она улыбнулась и добавила: — И убить. Не люблю, когда кто-нибудь берет без спросу то, что принадлежит мне.

— Друзья не принадлежат друг другу, — возразил я, не надеясь, впрочем, на самом деле переубедить ее.

— Разве? — Кажется, она и впрямь удивилась. — Тогда кому же они принадлежат? Любые отношения, в которых двое доверяют друг другу хоть немного, это связь. А связь — это зависимость.

Черт.

Это оказалось труднее, чем я думал, поскольку в глубине души я был согласен с ней. К тому же, если бы Анна-Люсия убила Веронику, моя жизнь стала бы намного проще и безопаснее. Во всяком случае, тогда я бы мог перестать вскидываться на каждый шорох в темноте и класть оружие так, чтобы успеть схватить его, если бывшая жена, проголодавшись, решит внезапно нагрянуть ко мне в гости.

Вот только я до сих пор не желал Веронике смерти, даже зная, что фактически она уже ходячий мертвец. Мне почему-то кажется неправильным убивать женщину, с которой ты когда-то обнимался в теплой постели. Даже если теперь все изменилось и она не прочь прикончить тебя.

Спасибо, я знаю, что я дурак.

— Не могу, — сказал я.

— Ты любишь ее? — спросила Анна-Люсия очень ровным и спокойным голосом.

— Нет. — Я покачал головой. — Я не такой сложный человек, чтобы любить то, чего боюсь.

— Тогда почему ты не хочешь, чтобы я ее убила?

Это был хороший вопрос. Просто отличный. Я бы сам себе его задал, если бы у меня был к нему такой же хороший ответ.


 

Акула чует запах добычи с расстояния в несколько километров. Если она голодна, ничто не сможет отвлечь ее от преследования или сбить с пути. От акулы невозможно удрать без моторной лодки, и ей не объяснишь, что убивать неэтично. Акула проста. В драке с нравственным чувством ее инстинкты всегда выигрывают. Если она видит нечто, что можно принять за еду, она попробует это на зуб.

Есть только одна причина, по которой акулы не охотятся на людей постоянно. Им не нравится человеческое мясо, жесткое и не такое питательное, как тюленье. И оно почти всегда упаковано в несъедобную резину. Тюлени не покупают костюмов для дайвинга, и это позволяет им занимать более высокую строчку в кулинарном рейтинге акул.

Я никогда не умел объяснить Анне-Люсии разницу между этичными и неэтичными поступками. «Нельзя убивать просто потому, что тебе так хочется» и «нельзя наступать на трещины в асфальте» для нее были абсолютно одинаковыми по ценности правилами. Ее «хорошо» — когда ты жив и сыт, а твой противник — мертв. Я не самый высокоморальный парень на свете, но рядом с ней я выглядел настоящим святошей.

— Почему? — повторила она.

Бессмысленно говорить с акулой о гуманности и цивилизованном поведении, зато она вполне способна понять, что такое несварение желудка. Резиновые ласты — не очень здоровая пища.

— Она не то, что ты думаешь, — сказал я. — Тебе не понравится то, что ты увидишь, если доберешься до нее.

— Но тебе это понравилось, — заметила Анна-Люси и, улыбнувшись медленно и хищно. — Так сильно, что ты забыл и обо мне ради нее.

— Когда мы познакомились, она была совсем другой. Согласен, это глупо прозвучало, но более умного ответа у меня для нее не было.

— Все мужчины так говорят, когда перестают нуждаться в тебе, — отмахнулась Анна-Люсия. — Пока тебя любят, ты будешь достаточно хорош, но, как только любовь уходит, они сразу начинают утверждать, что заказывали вовсе не это, время ничего не меняет у нас внутри, только снимает обертку. А внутри каждой ясноглазой девочки прячется злая старуха, и надо только дождаться, пока она выйдет к тебе.

— Ты права, — кивнул я, дождался ее довольной улыбки и добавил: — Вот только обычно внутри этой ясноглазой девочки не прячется злой вампир, мечтающий вырвать тебе горло.

Анна-Люсия поморщилась и в одно движение выскользнула из кресла. Сухая трава с шорохом осыпалась за ее спиной. Больше не нужна. Можешь сдохнуть.

— Есть одна вещь, которую ты должен знать, малыш, если все еще хочешь оставаться живым, — сказала она. — Злой вампир может прятаться где угодно.

Мне показалось или в ее голосе действительно промелькнуло сочувствие? Хотелось бы думать, что это так.

— Спасибо, — ответил я. — Я уже знаю.

Анна-Люсия стояла напротив меня, чертовски опасная и совершенно чокнутая, если судить по человеческим меркам. У нее по подбородку была размазана чья-то кровь, и она здорово на меня злилась.

Мне стоило бы испугаться. Серьезно, стоило. В нескольких шагах от нас, как голодные тени, толпились ее родственнички. Каждый из них был сильнее меня, старше и могущественнее. Каждый из них с удовольствием оторвал бы мне башку и схрумкал ее на десерт. И они не делали этого только потому, что боялись ее.

А у меня не получалось.

Небо на горизонте полыхнуло, и спустя мгновение поляну накрыл гром. Надвигалась сухая гроза. Обычное дело, но Анна-Люсия вдруг забеспокоилась.

— Поторопись, Барон, — сказала она. — Не так много времени осталось.

— Не учи меня делать мою работу, — огрызнулся Эшу.

Его пальцы танцевали в воздухе. Лучи скользили по его коже, как шелковые нити, и стекали на землю. Молния распорола небо над лесом, километрах в пяти от нас. В этот раз грохот был еще громче.

Я насторожился. Никогда не боялся грозы, но в этой чувствовалось что-то, чего следовало бояться. И уж если не бежать от нее со всех ног, то хотя бы проверить, сколько у тебя с собой патронов.

Другой вопрос, что у меня даже дубинки не было.

«Родственнички» завыли, словно отвечая грому. Зашевелились. И толпа потекла к нам, неторопливо, но очень уверенно разделяясь на два рукава. Так делает вода, на пути которой оказался обломок скалы или холм, из которого может получится неплохой остров.

Было очень похоже на то, что кому-то сегодня крепко достанется.

— Быстрее, — бросила Анна-Люсия, поворачиваясь так, чтобы следить за толпой.

— Что происходит? — спросил я.

— Ты вообще считать умеешь? — поинтересовалась она. — Сегодня последнее новолуние года.

Кто-то упал, взвизгнув так жалобно, что я вздрогнул. Но никто не остановился. Они продолжали идти, не спуская с меня глаз. Как будто выбирали, с какого куска начать. Это здорово меня нервировало.

— Ночь большой охоты, когда из тьмы за небом выходит Ворон, чтобы вести нас, — продолжила Анна-Люсия.

Хоть убейте, я все еще ничего не понимал! Охота? Ворон? Она говорила об этом так, как будто это было всем известно.

Как если бы я сказал: «Сегодня у нас Новый год и поэтому столько народу собралось на Красной площади ждать боя курантов, хотя обычно в полночь тут не так людно».

— Он уже здесь. Мы все слышим его зов. — Голос у нее сделался мечтательным. — Ты тоже сможешь услышать, если откроешь свое сердце.

— И что? — настороженно спросил я.

— Нужна жертва, чтобы он спустился к нам, — сказала она.

С Новым годом я, похоже, погорячился. Тут подарками и не пахло.

— Самый слабый из нас умирает этой ночью, чтобы впустить в себя Ворона. — Она неуверенно улыбнулась. Словно извинялась за то, что дело обстоит именно так. — Это великая честь.

Круг замкнулся. Наступила тишина, нарушаемая только шелестом листьев и голосом Анны-Люсии.

— Люс, если ты забыла, я не один из вас, — возразил я. Так что как-нибудь мне придется без этой чести обойтись.

— Ты здесь, — сказала она. — Этого достаточно. Тебе следовало бы подумать, прежде чем заявиться сюда.

— Я позвал проводника, — возразил я. — Он откликнулся, и это значит, что я под его защитой.

Анна-Люсия шагнула вперед. Ее руки обвились вокруг меня, скользнули по голой спине. Кончики пальцев вполне профессионально пробежались по мышцам и, помедлив на пояснице, спустились ниже. Касания были почти невинными, но я вдруг ощутил изменение царившего на поляне настроя.

Минуту назад воздух был пропитан предвкушением убийства.

Теперь круг, поймавший нас, завороженно следил за танцем пальцев Анны-Люсии. Это еще не было вожделением, но тяжелое влажное тепло уже примешивалось к холоду близкой смерти.

— Ты дурак, — прошептала она, почти касаясь губами моего уха. — Это вообще ничего не значит. Он оставил бы тебя здесь и наблюдал бы за тем, как ты умираешь. Если бы я не успела вовремя, ты бы уже валялся в луже крови и умолял, чтобы тебя убили. Некоторые из нас умеют вскрывать человека, не убивая его до конца, долгие и долгие дни. Если бы я опоздала, никто не помог бы тебе. Ты хоть иногда думаешь прежде, чем делать?

Кровь, сочившаяся у нее из пореза на плече, смешалась с той, что выступила у меня на груди. Царапины жгло, но было как-то глупо обращать на это внимание сейчас. Если я вернусь домой, мне наверняка это отольется гриппом.

Я сказал «если»?

Черт, дело плохо.

— Иногда думаю, — вздохнул я. — Но нечасто.

— Ты феноменальный тип, — сказала Анна-Люсия. — Барон, я держу круг, но это долго не продлится. Поторопись. Отправь домой моего человека, я расплачусь с тобой.

— Открой свое сердце, Люс, — отозвался Эшу. — Открой свое сердце, и ты услышишь, что никто не сможет удрать отсюда, пока не придет Ворон. Это плохая ночь для вызова духов. Никто не придет, потому что дороги закрыты и только у него есть право открыть их снова.

Кажется, его все это здорово забавляло. У местных вообще довольно странное чувство юмора.

— Кто-то может помешать тебе ходить сквозь границы? — насмешливо спросил я.

Я надеялся, что он врет. Я не его клиент. Ладно, черт бы с ним. Все равно он вряд ли стал мне лгать. Это ниже его достоинства. Вот умолчать — это в его духе.

— Мне — нет. — Владыка всего, что лежит между, усмехнулся. — Но тебе — да. Извини, но я ничего не могу поделать с ним. Если ты будешь еще жив, когда придет Ворон, я не возьму ни с тебя, ни с нее никакой платы за то, чтобы отправить тебя обратно.

Неожиданно.

— По-твоему, у меня есть шанс? — спросил я, мрачно уставившись на толпу вокруг нас.

— О, шанс есть всегда, — сказал Эшу. — Только иногда он так мал, что его трудно разглядеть. Большая цель хороша тем, что в нее легко попасть, но маленькая часто бывает важнее.

— Поверь мне, моя цель просто грандиозна, — отозвался я. — Сохранить себе жизнь.

— В масштабах Вселенной это почти ничто. — Он пожал и печами и двинулся прочь.

Кажется, он тоже в меня не верил. Словами не передать, как это было обидно, но вполне предсказуемо.

— Бесплатный совет, — не оборачиваясь, бросил он. — Не хочешь быть слабым — дерись. Есть только один способ доказать, что ты сильнее.

— Барон! — рявкнула Анна-Люсия, в одно мгновение оказавшись перед ним.

— Я не сказал ему ничего такого, до чего он не мог бы додуматься самостоятельно. — Он даже не остановился. Просто отодвинул ее со своего пути, как будто она была легче пластиковой табуретки. — Может быть, ты уверена, что здесь найдется кто-то слабее человека. Но все остальные так не считают.

Небо полыхнуло так, что я на мгновение ослеп. И тут же предусмотрительно заткнул уши.

Вовремя.

Звук был такой, что меня швырнуло на землю.

— Убедилась? — прокричал Эшу. — Подожди еще, и сможешь полюбоваться на то, как его превратят в кровавый фарш.

Я встал на четвереньки и только потом смог подняться но весь рост. И проморгаться. Голова у меня гудела. Чертовски трудно было соображать в таком состоянии, но я все-таки попробовал.

Эшу стоял в кольце вплотную к остальным «родственничкам», и волосы его развевались, словно раздуваемые невидимым ветром. Статическое электричество, не иначе.

— Он мой, — выдохнула Анна-Люсия. — Никто больше не отберет то, что мое.

— Остынь, — сказал тот, кто сплетает дороги и приносит сумерки. — Ты не сможешь драться за него со всеми.

— Ты ошибаешься. — Анна-Люсия покачала головой. — Может, я и не смогу победить, но драться мне никто не запретит.

Меня шатало.

У меня двоилось в глазах.

Может быть, поэтому мне показалось, что по ее щеке скользнула слеза. Анна-Люсия не из тех, кто плачет. Она вполне способна убить того, кто ее обидел, но вот слезы — это не ее стиль.

Вот чего я не хотел бы, так это вдруг понять, что она боится за меня.

Сколько я ее знал, она всегда была как кошка. Сама по себе.

У меня на спине есть длинный шрам — от правой лопатки до двенадцатого грудного позвонка. Три сломанных ребра, еще два треснутых. Кровищи — полная куртка, между прочим, новая. Мне в тот раз здорово повезло, что не задело позвоночник. И это были мои проблемы, как я доберусь домой с Хованского кладбища в десятом часу вечера в таком виде. Тогда ей почему-то в голову не пришло поинтересоваться, как я себя чувствую после нашей с ней очередной охотничьей вылазки.

Не представляю, что с ней надо было сделать, чтобы она вот так себя повела. И представлять не хочу. Не было у меня сейчас времени думать, что ее так переломало.

— Ты знаешь, что я буду драться за него, — повторила она. — Кто из вас готов заплатить жизнью за эту добычу?

— Иди на фиг, Люс, — буркнул я. — Я сам могу за себя подраться.

— Не можешь, — возразила она, не оборачиваясь. — Ты умрешь.

— А это мы еще посмотрим, — усмехнулся я. — Человек — это кладезь скрытых резервов.

Вы верите, что я и правда так думал?

Я надеялся, что она тоже. Если по-честному, мне очень страшно было. Как верно заметил Киплинг, у человека слабые когти и зубы. Вот только за свои ошибки я привык отвечать сам. Может, это и дурацкий подход, но уж какой есть.

— Молодец какой! — одобрительно заметил Эшу. — Вот прямо так и полезешь махаться, один великий герой против всех?

— Нет уж, — хмыкнул я. — В очередь, сукины дети, в очередь!

Кто ж знал, что они поймут меня так буквально? В кругу наметилось шевеление, и я шагнул вперед. Не потому, что я такой уж смелый парень и всегда готов к хорошей драке. Просто прятаться тут было все равно некуда. Все, что я мог, — это попытаться не проиграть еще до начала боя.

Когда лев охотится, он ломает своей жертве позвоночник, это отличный удар, очень мощный и результативный. Но в драках за статус он никогда не используется. Когда львы собираются выяснить между собой, кто круче, они на самом деле не хотят убивать друг друга. Им просто нужно прояснить ситуацию. Потом уши бывают на тесемки изодраны и отметин на шкуре прибавляется, но это все равно лучше, чем сдохнуть.

И у меня был план, как доказать, что я лев. Если не присматриваться, я даже похож. Только кисточки на хвосте не хватает.

— Я могу вызвать, кого захочу, или есть какие-то правила? — спросил я. — Типа того, что вот этого чувака нельзя убивать, не то старший рассердится.

Анна-Люсия выругалась у меня за спиной, но оборачиваться я не стал.

— Правил нет. — Эшу усмехнулся. — Тот, кто собирается драться за статус, должен вызвать более сильного противники. Но для тебя…

— Понял, — оборвал я его. — Дурацкие игры в доминантность. Как в школе, ей-богу. Не думал, что придется опять этим заниматься.

Круг ожил. То есть никто никуда не побежал, конечно. Это было бы слишком прекрасно, а с прекрасными вещами в моей жизни обычно напряженка наблюдается. Но если маленькая зверюшка ведет себя слишком нагло, может оказаться, что она — скунс.

Или ядовитая лягушка.

Я здорово на это рассчитывал, во всяком случае.

У всех долгоживущих есть одна уязвимость. Они не очень склонны обращать внимание на мелкие изменения. Для них триумф монотеизма произошел вчера, и это все еще был очень болезненной темой. Некоторых из них раньше называли богами, других — народом холмов, духами и демонами. Новые религии объявили, что бог един, всевластен и бессмертен — и таким образом лишили их постоянной кормушки.

Не думаю, что кто-то из них действительно нуждался в людях, чтобы выжить, но это был чертовски неприятный щелчок по носу.

В большинстве своем это очень могущественные ребята, из тех, кто вполне может разрушить город или построить дворец если им это зачем-нибудь понадобится. Они хорошо знают, чего можно добиться с помощью силы. Но есть причина, по которой они так дешево продают информацию.

Им до сих пор невдомек, что именно она теперь правит миром.

Я попал сюда голым. У меня не было ни клыков, ни когтей. Гром заставил меня упасть на землю. Но для них это не было гарантией, что я не сумел протащить сюда ядерную бомбу.

Без причины никто не станет нарываться.

Во всяком случае, они так думали.

— «Игры в доминантность»? — переспросил Эшу. — Ты не выглядишь парнем, которому часто приходится драться.

— Я пять раз школу менял, — хмыкнул я. — Новичку всегда приходится доказывать, что он не тряпка и что им не получится пол вытирать. И если ты мелкий, как я, нужно иметь в запасе хорошую невидимую дубинку, чтобы не прогибаться. Качественную такую, чтобы с первого раза все аргументы доходили.

Это надо было видеть, как у них лица сразу поменялись. Я в жизни, наверное, ничего более приятного не видел. Только что перед ними был чужак, которого — это ж совершенно очевидно! — кто угодно по траве размазать может. Глупый человеческий колдун, из тех, кто платит местным за помощь, не умея сам справиться со своими смешными проблемами.

Я должен был испугаться.

Я должен был умолять о быстрой и по возможности безболезненной смерти.

Вместо этого я повел себя так, словно у меня тут с собой было что-нибудь запрещенное Гаагской конвенцией. И танк Т-90С в придачу. Который с форсированным двигателем и комбинированным многоканальным прицелом.

Парень с лицом цвета сырого мяса, стоявший прямо передо мной, попытался аккуратненько, бочком, протиснуться в задние ряды. Ему не дали. У них не очень хорошо с взаимовыручкой. Навалиться на кого-нибудь всей толпой, подарить мешок волшебных люлей — это они любят. Но ведь это не то же самое, что прикрыть приятеля.

И круг как-то сразу стал шире.

Удивительно. Прямо магия какая-то.


 

Некоторые уверены, что драка с собственными монстрами — это самая неприятная вещь, которая может произойти с человеком.

Они сильно ошибаются.

Драться с чужим монстром куда хуже. Обычно ты хотя бы примерно знаешь, чего ожидать от твоего внутреннего чудовища. У одних оно размером с наперсток, у других — больше, чем они могут себе вообразить, но при правильном подходе и ними можно справиться. Просто потому, что тебе всегда известно их слабое место, даже если прямо сейчас ты его не видишь. Внутренние демоны чертовски опасны, кто бы спорил. Но ни один из них не оторвет вам голову, если вы зазеваетесь.

Он выдвинулся из толпы, как яхта океанского класса. Не то чтобы он выглядел очень дорогим или был белым. Ничего такого. Но как-то ощущалось, что он тут покруче большинства будет. Анна-Люсия метнулась между нами. Он даже обходить ее не стал. Просто посмотрел на меня поверх ее головы и сказал:

— Я Джек. И я убью тебя.

В сумерках его, пожалуй, можно было бы принять за человека. Неприятное узкое лицо, украшенное козлиной бородкой. Дурацкий плащ поверх темного трико. Заостренные уши, плотно прижатые к голове. Истинный Бэтмен, если не обращать внимание на отсутствие логотипа и длинные когти с металлическим отблеском. И еще на то, что этому парню вообще не могло прийти в голову кого-то спасать.

— Обломаешься, — ответил я, глядя на него снизу вверх.

Он, кажется, не такого ответа ожидал. Ну а что я должен был ему сказать? «Очень приятно познакомиться»? Нет, я вообще-то довольно вежливый парень, но сейчас настроения совсем не то было.

— Он не тебе вызов бросил, — прошипела Анна-Люсия. — Ты не будешь драться с ним.

Интонация у нее была как у копа, когда он велит плохим парням положить руки на капот. Проблема в том, что тут это не работало. Если ты коп, у тебя есть не только пистолет и значок. У тебя за спиной маячит призрак государственной системы, а это пострашнее любого пистолета будет. Власть — это когда у одних есть право быть плохими во имя всеобщего блага, а у других — нет. А тут у всех было это право.

— Люс, — позвал я.

— Как ты сказал? — едко спросила она. — Иди на фиг? И не вмешивайся, когда я пытаюсь спасти твою шкуру.

— Я не об этом, — сказал я. — Я могу попросить тебя сообразить мне что-нибудь из одежды? Я знаю, что плохому танцору что угодно помешать может, но как-то неловко лезть в драку голым.

— Ты не слышал, что я сказала? — поинтересовалась она. В ее голос прорвалось рычание, низкое, угрожающее. — Ты не будешь с ним драться! Я знаю запах твоей крови, малыш. Она течет во мне. Я не присвоила тебя тогда, когда это нужно было сделать, как это делают все, когда им кто-то нравится. И не стану. Ты слишком хорош такой, какой ты есть. Я могла бы сломать тебя, как сухую ветку, и ты хотел бы только того, чего хочу я. Но — видишь? — я не делаю этого. Для человека, заключившего договор с одним из нас, ты чудовищно свободен. Существует только одна вещь, которую я тебе не позволю. Я не позволю тебе умереть.

Наверное, мне надо было сказать ей что-то умное. Что-то соответствующее этой тираде, наполненной такой болью, какой я раньше никогда в ней не замечал. Но я не знал что. В таких случаях хорошо иметь заготовку, но у меня хорошо нечасто бывает.

— Круто, — отозвался я. — Но трусы мне все равно нужны.

Она обернулась и посмотрела на меня так, как будто я был невероятной сволочью, а она только сейчас это поняла. И я, в общем, не обиделся. Честно говоря, у нее было право злиться. А потом резким движением оторвала полосу ткани от подола своего платья, и без того не слишком длинного, и швырнула ее мне. Зеленая тряпочка молнией прорезала воздух. Я даже сделать ничего не успел. Она обвилась вокруг меня, скользнула по ногам, обожгла кожу — и я вдруг обнаружил, что на мне надеты довольно приличные джинсы. Если не считать того, что они были зелеными, в тон платью Люс, ровно то, что я обычно ношу. И трусы, как заказывал. Будем надеяться, что не в цветочек.

— Джек, — сказала она, — ты не можешь его вызвать. Он — не то же самое, что я.

— Он твой человек. — Рогатый парень ухмыльнулся. — Присвоила ты его или нет, но твоя кровь — в нем. Я имею право попробовать ее.

— Это наши с тобой разборки, Джек! — рявкнула Анна-Люсия. — Я никогда не охотилась на твоих людей. Не трогай и ты моих!

— А то что? — спросил он.

— Я найду и убью тебя. — Она медленно провела ногтем от ключицы до середины выреза своего платья. Выступила кровь, черная и густая, как битум. — Ты пожалеешь о том, что полез в это. Я так тебя убивать буду, что ты голос сорвешь.

Это здорово было похоже на клятву.

— Но он должен драться. — Улыбка держалась на его лице как приклеенная. — Ты не можешь защищать его от всех. Есть ли разница, кто его убьет?

— Для тебя — есть, — ответила Анна-Люсия.

Вообще-то и для меня была вполне существенной. Именно поэтому я положил руку на плечо Люс, вздохнул и сказал:

— Джек, я вызываю тебя.

Это не потому, что я идиот, хотя кому угодно так могло показаться. Просто я знал, кто он такой. А вот он, кажется, не в курсе был, что я это знаю. В том, что тебя держат за дурака, есть свои преимущества.


 

У меня дома на книжной полке стоят книги Вебстера и Ледбитера, Блаватской и Бейли и еще куча всякой условно-пригодной мистической литературы. Вы не поверите, но когда-то я все их прочитал. Кое-какие сведения из них не paз спасали мне если не жизнь, то рассудок. Это очень здорово, когда кто-то, кроме тебя, имеет какое-то представление о том, с чем тебе иногда приходится сталкиваться. Правда, ни в одной из них не написано, что делать, если тебя хочет убить прототип Джека-потрошителя.

Но в моем случае любое знание — это сила. Я знал, из чего сделан этот рогатый парень. И собирался воспользоваться этим знанием.


 

Он резко, с места, прыгнул на меня. Люди так не прыгают, у них суставы под это не заточены. До Джека даже кенийским чемпионам мира по прыжкам в длину было как до Луны.

Я упал и тут же перекатился, чтобы не попасть под удар. Когти блеснули в воздухе и вонзились в землю рядом со мной. Воспользовавшись его замешательством, я вскочил и кинулся в сторону. Он нагнал меня с такой легкостью, что это казалось нечестным, и ударил, метя в горло. Я едва успел поднырнуть ему под руку. Когти распороли воздух.

Джек зарычал. Ужас, плотный и тяжелый, исходил от него волнами, накатывая на меня и пытаясь подмять. Ощущение не из приятных. У меня в горле пересохло, я даже сглотнуть не мог по-человечески.

— Что, не везет? — прокаркал я, заставив себя растянуть губы в улыбке.

Он замер, уставившись на меня. Ощерился, как собака, защищающая свою территорию. В его глазах плескалась ненависть, такая жгучая, что ею, пожалуй, можно было отравить население небольшой страны.

Отлично.

Оставалось совсем немного дожать. Я знал, что делаю.

— Думал, это так просто будет? — спросил я, внимательно наблюдая за ним. Не хотелось мне пропустить момент, когда он решится броситься на меня снова.

— Я убью тебя. — Он харкнул мне под ноги. — И буду играть твоими костями.

— Да что ты говоришь? — восхитился я. — А мне можно будет поиграть твоими, чтобы все было справедливо?

Он рванул вперед и все-таки успел задеть меня когтями. Несильно. Царапина. Черт, надеюсь, он иногда моет руки. Мое тело валялось в отключке возле железнодорожного моста на набережной Москвы-реки, но сейчас это не имело никакого значения. Сдохнуть от заражения крови мне это не помешает.

— Испугался? — улыбнулся Джек. Теперь он обходил меня по кругу, крадучись, скользящим шагом.

— Пошел в жопу!

Я оскалился. Мой противник споткнулся. Замер. И уставился на меня так, словно я в него плюнул.

Он узнал бы, если бы я солгал. Они всегда это чувствуют, как будто у них есть для этого соответствующий орган. Может, и правда есть, не знаю.

У меня от страха кишки прятались друг за друга и почки звенели, но признаться ему в этом я не мог. Дело не в моей дурацкой гордости. Глупо не бояться того, кто легко может тебя убить — а Джек это мог. Анна-Люсия зря психовать не станет. Но только ему не смерть моя нужна была. Он хотел, чтобы я показал ему, как мне страшно. И чем больше я упирался, тем больше он злился.

Есть один секрет, о котором важно помнить, если вы общаетесь с духами. Они плохо контролируют свое эмоциональное состояние. Для них «выйти из себя» — не дурацкий фразеологизм, а вполне себе обычная бытовая неприятность.

Я сам обалдел, когда впервые это увидел.

Люди в этом плане куда совершеннее. Наша природа, помимо тела, души и эмоций, включает в себя четвертый компонент — то, что называется ньява, закон. Именно он удерживает наши эмоции в границах тела и рассудка. Пара расколоченных тарелок, вагон несуразных воплей и, может быть, набитая морда — вот и все наши чудовищные последствия. Не очень здорово, конечно, но гораздо лучше, чем новая просека в лесу, шесть искореженных машин и обочина дороги, выглядящая так, словно тут свинью резали.

И они никогда не помнят потом, что сделали.

Люс так и не смогла мне сказать, кого она тогда убила. «Это была не я, — отмахнулась она. — Это наи-сенг».

Наи-сенг.

Эмоции вообще. Не обязательно — гнев.

Просто его легче всего вызвать.

— Классные ботинки, — заметил я. — Не возражаешь, если я сниму их с твоего трупа? У тебя ноги не воняют?

Джек зарычал, оттолкнулся пятками от земли и спустя мгновение приземлился передо мной. Резко, наискосок, резанул — когти прошли в сантиметре от моего лица. Не иначе решил провести мастер-класс по экстренным пластическим операциям. Только меня моя морда пока вполне устраивала. Я припустил от него со всех ног, петляя, как заяц. Жалко, что за пределы круга мне хода не было. И почему мне сегодня весь день приходится от кого-нибудь бегать?

Джек скользнул вдоль толпы и оказался прямо передо мной. Быстрый. Очень быстрый.

Влево или вправо? Времени на размышления у меня было немного. Он качнулся ко мне всем телом, вытянув вперед худые длинные руки.

Я нырнул вправо, уходя от удара. И подвернул ногу. Елки зеленые, вот же не вовремя!

— Отличный выпад, щенок, — выдавил я, не забывая улыбаться. — Но ты забыл одну вещь. Я не девчонка. Со мной не так легко справиться. Валил бы ты, пока я тебе рыло не начистил, мясник хренов. Руки бы кривые таким поотрывать.

Это всегда срабатывает.

Даже с людьми.

Главное — не приводить никаких аргументов. Любой аргумент плох тем, что его можно опровергнуть. А вот с обычным хамством такой номер не пройдет. «Дрянь все твои достижения, и ты тоже дрянь» — с этим невозможно спорить. Ярлык можно навесить на любого. Ума для этого не требуется.

Британского медиума, рехнувшегося на почве общения с Джеком, в прессе называли Потрошителем и Кожаным Фартуком. Прозвища, придуманные теми, кто ничего не понимал в высоком искусстве расчленения добычи! Разумеется, Джек-Прыгун не относил их на свой счет. Он был солнце живой хирургии, дух кровавых жертвоприношений. Давным-давно ему приходилось опекать жрецов одного небольшого племени, но эти времена прошли.

А безработное божество — легкая мишень для насмешек.

Из горла Джека вырвался нечленораздельный вопль. Глаза у него сделались красными — верный признак накатившего гнева, с которым он уже не мог справиться. Это не только я заметил.

Круг заволновался.

Какой-то крылатый парень взмыл повыше и метнулся к лесу под защиту деревьев. Не думаю, что это могло ему чем-то помочь. От вышедшего из себя духа вообще трудно придумать надежную защиту.

Может быть, бункер. Не уверен, что это сгодится, но попробовать стоит.

Джек рванул, как живая бомба.

Его плоть вспучилась. Кожа лопнула, не сумев выдержать внутреннего давления. Когти наполовину втянулись в подушечки мощных лап. Обрывки его костюма разлетелись и осели на траве.

Джека переполняла злоба. Она выворачивала его наизнанку, вытягивая жилы. Я был почти уверен, что это чертовски больно. Наверняка я бы на его месте упал на землю и вопил, пока все не закончится, но мой противник оказался крепким орешком. Его новая шкура сочилась зеленоватой слизью, из пасти капала кровь вперемешку со слюной, а он все накручивал и накручивал круги по поляне. Рычал. Ненавидел все и вся. Вот только в этом состоянии у него не очень получалось соображать. Он не помнил, зачем он здесь и с кем дерется. Все, что ему оставалось, — это выпустить гнев и убить столько живых существ, сколько понадобится, чтобы накормить его

А тут полно народу было.

Я попытался встать, навернулся снова и выругался. Нога пульсировала болью. Глупо сдохнуть в последний момент только потому, что не умеешь давить болевые рефлексы, но у меня всегда так. Я на самом деле плохо переношу боль, просто иногда без этого не обойтись.

Небо загрохотало так, словно собиралось прямо сейчас развалиться и упасть мне на голову. Может, и хорошо, что и все еще валялся. У меня в глазах темно стало и кровь из носа хлынула. Я запрокинул голову, молясь, чтобы Джек подольше не обращал на меня внимание.

Ненавижу, когда это происходит.

— Идиот!

Анна-Люсия рывком подняла меня на ноги, прижалась лицом к плечу и тут же, без паузы, двинула мне по морде. Некоторые уверены, что пощечина — это не так уж больно, но они просто с Люс не знакомы. На одно мгновение я даже забыл, как дышать.

А когда вспомнил, она уже стояла между мной и Джеком. Но хотя бы кровь больше не текла, и то хлеб. У нее свои методы лечения, как правило скорее эффективные, чем гуманные.

— Что ты тут делаешь? — спросил я.

— Задницу твою спасаю, — бросила она.

— Иди к черту! — Я попытался отстранить ее, как это делал Эшу, но фиг что у меня получилось. — Я сам ее спасу.

С тем же успехом я мог бы говорить с кирпичной стеной.

Круг заметно поредел. Где-то в задних рядах началась драка, и кто-то визжал, стараясь выбраться из толпы. Так у нас в метро было, когда на «Парке Культуры» рвануло. Шум, крики, народ ломится наружу, у некоторых шмотки порваны, у других кровь идет. Местные поспокойнее к опасности относятся, но умирать никому не хочется. А я им тут натуральный теракт устроил.

— Ты вывел Джека из себя! — прокричал Эшу. Он спокойно стоял в десяти шагах от меня и улыбался.

Ну да, виноват. А что мне оставалось делать? Послушно упасть ему в ноги и позволить меня убить? Не дождетесь!

— Он был джентльмен, — продолжил он, не понижая тона и не двигаясь с места. То ли чертовски храбрый, то ли у него была в запасе серьезная невидимая дубина для взбесившегося монстра. Я бы поставил на второе. — Никто не умел так держать себя в руках.

Серьезно? Ну значит, спасибо моему опыту общения с другими людьми. Хоть где-то пригодился. А то я уже, признаться, думал, что от него никакого толку.

— Уходи, — сквозь зубы процедила Анна-Люсия. — Аккуратно, не привлекая к себе внимания.

— Вот уж дудки! — возмутился я. — Это моя драка, а я не люблю делиться.

Я уже говорил, что я не герой? За последние пятнадцать минут ничего не изменилось. Только народ отсюда не просто так сваливать начал. Джек сейчас был — воплощение ярости. Тайфун. Он бы смел ее, как пушинку, и дальше помчался. Не скажу, чтобы я потом себе этого не простил…

Хотя, если честно, и правда не простил бы.

— Придурок! — сказала Анна-Люсия. Очень спокойно. Повернулась так, чтобы видеть одновременно меня и беснующегося монстра. — Какой же ты упрямый придурок! Нет уже никакой твоей драки. Ты вызвал Джека, но не смерть, которая живет внутри него. Никому из нас в голову бы не пришло будить ее здесь. Никто так не поступает, потому что она не уберется обратно, пока не возьмет свое. А это гораздо больше, чем один мертвец. Даже если это ты, Кир. Даже если это ты.

Ладно. И так понятно, что не я самый ценный парень в Мире.

— И тем не менее ты все еще хочешь, чтобы я незаметно смылся отсюда? — спросил я.

— Придурок, — повторила она.

Она всегда начинала ругаться, если не знала, как возразить. И в этот момент Джек решил, кого он хочет убить первым. Наверное, не стоило удивляться тому, что он выбрал меня. Может быть, что-то шевельнулось в его памяти, когда я ему опять на глаза попался. Он понесся вперед львиными длинными прыжками, лупцуя себя хвостом по бокам.

— Кретин человеческий! — буркнула Анна-Люсия. А потом крепко врезала мне по коленям — так, что я навернулся снова, и бросилась в сторону.

— Джек! — крикнула она, удирая в сторону леса. — Свинячий хвост! Так и знала, что ты побоишься задирать меня.

Не знаю, что уж у них там, в чаще, спрятано было, но туда многие предпочли перебраться.

На бегу монстр попытался затормозить и развернуться, чтобы погнаться за ней, но не вполне в этом преуспел. Он приложил меня задней лапой. Вскользь. Но мне хватило. От его пинка я отлетел, ободрав руки о землю, и впечатался лбом в камень. Спасибо, хоть нос не сломал, и то радость.

Анна-Люсия бежала. Не тратя время на хитрости и попытки кидаться из стороны в сторону. Просто бежала, как антилопа, спасающая свою жизнь. Короткое зеленое платье. Босые ноги. Длиннющие волосы, с которыми не то что бегать, ходить нормальному человеку было бы трудно. А за ней гнался Джек, здоровенный, мохнатый и красноглазый парень, одержимый манией убийства. Просто Красавица и Чудовище, особенно если со спины смотреть.

И уже сейчас можно было сказать, что она не успевала.

— Эй, Джек! — позвал я. — Ты пациента не перепутал сослепу?

Бесполезно.

Он даже не замедлил движений, как будто вообще меня не слышал. Гоняться за монстром — дурацкое занятие, но, будь у меня хотя бы скутер, я бы попробовал. А так только камень подобрал и швырнул как можно сильнее, целясь в голову Джека.

И даже почти попал. Но почти — не считается. Камень скользнул по спине, а это ему было как слону — дробина.

В этот момент за моей спиной раздался стук копыт.

Я обернулся.

Галлюцинация. Точно галлюцинация.

В паре шагов от меня остановилась лошадь, рыжая с черным хвостом. Верхом на лошади сидел Клинт Иствуд. В ковбойской шляпе, потрепанном коричневом пончо и черных джинсах. Этого парня трудно не узнать, даже если не очень любишь вестерны.

— Эй, парень, — сказал он. — А ты горазд неприятности находить, как я погляжу.

И бросил мне что-то, коротко блеснувшее на солнце. Я даже не старался это поймать. Просто руку выставил.

Кольт «Миротворец» — не лучшее оружие против монстра. Но гораздо лучше, чем ничего. Он лег мне в ладонь как влитой, хотя должен был пальцы отбить, упасть и выстрелить, ударившись о землю.

С ума сойти.

Мистер Иствуд усмехнулся и тронул двумя пальцами край шляпы.

— Есть два типа людей: у одних на шее веревка, а другие… — начал он. Дернулся, как дергается картинка в телевизоре. И пропал.

— Ее обрезают, — закончил я за него. Не то чтобы я был фанатом вестернов, но этот фильм смотрел. Его все смотрели.

А вот кольт все еще был у меня в руках.

Тяжелый.

Теплый.

Чертовски настоящий.

У Эшу лицо сделалось такое, словно он Будду увидел.

— Кто это был? — спросил он.

Я подумал, что он издевается. Никто не может знать о тех, кто пересекает границы миров, больше, чем Эшу. Мне с ним не тягаться.

— Мужик на лошади, — предельно честно ответил я.

А потом прицелился и выстрелил.

Бог создал людей разными, а полковник Кольт уравнял их шансы. Вряд ли, правда, он думал, что с монстрами это работает точно также.


 

Джека подбросило вверх метров на пять.

Спасибо, я сам знаю, что этого быть не могло. Даже очень большие пули с мягким свинцовым наконечником не производят такого эффекта. Большая дырка, как правило, несквозная. Кровотечение, болевой шок, рваные мышцы и ломаные кости — это обычный результат хорошего попадания из «Миротворца». Это мощный старый револьвер, требующий крепкой руки и крепких нервов.

Но на базуку он все равно не похож.

Когда Джек упал, небо полыхнуло от края до края. Анна-Люсия бросилась на землю, а вот я не успел. Грохот, еще более сильный, чем все предыдущие раскаты, швырнул меня мордой в траву.

Когда я пришел в себя, передо мной, покачиваясь, стоял джентльмен в черном трико и плаще, который бился за его плечами, как обрывок живой тьмы. Неприятное узкое лицо с козлиной бородкой было прежним, вот только глаза заливали густая битумная чернота. Башка у него была разбита капитально, но это его почему-то совершенно не беспокоило. Может быть, он вообще боли не ощущал. Не знаю.

Анна-Люсия обнимала его ноги, прижавшись лицом к кривому колену.

Я огляделся. «Родственнички» столпились неподалеку. То и дело кто-нибудь неприязненно и удивленно на меня косился, но даже рычать не пытался. И круга больше никакого не было.

— Ты пришел, — сказал Эшу, улыбаясь. — Это была хорошая драка.

«Ворон», — подумал я. И ничего не почувствовал по этому поводу: ни страха, ни ликования из-за того, что он не моим телом решил воспользоваться для воплощения. У меня все в крови было — лицо, руки и даже на штаны немного накапало. В груди покалывало, и пальцы на ногах сводило.

Ну да, это потому, что я не выспался.

— Ты убил его, — недоверчиво сказал Ворон. — Ты, человек, убил мое дитя.

— Как будто вы сами регулярно этого не делаете, — огрызнулся я.

— Ты слаб, — проговорил он. — Как ты смог убить его?

— Из пистолета, — вежливо ответил я. — С порохом. Свинцовой пулей.

Нельзя мне было ржать.

Никак нельзя.

Это очень, очень плохая идея — ржать в лицо самому крутому парню на районе. Я прикусил губу. Серьезно, он бы точно понял меня неправильно, а потом не осталось бы времени объяснить, что у меня это нервное.

Я пришел в гости, но время оказалось неудачным: местные, каждый из которых был сильнее меня, готовились к большой охоте. Я не смог удрать домой, потому что все пути перекрыли. И мне пришлось драться, чтобы доказать, что я тут не самый слабый и не гожусь на роль жертвы. Но проблема-то заключалась в том, что я реально был самым слабым в этой компании. И поэтому я учинил локальный армагеддон, спровоцировав своего противника выйти из себя.

Он бы точно устроил здесь кровавое месиво, начав с Анны-Люсии.

Но тут — па-бам! — киношный чувак на лошади привез мне киношный пистолет, чтобы я застрелил монстра. И я сделал это.

Черт, да не бывает такого!

— Отдай мне свое оружие! — приказал Ворон.

Он давил меня взглядом. На самом деле было довольно трудно смотреть в его черные, без зрачков, глаза и делать вид, что это для тебя в порядке вещей. Но когда имеешь дело с теми, кто живет в Гемаланг Танах, никогда нельзя показывать, что тебе страшно. Лучше всего и правда не бояться, но у меня этот фокус вообще редко получался.

Ворон легко мог меня убить. Я знал это. Он тоже. Все, что мне оставалось, — делать вид, что это не так.

— С чего бы мне его отдавать? — спросил я.

— С того, что я так хочу? — предположил он.

Да уж, небогато у парня с фантазией.

— Видишь ли, дело в том, что я не местный, — сообщил я ему. — И слушаться тебя в общем-то не обязан.

Это его смутило, но ненадолго.

— Я могу тебя заставить, — сказал он.

— Уверен? — спросил я.

Мы почти минуту еще в гляделки играли. Ворон сверлил меня взглядом. Я спокойно стоял и ждал, когда ему надоест. И все молчали, словно происходило что-то очень необычное. Даже Анна-Люсия.

Он отвернулся первым. Не потому, что сдрейфил. Я думаю, что он вообще бояться не умел. Просто у таких, как он, всегда в запасе больше времени, чем у человека. Он знал, что однажды у него будет возможность меня прижать. И я тоже это знал. Другой вопрос, сколько я смогу от него бегать.

— В следующий раз, когда ты соберешься появиться здесь, я хочу знать об этом, — мрачно произнес Ворон. — Не желаю, чтобы ты разгуливал по моей земле без моего ведома.

Что сказать? Умею я понравиться.

— Обязательно позвоню предупредить, — пообещал я. — Ну я пошел?

На самом деле я не всегда такой наглый. Просто сейчас мне было чертовски страшно. Даже странно, что никто этого не заметил.

— Еще одно, на прощанье. — Ворон усмехнулся.

И коротко, без замаха, ударил меня в лицо. Довольно аккуратно, надо признать, но все равно больно, хотя только кожу на скуле содрал. Как будто метку поставил.

— А теперь убирайся, — бросил он.

И я убрался. Вылетел как пробка из бутылки. И «до свидания» не успел сказать. Впрочем, им моя вежливость все равно до одного места была.


 

Сыпал снег, и было совсем темно, даже фонари не горели.

Я лежал на бетоне. Мне было дико холодно, и я ничего но видел, открыв глаза в темноту после яркого света. Свечи были перевернуты и давно потухли, воск пятнами расплылся на карте, надорванной со стороны Мытищ. Справочник, фотография, подсвечники дурацкие — все валялось вперемешку. Небольшая мистическая груда мусора.

И морда была целой. Странно.

В паре «бытие — сознание» на самом деле доминирует последнее, что бы там ни говорили материалисты. После драки у меня должна была остаться уйма синяков, но там, где меня приложил Ворон, крови не было. Саднило. А следов не осталось.

Только голова трещала.

И еще одно — в правой руке я сжимал игрушечный пистолет. Красный, пластиковый, из самых дешевых. Смертельное оружие, ничего не скажешь. В нем не было ничего необычного. Стандартное китайское барахло.

Но убейте меня, если я понимал, откуда он здесь взялся.

Вообще-то я сам умею протаскивать образы вещей в Гемаланг Танах. Это одна из базовых вещей, которым учится любой сновидец. Не такая сложная штука, гораздо проще, чем впервые осознать, что спишь. Но вот чтобы обратно что-нибудь вытащить — об этом я не слышал.

Среди экстрасенсов нет Дональдов Трампов.

Я собрал все и свалил в воду, не разбираясь. Только пистолет в карман сунул. На груди — там, где меня располосовал падальщик, красовались алые полосы. Словно кто-то вытянул меня плеткой о семи хвостах. Завтра точно синяк вылезет. О чем я действительно жалел, так это о том, что не догадался прихватить с собой обезболивающее.

Троллейбусы еще ходили.

Я забился на одинарное сиденье, поднял воротник и сделал вид, что сплю. Мне зверски хотелось жрать, но как это провернуть, не взаимодействуя с другими людьми, я не представлял. Дома в холодильнике оставался кусок сыра, и еще где-то полбутылки коньяка было припрятано. Не совсем то, что требуется человеку, только что удравшему от злобного некроманта и орды недружелюбных духов с духовым королем во главе.

У всех бывают неудачные дни. Но как-то раньше не случалось, что за одну неделю мне пришлось вывернуться наизнанку на обычной зачистке, побывать в шкуре покойника, сцепиться с могущественным колдуном и твердо пообещать зайти в гости к древней вампирше. О, чуть не забыл — еще подраться с мелким, но очень кровожадным божеством. К тому же теперь я и близко не представлял, что сказать Марине.

Отличное Рождество.

Просто отличное.


 

В «Макдоналдсе» у метро свет не горел, но окошко продажи еды на вынос работало. Я иногда захожу сюда, даже если перед этим меня никто не пытался убить. А сейчас в принципе других вариантов не было. Это единственное место, где можно набрать горячих бутербродных котлет, которые не пахнут мясом. Стерильная стандартная еда. Главное — заказывать без кетчупа.

Единственное, что меня серьезно раздражает в Маке, — это дизайн. Зубастая коробка, которую они всегда изображают на своих рекламных плакатах, меня пугает. Мне не нравится думать, что упаковка моей дешевой высококалорийной жратвы способна вцепиться мне в руку.

Самое приятное во всем этом было то, что мне не нужно было ни перед кем изображать крутого парня. Меня трясло так, что зубы стучали, но дежурный кассир из ночной смены меня все равно в упор не видел. И шмотки мои, кое-как отчищенные, его не интересовали. Я для него был ходячим заказом, по которому нужно было закрыть чек, принять деньги и собрать жратву по списку.

Пирожок вишневый желаете?

Попить колу желаете?

Спасибо, что без сдачи.

Ага. И вам спасибо, что не пялитесь на меня, пытаясь понять, что я такое. Я сегодня и сам в этом не слишком уверен был.

Мне никак не удавалось перестать думать про Люс. Про то, как она удирает от чудовища, пытаясь спасти мою гребаную жизнь. Не то чтобы я был против. Всегда приятно узнать, что кто-то очень не хочет, чтобы ты умер. Вот только я понять не мог, зачем ей-то все это нужно.

И меня это, если честно, здорово напрягало.

Я забрал свои бумажные пакеты. Из них пахло горячим сыром и картошкой. Спокойный, уютный, домашний запах. На самом деле это плохой признак, если еда из дешевой забеги ловки наводит вас на мысли о доме. Но с этим я как-нибудь потом разберусь.

Вот поем — и сразу начну. Если не засну, конечно.

Я ввалился в квартиру, уселся на кухне возле окна и принялся жрать чизбургеры, запивая холодным, очень сладким чаем. Заварка была из пакетиков и довольно старая, но еще годилась. Все равно я вкуса сейчас почти не чувствовал.

Оно и к лучшему.


 

С первого взгляда смерть многим кажется страшной.

Однажды человек, отвечавший за благополучие своей семьи, водивший машину и делавший карьеру, осознает, что он ничего не решает. Что его дети, его жена, его машина, дача с недостроенной баней и работа ничего не значат. Его мигрень, и утренняя чашка кофе, его неспешный воскресный интим и прогулки с собакой по усыпанному листьями осеннему скверу — все это в прошлом и больше никогда не повторится.

Fin. The End. История кончилась, и все события, все места действий и все герои остались внутри нее. Не прочитана только страничка с оглавлением и выходными данными на обороте, но — согласитесь — это не самое увлекательное в мире чтение.

В отличие от историй, человек никогда не заканчивается. Этo противоречило бы всему, что мне известно о мироустройстве. Но есть вещи, которые он никогда не берет с собой, отбывая из жизни. Собственно, те самые вещи, которые составили эту самую жизнь. Безусловно, он может возиться с ними дальше, хотя это и сопряжено с определенными трудностями, но — зачем? В этом нет ни смысла, ни пользы, ни удовольствия. Не говорите мне, что вы никогда не встречались с этим чувством.

Только вот почти всякий человек свято уверен — если ему будет неинтересно, что там с его тачкой, как живут его дети и кого поставили вместо него проверять балансы, то это, наверное, будет уже не он, а черт знает что.

Когда-то давно у меня была квартира возле станции метро «Киевская», старая «ауди», страховка на нее, синяя куртка из болоньи и жена. Теперь у меня нет ничего из вышеперечисленного и я сам мало похож на того парня, которым был тогда. Если бы у меня была возможность вернуть все, как было, я бы ею не воспользовался.

Фактически это и есть смерть.

Поверьте мне, в мире существуют куда более страшные вещи.

Я стоял у автомата, принимающего пустые жестяные банки и выдающего взамен десятикопеечные монетки. Он не работал. То есть банку в него засунуть, конечно, можно было, но деньги внутри давно закончились. Я жевал буррито, запивая ее кока-колой. Почему-то в последнее время мне постоянно хотелось жрать, но сейчас дело было не только в этом. Пока буррито не закончился, у меня была причина никуда не идти. В пяти минутах ходьбы от метро, в маленьком тихом переулке стоял дом, где сегодня меня ждали. Деловая встреча, в которой не было ничего особенного. Кроме клиентов. Вампиры умеют настоять на своем.

На мне была мотоциклетная куртка за шестьсот баксов. Из кордуры, которую даже ножом не очень-то пробьешь, не говори уж о когтях или зубах. Прострелить можно, но монстры редко носят с собой пистолеты. Я не люблю брендовое барахло, мне в общем-то плевать, что там написано на подкладке и в каком сезоне вот эту конкретную шмотку впервые показали публике.

Но это действительно была отличная куртка.

У нее только один недостаток был — кобура внутрь никак не влезала. Я два часа на это потратил, а потом плюнул и запихал пистолет в карман. Нормальные люди так оружие не носят, но у меня вариантов особо не было. Будем надеяться, что вытаскивать его на скорость мне не придется. Нагрудный карман оттопыривала пара «святых гранат» — тонкостенные пузырьки со святой водой, на крайний случай. Это действует только на недавно обращенных вампиров, но иногда даже таким ерунда вполне может выиграть тебе пару секунд.

Пригодится, если придется удирать.

Люди всегда стараются одеться получше, когда собираются в гости. Правда, обычно они не делают это с расчетом на то, что в гостях их могут попытаться убить. Посланец Рамоны Сангре пообещал мне безопасность, но что он будет делать, если она внезапно передумает?

Я знаю кое-кого, кто с утра утверждал, что будет питаться одними салатиками, чтобы сбросить пару кило, а ночью обнаруживал себя возле холодильника с котлетой в зубах. С немертвыми такое частенько происходит. Только последствия другие.

Настроение у меня было — хуже некуда. Самое подходяще состояние, чтобы разговаривать с древним вампиром, но совсем не то, в котором я вышел из дома, впервые за несколько дней выспавшись.

Какой-то добрый человек решил мне помочь.

В метро у меня сперли мобильник.


 

Снаружи этот дом не выглядел чем-то особенным.

Обычный старый особняк. Штукатурка на нем слегка облупилась, и водосточная труба треснула на уровне моего колена, но в целом все смотрелось вполне прилично. С ремонтом, во всяком случае, вполне можно было еще подождать. На улице уже почти стемнело, по голым веткам деревьев растекалось сияющее серебро новогодних гирлянд. Ни снега, ни ветра. Одно высокое черное небо над головой. И мелкие звезды россыпью.

Если бы я был поумнее, постарался бы держаться подальше от этого места. Вместо этого я вздохнул, пожал плечами и открыл дверь, за которой пряталось чудовище.

И не надо говорить мне, что я дурак.

Во-первых, сам знаю, а во-вторых, вы бы то же самое сделали на моем месте. Рано или поздно кому угодно надоест жить с топором, подвешенным над головой. Может быть, я смогу убить этого дракона раньше, чем он убьет меня.

Был такой шанс, во всяком случае.

Мартынов поднялся с дивана мне навстречу — тем гибким, хищным движением, которые так любят новообращенные вампиры.

— Пришел все-таки, — сказал он, ухмыльнувшись. — Послушный мальчик.

— А ты тут швейцаром подрабатываешь? — поинтересовался я. — Хорошо хоть платят?

Я не собирался его злить. Просто когда общаешься с начинающим кровососом, иногда нужно напоминать ему, кто тут самый страшный монстр, если это действительно ты. Мне всегда неуютно становится в присутствии вампиров, но Мартынов был исключением. Слишком глупый. Слишком медленный. И слишком трусливый.

Выдержки у него не было никакой. Он оскалился, зашипел и кинулся на меня.

Я уклонился, и он впечатался в дверь. Скорости ему хватало, а вот реакции — не очень. Неудача разозлила его еще больше.

Вот тут мне пистолет и пригодился. Я вполне мог засветить ему в лоб пузырьком со святой водой, но мне не хотелось его убивать. С этого плохо начинать деловую встречу, если рассчитываешь обойтись без драки. Считается, что оружие нужно вытаскивать только тогда, когда без этого не обойтись. Показал пистолет — стреляй. Но так уж вышло, что я нередко попадаю в ситуации, когда добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом.

— Тронешь меня — и я выстрелю, — сказал я. — Руки за голову, и к стене. Медленно.

Ладно, это были не очень добрые слова, согласен.

— Думаешь, что убьешь меня этим? — усмехнулся он.

— Что ты, нет, конечно, — ответил я. — Но проделаю в тебе вот такую дырку. Это довольно больно. А пока ты будешь приходить в себя, добавлю еще штук пять, для гарантии.

— Ты не сделаешь этого здесь… — неуверенно сказал он, делая шаг назад. — Рамона убьет тебя.

— Полагаешь? — спросил я. — А мне так не кажется. Я ей пока нужнее, чем ты. Так что гораздо вероятнее, что она убьет тебя. Дурость наказуема.

— Без своей пукалки ты бы не был таким крутым, — сказал Мартынов, очень медленно, как я и просил, отступая к стене. И руки на затылок положил, молодец какой.

— Может быть, — признал я. — Но у меня есть эта пукалка.

— Однажды у тебя ее не будет, — пообещал он. — И вот тогда…

— Иди вперед, — оборвал его я. — Будешь дорогу показывать.

Будет мне тут еще всякая шпана грозить.

Он оскалился, но послушно двинулся вперед.

Спустившись по мраморной лестнице, скользкой, как рыбья чешуя, мы прошли по длинному коридору. Он — впереди, я — за ним, не убирая пистолета. Мартынов ни разу не обернулся, но я знал, что он направленный на него ствол затылком чувствует. И ему очень от этого неприятно. Конечно, одной пулей его не убить, даже если в голову попадешь. Просто он уже знал, что я умею делать больно. А боли он боялся.

Спустя пару минут Мартынов остановился возле дубовой двери.

— Тебе сюда, — сказал он.

— Отлично, — отозвался я. — Заходи, я за тобой.

На самом деле все это было далеко не отлично. Но так часто говорят, когда больше нечего сказать.

Здесь везде была кровь.

Это выглядело так, как будто кто-то ее руками по стенам размазывал. Совсем недавно. Старая кровь больше напоминает ржавчину. Если ты не знаешь, что это на самом деле, ты не испугаешься, а вампирам нравится пугать. Они думают, чти это весело. Наверное, у меня просто чувства юмора нет.

Она стояла посреди всего этого на коленях. И длинными, медленными движениями гладила по голове хрупкого белокурого парня, лежащего ничком на полу. У нее волосы были цвета соли с перцем, и руки как у доброй бабушки — чуть полноватые и в родинках. При жизни кожа Рамоны Сангре была темной, но после смерти выцвела и приобрела желтоватый оттенок. На вид ей было лет шестьдесят или чуть больше.

Вампиры не стареют.

И это значило, что Рамону обратили уже после того, как ее волосы начали седеть. Любопытно.

Мартынов подался вперед, и она тут же вскинула руку, останавливая его.

— Это и есть тот самый некромант? — спросила Рамона. Ее голос ложился мне на плечи кашемировым кружевом.

— Да, мама, — прошептал Мартынов. Он смотрел на нее как на икону. Рамона Сангре поднялась в одно плавное движение. Оно начиналось от ступней и заканчивалось подбородком. Так цветы растут, если снять это на видео и ускорить. Люди так не двигаются.

— Анечка, позаботься о Мише, — сказала она. — Мне не хотелось бы, чтобы он умер. Он хороший мальчик.

Миниатюрная женщина тут же скользнула к лежащему на полу парню и перевернула его. О нем действительно следовало позаботиться. Шея у парня была разорвана. От такой раны ждешь, что кровь из нее будет бить фонтаном, но тут этого не было. Аккуратно обсосанные края. На пол упала всего пара капель. Анечка подобрала их пальцем, слизнула и склонилась над Мишей, приложив запястье к его губам.

Его кадык судорожно дернулся.

Женщина вздрогнула и закрыла глаза, позволив ему пить.

Я отвернулся. Может быть, я и узколобый придурок, но мне не нравилось на это смотреть. Нимфа не человек. Светловолосый давно им не был. Рамона только что разорвала ему горло — поздний завтрак или, может быть, бизнес-ланч. Он бы умер прямо тут, если бы какой-нибудь вампир не позволил ему питаться от себя. А теперь он встанет уже следующей ночью, будет ходить и говорить, как это делают живые.

Хреновое оправдание.

Он и так умер, просто по вампирам это не всегда заметно.

Краем глаза я заметил парня с ржавыми волосами. На нем была темно-зеленая рубашка и джинсы, так сильно вылинявшие, что казались белыми. Он подпирал стену, с интересом рассматривая меня. Может быть, мне следовало кивнуть ему, но я не стал.

Если ему надо, пусть сам и здоровается.

— Я так рада, что ты нашел время навестить меня. — Рамона улыбнулась, и это было как кремовое пирожное. Она выглядела потрясающе безобидной. Только вязания в руках не хватало. Какого-нибудь носка полосатого или шарфа.

— У вас промоутеры очень настырные, — отозвался я.

— Считаешь себя остроумным? — Она усмехнулась. — Мне не говорили, что ты клоун.

— Ну это не основная моя работа, — сказал я.

На ее щеках играл румянец, такой естественный, что на мгновение я усомнился в том, кто передо мной. Рамона Сангре протянула ко мне руку. Я отступил назад и уперся спиной в дверь. Не хотелось мне, чтобы она меня касалась. Вот просто не хотелось — и все.

— Что-то не так? — огорченно спросила она. — Я была невежлива с тобой? Ты боишься меня?

Передо мной стоял вампир настолько древний, что дух захватывало. Ощущение было такое, как если бы я в пропасть заглянул. И ни черта там не увидел, кроме тьмы. Сила Рамоны растекалась по комнате, как вода. Она качала, и шептала, и скользила, как солнечный луч по стеклу, рождая тысячи солнечных зайчиков.

— Ты ведь понял — я забочусь о своих детях. — Рамона очень медленно подняла правую руку, как будто хотела погладить меня по голове, но вдруг передумала. — Это плохие дети, не нужные никому, кроме меня. Даже самим себе, Кир. Дети, не знающие безопасности, у которых есть только я. Я отнимаю жизнь, но я и возвращаю ее. Мне хотелось, чтобы ты увидел это, прежде чем мы начнем говорить о делах.

Милосердие.

Вот что это было. Вот что она пыталась мне показать. А я-то, дурак, не понял. Значит, именно так оно должно выглядеть.

— Я тебе не нравлюсь, — продолжила Рамона. — Могу тебя понять. Мужчинам нравятся слабые женщины, рядом с которыми так легко быть сильными. С которыми так легко жить, требуя, но не договариваясь. От которых так легко получать, что хочешь. Но так не всегда бывает. И ты достаточно взрослый, чтобы знать, что в этом нет трагедии.

У нее вокруг глаз морщинки разбегались. Гусиные лапки, вот как это называется. Они у всех появляются, кто много улыбается.

На меня нахлынул запах воды. Медленной, теплой воды, прячущейся под ковром из ряски и широких листьев кувшинки. И я входил в эту воду, закрыв глаза, касаясь ладонями поверхности.

— Доверие, — мягко сказала Рамона. — Вот чего тебе не хватает. У каждого должен быть кто-то, кому он мог бы доверять. Но ты хорошо понимаешь, как опасно доверять слабым. Они никогда не бывают надежными партнерами. Не в их власти сохранить лояльность, когда надвигается страх.

Она была права.

Я просто кожей это чувствовал — насколько она была права. Я действительно не умел доверять. Меня слишком качественно отучили делать это. Этот шрам внутри меня все еще болел.

— Вот зачем нужна сила. — Она все-таки коснулась моего лица, и это не было неприятно. Теплая, мягкая рука. — Она рождает доверие между теми, у кого могут быть общие цели. Очень серьезные цели, достичь которых можно только вместе.

Ее голос обволакивал и усыплял. Рамона говорила искренне. Так искренне, что у меня внутри вздрогнуло. И слезы на глаза навернулись. Я в последний раз плакал в ту ночь, когда Вероника пыталась меня убить.

Она приблизила свое лицо к моему, точно желала коснуться меня губами.

У нее изо рта пахло кровью. Мой желудок подскочил к горлу, мышцы скрутило и голова сделалась тяжелой, как чугунное ядро.

— Иди на фиг, — выдавил я. — И мудацкие вампирские фокусы в жопу себе засунь!

И тут же ощутил, как Рамона отпрянула от меня. Не физически. Как будто что-то невидимое, обнимавшее мое сердце, скользнуло наружу. Я и сейчас знал, что она права. Я не умею доверять. Но теперь меня это вполне устраивало.

Ее пальцы, перебиравшие мои волосы, замерли. Рука бессильно упала. Губы сложились в удивленное «о».

Она больше ничего не сделала, что я мог бы заметить. Но все изменилось. Атмосфера раскалилась за долю секунды. Достаточно было плюнуть, чтобы пошел пар. Мартынов скользнул мне за спину, и я схватился за пистолет.

Точнее, за тот карман, где раньше был пистолет.

— Ты посмел оскорбить маму. — Вампир прошипел это прямо мне в ухо, заломив за спину обе руки. Больно, между прочим. — В ее собственном доме. Ты об этом пожалеешь.

Неубедительно. Очень неприятно, но все равно неубедительно. Вряд ли я когда-нибудь пожалею о том, что не дал вампиру вывернуть меня наизнанку. Даже если этот вампир меня однажды убьет из-за того, что не смог подчинить.

— Это так честно, — я усмехнулся, — говорить о доверии, обрабатывая меня с помощью вампирских заманух. Как того дохлого парня на полу. Решила сменить диету?

— Доверять человеку, который пришел, чтобы убить меня, — не в моих правилах. — Рамона улыбнулась. — Доверие должно быть чем-то обеспечено, а ты не захотел дать мне основания тебе верить.

Знаете, я всегда считал, что, если ты можешь верить только тому, кого загипнотизировал, это значит, что у тебя проблемы в социальной сфере.

Она пробежалась пальцами у меня по груди, коснулась кармана — и, зашипев, отдернула руку, точно святая вода обожгла ее сквозь кожу и стекло. Конечно, этого не могло быть. Для старых вампиров святая вода не опаснее мышиного чиха. Но Рамона почувствовала ее и разозлилась.

— Ты думал, что мне можно повредить вот этим? — усмехнулась она. — Наивный. Может быть, ты и крестами обвешался — там, под курткой? Может быть, мне следует раздеть тебя, чтобы узнать это?

— Нет у меня крестов, — хмуро сказал я.

Мне меньше всего хотелось тут раздеваться. Рамона удовлетворенно кивнула. Не знаю, как они отличают, когда им пытаются врать, но ошибок у них не бывает.

Я почти поверил в то, что теперь она оставит меня в покое. Что бы она сейчас ни говорила, мы оба знали, что я не убивать ее сюда пришел. Ей просто хотелось поиграть со мной, как сытая кошка играет с мышью.

Показать, кто здесь самый страшный.

Она улыбнулась, показав клыки. И без предупреждения ударила меня горькой ледяной тьмой, едкой и вязкой, как олеум. Это была волна холода, концентрированное отчаяние и одиночество, и вожделение, в котором нет ни капли тепла — одна голая жажда. Если бы я мог, я бы потерял сознание прямо здесь, в окружении пары десятков вампиров. Что угодно было лучше, чем чувствовать это. На мгновение я оказался внутри ее, в ее ледяном, мертвом сердце — и это было как попасть в ад.

Наверное, я закричал. Во всяком случае, кто-то это точно сделал, а кроме меня, некому было. В кармане хрустнуло, и святая вода впиталась в подкладку куртки. Гранаты на крайний случай? Ну да, конечно. Хрен мне, а не запас оружия.

Мартынов взвизгнул по-бабьи, шарахнулся назад. Но меня не отпустил. Он был немертвым два, может быть, три месяца, и святая вода на него все еще замечательно действовала. Он боялся ее. Вот только ослушаться маменьки он боялся еще больше.

Я не хотел знать, как она этого добилась. Совсем не хотел. Она развернулась, и это тоже не было человеческим движением. Люди не скользят вот так — всем телом, касаясь паркета только кончиками пальцев, если не танцуют.

— Нам всем нужна уверенность в том, что наши близкие не подведут нас, — проговорила она, устраиваясь в кресле у дальней стены. Взгляд ее был направлен на вампира с волосами цвета ржавчины. Очень красноречивый взгляд. — Мы хотим знать, что они будут играть на нашей стороне, какими плохими бы мы ни были. Что они примут нас и одобрят то, что мы делаем. Но не у всех есть сила, чтобы этого добиться. Это очевидно.

Я промолчал. Мне не нравилось, когда Рашид пытался втюхать мне свои очевидные вещи, но он хотя бы был человеком.

— Тебя плохо учили быть вежливым со старшими, мальчик, — добавила Рамона. — Придется мне этим заняться, раз уж я нашла ключик к твоему сердцу. Никто не покупается на иллюзии, если ему не нужно то, что они изображают. Подумай об этом, глупый наглый мальчик. Подумай об этом.

Спасибо, в другой раз.

Дома, на кухне.

Непременно.

— Мы вот так и будем разговаривать о делах? — спросил я.

Не то чтобы я всерьез думал, что она отзовет Мартынова и предложит мне стул, но молчать дальше как-то невежливо получалось. К тому же у меня спину начало сводить.

— Я не позволяла тебе говорить, мальчик, — сказала Рамона, сохраняя на лице благожелательную улыбку.

Мартынов дернул вверх мою завернутую за спину руку. Легонько, без особого садизма и с тем же скучающим выражением на лице. Я взвыл.

Сделать человеку больно не так сложно. И это было бы не так плохо, если бы не существовало людей, готовых пойти дальше. Гораздо дальше. Некоторые считают, что сломанная рука оппонента — отличный аргумент в любом споре. Даже тот, для кого просто боль недостаточно убедительна, станет гораздо сговорчивее, увидев, к чему может привести излишняя принципиальность.

Проблема заключалась в том, что мое упрямство, кажется, было сильнее моего инстинкта самосохранения. Если бы рядом со мной сейчас оказался психоаналитик, я непременно поговорил бы с ним об этом, потому что меня это беспокоило.

— Если бы ты проявил больше уважения к маме, тебе не пришлось бы сейчас испытывать боль, — промурлыкал Мартынов, почти коснувшись губами моего уха.

— Почисти зубы, гомик вонючий, — процедил я.

И приготовился к новой вспышке боли. Сейчас я был практически уверен, что Мартынов не рискнет сломать мне что-нибудь без приказа, но пропустить мимо ушей оскорбление он бы не смог. То, что вампиры мертвы, еще не делает их хладнокровными существами.

— Я научу тебя быть вежливым, — прошипел Мартыном сквозь зубы и ткнул пальцем мне под лопатку. Мышцу мгновенно свело. Это было так больно, что я с трудом мог дышать, но, по крайней мере, он ничего не сломал. Уже неплохо. — Ты все понял, сукин сын? — спросил он.

Я попытался кивнуть. От этого у меня свело еще и шею. Честно, я совершенно не хотел злить его, но иначе у меня почему-то не выходило. Так уж ложились фишки.

— У меня есть сюрприз для тебя, чачо, — сказала Рамона.

— Терпеть не могу сюрпризы, — отозвался я.

— Ничего, милый. — Она усмехнулась. — Этому сюрпризу тебе придется обрадоваться. Ты даже не представляешь, с какой любовью я готовила его для тебя.

С любовью?

Продолжение...

Мегатрон Гориллаз

опубликовано: 28.12.13 в 20:05


Так же ищут

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!