Сергей Демьянов - Некромант. Такая работа (Боевая фантастика - Часть 3)

Предыдущая частьЧитать сначала...

Третья часть

Подчищать посмертные выплески чужих эмоций — довольно грязная работа. В ней нет ничего героического, если тактика отработана, все находятся на своих местах и знают, что надо делать. Не опаснее, чем вручную обтачивать детали на станке. Если ты дурак и сунешь внутрь пальцы, он отхватит их. Но в целом — ничего такого, о чем принято снимать фильмы.

Никаких сверкающих доспехов и чтобы с мечом наперевес против сил зла.

Босс провернул ключ в замке. Руки у него подрагивали, но мы все, не сговариваясь, решили не обращать на это внимания. Я, Макс и Марька встали над дырой, из которой несло падалью, а Лиза, приоткрыв дверь, забросила внутрь самопальную шашку с вонючим дымом. У четха отличное обоняние, гораздо тоньше собачьего. В этом заключается их сила и слабость. Они способны выследить свою жертву по запаху в полной темноте, с расстояния в полкилометра определить степень ее опьянения и физическую кондицию. Но если нашпиговать картонную трубку аммиачной селитрой и уротропином, заранее прогреть, а потом поджечь, кинув ее в помещение, где четха устроили лежку, начнется паника.

Собственно, сгодится почти любая дрянь, которая при горении сильно воняет, но на моей памяти самый лучший результат давало использование именно этой смеси. Четха, как и всякая нежить, тоже пахнет отнюдь не фиалками, но незнакомая вонь в такой концентрации оказывает на них сногсшибательное действие. Этот способ плох только одним — пользоваться помещением потом некоторое время нельзя.

Воняет.

Бабахнуло несильно, но эффект получился впечатляющий. Внутри завыли, захрипели, что-то упало. Вспугнутые твари рванулись к своему запасному выходу. Они выскакивали из подкопа, как выскакивают люди из горящего дома. Но вместо пожарной бригады и медиков их встречали Макс и Марька. Хлоп-хлоп-хлоп — и спасать уже некого. Это неважно звучит — так, как будто мы были плохие парни, потому что хорошие никогда не шутят над чужой смертью. Вот только смерть может случиться только с тем, у кого до этого была жизнь.

И пока ты точно знаешь, на какой ты стороне, и в руках у тебя ствол, за спиной — живые люди, а перед тобой — твари, этими самыми живыми людьми питающиеся, важно не забывать одну вещь. Внутри монстра нет никого, кроме монстра. Это раньше там была уличная крыса или бродячая собака, но еще до того, как четха начал наращивать плоть, они отправились в свой звериный рай.

Но всяком случае, я очень надеюсь, что он у них есть.

Было бы совсем паршиво, если бы они не получали ничего взамен, потеряв свою жизнь из-за чужого желания отомстить. Но у меня нет никаких доказательств в пользу этого.

Бывает зло, которое можно уничтожить только вместе с носителем, но стайная выморочь — не тот случай. Проблема в том, что, даже если ты проведешь сложнейший ритуал и выдворишь нежить из захваченного ею тела, ты не получишь результата, который тебя устроит. Ты получишь труп.

Я знаю. Пробовал.

Выстрелы хлопали негромко и ритмично, как в тире. Один хлопок — один упавший противник. Пуля Блондо — та самая, в форме катушки от ниток, незаменимая при охоте на крупного зверя, — отличная вещь, когда речь идет о стрельбе на короткой дистанции. У четха нет особенно уязвимых мест, но при нашей тактике они не очень нужны. Снег у стены покрылся дымящейся коричневой жижей. В некоторых фильмах убитые монстры сгорают в ослепительном пламени или растворяются в воздухе.

Но в жизни никогда не бывает также красиво, как в кино.

Вонь стояла такая, что глаза резало. Лишняя плоть отгнивала от мертвых четха кусками. Когда сила, создавшая их, рассеивается, они разлагаются на глазах, пока от них не останется только то тело, из которого «подснежник» когда-то слепил себя.

Разумеется, мертвое.


 

Последний четха сначала выпихнул наружу полуразложившуюся свиную тушу без левой задней ноги и только потом вылез сам. Его пристрелила Марька, опередив Макса на долю секунды. Это ужасно звучит, но мне нравится смотреть, как они работают. Что бы ни вылезало из дыры, они всегда успевают это пристрелить прежде, чем оно подберется достаточно близко.

Это успокаивает.

Мы оставили их валяться прямо там — полтора десятка крысиных тушек, двух голубей и одну белую кошку, тощую и драную. Лиза смотрела на них, закусив губу и подрагивая плечами — так, словно думала заплакать, но никак не решалась.

— Что-то не так? — спросил я.

— Не понимаю, почему их было так мало? — пробормотала она.

— Не жадничай, — усмехнулся Макс.

— Это не смешно. — Лиза упрямо покачала головой. — Я была уверена, что их здесь гораздо больше. Но сейчас я ничего не чувствую, как будто мы уже все зачистили. Где все остальные?

Босс сжимал в руках фонарь, как спасательный круг, и пальцы у него были совершенно белые. Дурость, конечно, в такую погоду выходить на улицу без перчаток, но учить его жизни я не собирался. Люди обычно на это плохо реагируют. К тому же у него было такое лицо, словно его тошнило, а он ни за какие коврижки не собирался этого показывать.

Солнца еще не было, зато ветер потихоньку разгуливался. В декабре здесь светает поздно, не раньше половины девятого. Справа от нас, довольно далеко, кусок снежного пласта сорвался с крыши и глухо ухнул в сугроб. Иногда нельзя узнать заранее, упал он сам или кто-то неосторожно скинул его. Кто-то, кто крался вдоль карниза.

— Они должны быть где-то неподалеку, — сказала Марька. — Я чувствую, что здесь есть что-то такое, что хотело бы меня убить… Но это все равно что пытаться разглядеть в сумерках серую кошку, когда она не хочет быть замеченной.

— Значит, придется подпалить этой кошке хвост, — пожал плечами Макс. — Что вы на меня так смотрите? Это образно говоря.

— Вы все сумасшедшие, — мрачно сказал Босс.

— Децл, — согласился Макс. — Вы фонарь лучше мне отдайте. Сломаете, жалко будет.

Босс протянул ему свое единственное оружие покорно, не требуя объяснений. Переступил с ноги на ногу. И спрятал руки в карманы. Все-таки замерз, бедолага.

Я прислонился спиной к стене бетонного барака и крепко зажмурился.

Не знаю, почему, но мне здесь было трудно сосредоточиться. Как будто едва слышный фоновый звук — или, может быть, запах — все время приковывал к себе мое внимание. По крайней мере, большую его часть. И еще голова начала болеть. Может быть, это просто потому, что я не поел.

Может быть.

— Кир? — окликнула меня Лиза.

— Все хорошо, — отозвался я, не открывая глаз. — Я сейчас.

Трудно объяснить, что чувствуешь, переключаясь на другой тип восприятия. Иногда это бывает легко, как будто ты погружаешься в теплую морскую воду. Но гораздо чаще это похоже на резкий скачок давления. По вискам лупит со всей дури, ноги слабеют, а перед глазами начинают мельтешить черные точки.

Собственно поэтому мне стена и потребовалась. По ней сползать сподручнее, если что.

Я мысленно потянулся вперед и почти сразу их почувствовал. Ощущение близкого присутствия четха ударило в меня, как струя кипятка в дно стакана. Чертовски больно.

Они двигались, подкрадываясь к нам. Так загоняют добычу гиены и гиеновые собаки. Некоторые уверены, что гиены питаются только падалью, но если бы это было так, они вряд ли смогли бы выжить.

— Слева, — негромко сказала Марька. — Мой большой.

Хлопнул двойной выстрел.

— Правильно. — Макс хмыкнул. — Чем больше цель, тем труднее промазать.

— Некоторым еще и не такие подвиги удаются, — парировала Марька.

Я не смотрел на нее.

У меня вообще глаза были закрыты.

И тем не менее я точно знал, что она улыбается.

Менеджер сказал, что мы все сумасшедшие. Умный парень.

Нормальные люди ценят своих партнеров за то, что те красивы, хороши в постели или умеют их развеселить. Для некоторых из них важно, что партнер — чудесный отец, хорошая хозяйка или прекрасно умеет делать деньги. В этом нет ничего плохого или меркантильного, все в порядке вещей.

Только знаете, когда внезапно умирает человек, которого ты любишь больше всего на свете, и ты ничего не можешь с этим поделать, это меняет твои приоритеты. Марька ценила Макса за то, что он большой и страшный и к тому же жуткий параноик. Надо очень постараться, чтобы убить его.

Странный подход к браку, кто бы спорил.

Но я ее понимал.


 

— Не спи. — Макс похлопал меня по плечу. — Если ты еще не в курсе, у нас гости.

Я открыл глаза и потряс головой, чтобы избавиться от остатков видения. Путать картинку, существующую внутри твоей головы, с тем, что происходит в реальности прямо сейчас, чревато неприятностями. Возможность ощущать больше дает определенные преимущества. Но не в том случае, если монстр, которого ты, пытаясь предвидеть будущее, пропустил, откусит тебе башку прямо сейчас.

По моим прикидкам, их тут оставалось еще около трех десятков. Чуть меньше, чем до фига, если учитывать, что нас было всего пятеро. И к тому же один из нас не был вооружен.

Ни одной свежей твари, сказала Лиза, все пришлые.

Хотел бы я знать, что заставило их собраться именно здесь. Глухая промзона вполне может стать отличной кормушкой для стаи из десяти-двенадцати особей. Но не полусотни же!

— Что происходит? — нервно спросил Босс.

— Ничего, с чем бы мы не смогли справиться. — Лиза безмятежно улыбнулась ему.

— Но тут еще много… — он откашлялся, — работы?

— До обеда закончим, — пообещала она.

Оптимистично.

От ее слов у меня желудок скрутило. Обычно я старался сожрать что-нибудь перед вылазкой, потому что никогда не можешь быть уверен, что у тебя найдется время на ланч. Но в этот раз не успел. Похоже, что это к лучшему.

— Справа, — сказал Макс.

Краем глаза я заметил тень, скользнувшую вдоль стены. Черт, слишком быстро. Я даже не успел это разглядеть.

— Вижу, — сквозь зубы процедил я и тут же поправился: — Только что видел.

В это время суток они должны были быть вялыми. Обожравшимися, тупыми и сонными. Это еще одна причина, по которой мы приехали сюда рано утром. Если бы я верил в существование мирового заговора, я бы сказал, что они нас ждали. Что кто-то растревожил их в неурочное время, чтобы встретить нас.

Это было плохое объяснение, но другого не завезли.

— Дуем за ним? — спросила Марька.

Можно подумать, у нас были варианты. Бывает работа, которую все равно придется сделать, даже если ты не слишком хорошо представляешь как.

И мы пошли вперед.

Лиза замедлила шаг, чтобы поравняться со мной.

— У меня странное ощущение, Кир, — шепнула она. — Мне почему-то кажется, что они не очень хорошо понимают, что с нами делать. Не боятся — это совсем другое чувство. Это как если бы человек перестал осознавать, на каком он свете и зачем он здесь находится. Их тут так много, что они вполне могли бы попробовать справиться с нами. Но медлят. Тебе это не кажется подозрительным?

— Мне тут все кажется подозрительным, — сказал я.

У меня в ботинок набился снег, и теперь носок был мокрый, хоть снимай его и выжимай. Не хватало еще простыть.

Еще одна тень мелькнула впереди. Макс выстрелил и попал. Тварь жалобно завизжала, и это словно прорвало плотину вязкой утренней тишины. Из проходов между крашеными синими вагончиками для наемного персонала, из-за углов одноэтажных бетонных зданий, с крыш посыпались ее сородичи. Они двигались быстрее любого человека, как если бы сейчас стояла ночь и они все еще были очень голодны.

Зачистка часто проходит легко, но не каждый раз. Бывает, что мне тоже приходится пострелять, и тогда я жалею о том, что так редко хожу в тир.

В магазине моего пистолета было восемь патронов, плюс еще один в стволе. Если все будет хорошо, второй магазин мне не понадобится. Проблема в том, что никто не мог гарантировать мне, что все будет хорошо.

Этого вообще никто и никогда не может гарантировать.


 

Я успел выстрелить всего-то пару раз, когда за спиной у меня глухо ухнуло, словно с крыши упал снег. Я резко развернулся.

Этого следовало ожидать.

Тварь, обошедшая нас и спрыгнувшая в проезд между складами, была похожа на пожилую женщину, пролежавшую в морге слишком долго, но так и не дождавшуюся, чтобы кто-нибудь приехал и забрал ее. Тяжелые, заляпанные кровью курчавые волосы цвета соли с перцем липли к щекам. Нижняя челюсть безостановочно двигалась.

На четха была мешковатая синяя блузка, летняя, почти полностью открывающая руки и область декольте, и дешевые матерчатые штаны на завязках. По коже расползлись пятна синюшно-фиолетового цвета. Дряблая, покрытая мелкими гнойничками кожа обвисла, лицо оплыло.

Не совсем то зрелище, которое вам захотелось бы увидеть еще раз.

У меня холодок пробежал между лопатками, хотя четха смотрел вовсе не на меня. На Босса. В его взгляде плескалось столько вожделения, что достаточно было, казалось, щелкнуть пальцами, чтобы воздух вспыхнул.

Я толкнул менеджера так, чтобы он оказался за моей спиной.

— А… — начал он.

— Молчите! — оборвала его Лиза.

У любой стайной нежити есть кто-то, кого они хотели бы убить больше всего на свете. Инстинкт охоты заставляет собаку догонять все, что движется от нее или мимо нее, даже если она не голодна. Это не всегда возможно исправить даже дрессировкой. У нежити — свои инстинкты. У каждого капитана Ахава есть свой Моби Дик, у каждого Волка — своя Красная Шапочка, а у каждой выморочной твари — тот, кого она попытается убить, даже если сыта.

Тот, кого она винит в своем появлении.

Им никогда не бывает тот человек, который их создал. На эту роль выбираются люди, напоминающие мерзавцев, которые испортили ему жизнь. И заставили испытывать ненависть, зависть или обиду. Они не постарались его полюбить. Они позволяли себе испытывать счастье тогда, когда он был несчастлив. Они получали то, чего не досталось ему самому.

Для выморочной нежити это становится чем-то вроде инстинкта. В тот момент, когда четха видит того, кто может быть виноват — согласно любому из признаков обидчика, начиная с его пола и заканчивая качеством кожи ботинок, — то и голод внутри, и мир снаружи теряют для него свое значение.

Ему надо убить мерзавца — все остальное неважно.

Не знаю, что именно запустило в голове четха эту программу. Может быть, кожаная куртка Вадима Викторовича. Я тоже был бы не против такую иметь, только без дурацкой надписи. Довольно часто хроническая зависть вырастает из полной ерунды: новой шмотки, которую один не может себе позволить, дорогой тачки или крутого мобильника.

— Почему она так на меня смотрит? — шепотом спросил Босс.

Я чувствовал, как страх волнами распространяется от него. На ощупь это было как густой холодный туман.

И, что гораздо хуже, четха тоже это чувствовал. Не мог не чувствовать.

— Она хочет убить вас, — объяснила Лиза. — Не беспокойтесь, все хорошо.

Не думаю, что многие с ней согласились бы, но тварь хотя бы не нападала. Просто стояла напротив, покачиваясь, словно никак не могла выбрать наиболее мучительную смерть для своего обидчика.

Она очень старалась поймать его взгляд. Не то чтобы это было действительно нужно для того, чтобы убить его. Просто даже низшая, выморочная нежить никогда не упустит возможность полакомиться страхом своей жертвы. Четха не способны обратить человека в себе подобного, как вампиры, но это еще не делает их чем-то хорошим.

Я пропустил момент, когда четха встретился глазами с нашим подопечным. Босс тоненько, как девчонка, взвизгнул и отступил на шаг назад. Тварь шумно вздохнула и принялась неторопливо красться к нему. Так кошка, уверенная, что на нее никто не смотрит, крадется к оставленной на столе вырезке.

— Замрите, — сказал я.

— Вы хотите сделать меня приманкой? — У него в голосе слышалась истерика, но он все-таки меня послушался. Застыл, впившись пальцами в рукава своей куртки.

— Нет, — отозвался я. — Если вы побежите, он тоже побежит. А четха двигаются гораздо быстрее человека.

— Что вы стоите? Убейте это! Сейчас же! — Под конец он сорвался на крик и руки его мелко задрожали. — Убейте это, ради всего святого!

Я выстрелил.

Трудно промахнуться на таком расстоянии, но я сумел. Гений, ничего не скажешь.

Четха издал низкий горловой звук. Негромко, даже не так, как рычит собака, но пробирало до костей. Мне самому на секунду жутко захотелось рвануть отсюда и спрятаться куда-нибудь, где эта тварь меня не достанет.

В глазах Босса мелькнул ужас, и на мгновение лицо его исказилось. Можно подумать, он никогда не видел мертвецов. Ну да, этот собирался его прикончить и к тому же был в таком состоянии, в котором пора бы уже подыскивать закрытый гроб.

Я говорил, четха очень плохо выглядят.

Когда Вадим Викторович развернулся и побежал, я был к этому готов. Он сюда не драться с монстрами приехал, а всего лишь проследить, чтобы все было качественно. Не думаю, что ему приплачивали за смелость.

Четха рванул за ним. Так лягушка выбрасывает язык, чтобы схватить комара. Молча. Вытянув перед собой руки с отросшими черными ногтями. У меня на спине, под правой лопаткой, был шрам от такого ногтя. Эти рваные раны очень долго не заживают.

Он мог бы убить меня одним движением, если бы не был так увлечен погоней. Я выстрелил снова и на этот раз попал. В затылочной кости у четха появилась небольшая аккуратная дырка. Пока он падал — на живот, как падают все, кому стреляли в спину, — было видно, что лицо ему разворотило конкретно. У этих пуль выходное отверстие получается всегда намного внушительнее входного.

Лиза быстро огляделась и метнулась наперерез нашему подопечному. Ухватила за рукав, дернула, повалила на снег. Не хватало еще, чтобы он, удирая от одной твари, наскочил на трех других.

— Вадим Викторович! — Она довольно сильно потрясла его за плечи, надеясь привести в чувство. — Ну что же вы Кирилла не слушаетесь? Я же говорила, что все в порядке.

Не думаю, что он вообще ее слышал. Глаза у Босса сейчас были бессмысленные, как у куклы Барби.

Мертвая тварь почти мгновенно растеклась по снегу грязной, вонючей лужей. Очень много коричневой бурды с плавающими и быстро разлагающимися в ней кусками. И крошечное мохнатое тельце в центре этой лужи. «Мышь, — сказал я себе так строго, как только смог. — В первоисточнике это была мышь».

На этом строится большая часть психологических защит. Если ты не можешь принять что-то, ты просто говоришь себе, что на самом деле этого не существует.

Конечно же в современном обществе нет ни рабства, ни каннибализма, ни продажи людей на органы. Нет, потому что не может быть.

Я стоял и пялился на маленького мертвого хомячка, пока выстрелы не стихли и Марька не тронула меня за плечо.

Он был рыженький с тонкими розовыми ушками-лепестками. Таких обычно покупают детям, когда не могут позвонить себе кошку или собаку.

— Тут где-то крутятся еще твари, — сказала Марька. — Не спи.

— Заснешь тут с вами, как же, — буркнул я. — Как моя соседка выражается, натуральный притон. С бабами и пальбой.

— Пианины нету, — тут же встрял Макс. — Без пианины притонов не бывает.

На этот раз Босс смолчал. Он сидел на снегу, и его приличные брюки были измазаны в коричневой дряни. Отстирывать он это потом замается. Лизина рука лежала у него на плече, но это ему как-то не очень помогало. У него на лице было написано: «Дорогой дедушка, забери меня отсюда, пока не поздно».

Но уехать, не закончив работу, мы все равно не могли. Какого черта он вообще поперся с нами? Соскучился по острым ощущениям? Я мог бы порекомендовать ему пару подмосковных склонов, где можно было позаниматься горнолыжным спортом или сноубордингом.

Адреналина море. Солнце. Снег чистый, а не как после нас остается. Вокруг люди живые, разговаривают, смеются. Красота.

И в самом худшем случае он бы просто сломал там ногу.


 

Хомяк меня натурально добил.

Есть одна штука, которую вам следует знать о стайной нежити.

Никогда и ни при каких обстоятельствах ваше любимое домашнее животное не сможет превратиться в нежить. Любое семечко, прежде чем выкинуть росток и пустить корни, должно упасть на подходящую землю. Никакая сколько угодно сильная посмертная эмоция не превратит в чудовище вашего котика, который обожает спать на вашей подушке. Но только при одном условии — вы любите его, а он любит вас.

Крыса, собака, волнистый попугайчик, игуана — совершенно не важно, насколько хорошо вы воспитали вашего питомца и какой у него объем мозга.

Это звучит пафосно, но любовь действительно защищает.

Я не очень хороший человек. Можно даже сказать, бревно бесчувственное, особенно когда не высплюсь. Я знаю про несчастных собак, которых отвозят подальше от дома, и про выброшенных кошек, которые — ну вы себе представляете? — ссут где попало и со стола воруют. Чертовски плохо, когда животному достается такая жизнь. Но я не представляю, кем нужно быть, чтобы вот так просто взять и выкинуть на улицу хомячка. Даже если глупый комок меха успел тебе надоесть.

Собака или кошка могут выжить на улице. Найти теплый подвал. Прибиться к магазину или кафешке. Хреновый способ выживания, но лучше уж так, чем сдохнуть сразу. Может, еще и подберет кто жалостливый. А хомячку рассчитывать не на что.

От слова «вообще».


 

В конце прохода валялось шесть или семь дохлых четха, уже успевших потерять свой жуткий облик. У меня бывали времена, когда я сказал бы, что это много. И это были хорошие времена.

Лиза шмыгала носом, вцепившись в рукоять своего специального длинного ножика для рубки нежити.

— Кто-то здесь… — внезапно сказала она, уставившись и пустоту перед собой. — Кто-то крадется здесь, кто-то нюхает воздух и трогает холодными пальцами металл… Рифленый жгучий металл.

— Что происходит? — Босс занервничал.

— Это транс, — бросила Марька. Дернула презрительно уголком рта, отвернулась. — Постарайтесь поменьше психовать. Это мешает работать.

Менеджер тут же расправил плечи.

— Я не психую, — сказал он. — Как вы вообще могли подумать, что я испугался?

Ну да. А руки трясутся, наверное, у Пушкина. И фирменные брюки в вязкой жиже изгваздал, видимо, тоже он. Вот только парень до сих пор храбрился, а это дорогого стоило. Некоторые уверены, что мужику бояться стыдно. Это не так. Испугаться может любой. Это нормальное встроенное свойство человеческого организма, порой приносящее ощутимую пользу.

Стыдно позволить страху взять над тобой верх.

Немногие находят силы на то, чтобы держать лицо, когда больше всего на свете хочется заорать и удрать подальше.

— Ладно, я ошиблась, — медленно проговорила Марька. — Извините. Дать вам нож? У меня есть запасной.

— Давайте, — решительно сказал Босс. — Но я не очень… с ножами. Будет лучше, если меня кто-нибудь прикроет, если тут еще много… таких.

Марька кивнула, молча отстегнула от пояса трицатипятисантиметровый туристический Spyderco Forager и протянула ему. Он вцепился в него так, словно это был его обратный билет в нормальную жизнь.

Жаль, что отсюда не бывает обратных билетов.

Он взмахнул им, пробуя, — и в этот момент меня накрыло снова.

Бетонные стены, и снег, и сваленные в проходах непонятные тюки — все сочилось шелестящими голосами. Как вода, они текли по моей коже, щекотали и норовили заползти поглубже. Как будто там, в темноте и пульсировании моей крови, собирались свить гнездо. Их было так много, что они занимали весь мир, который я мог ощущать.

Что-то теплое потекло по моим губам.

Я вытер их раскрытой ладонью.

Разумеется, это была кровь — чего-то иного сложно было ожидать.

— Совсем рядом, — сказал я. — За контейнерами справа. Штук пятнадцать еще. Может, больше.

Голос прозвучал глухо.

— А ты сегодня в ударе, — удивленно заметила Марька.

— Что сказать? — Я криво улыбнулся. — У меня тоже бывают хорошие дни.

Мы оба знали, что я вру. Ну никак нельзя было назвать этот день хорошим — в любом из возможных смыслов. Но когда работы навалом и, как назло, под рукой нет ни одного самого завалящего Бэтмена в помощь, лучше соврать, что все хорошо.

Это отличное заклинание для тех, у кого все равно нет выбора.

Аймокей.

Спасибо, но мне не нужна помощь, потому что все равно никто не сможет мне помочь. Даже если захочет. Поэтому у меня все хорошо. Лучше, чем когда-либо. И лучше, чем у кого-либо еще.

Я чувствовал, как меня захлестывает безнадегой и завистью. Так бывает, когда устаешь плыть и вода начинает затекать тебе в ноздри. «Еще пара гребков, — думаешь ты. — Еще пара, и, может быть, тогда на горизонте покажется земля». Ты знаешь, что она где-то там, впереди — твердая земля, на которую можно будет выползти.

Но этого знания уже слишком мало, чтобы спасти тебя.

— Держись. — Лиза подошла сзади и обняла меня, как обнимают подругу, которую бросил муж.

У меня по щекам текли слезы.

Я знаю, что парень не должен плакать, как бы хреново ему ни было. Но не всегда возможно делать вид, что ты совсем не такой, какой есть. Это была чужая зависть и безнадега, но, черт возьми, как же удобно она легла на мои собственные старые комплексы!

У всякого упавшего на землю яблока есть битый бочок, тот самый, с которого он начинает гнить. У большинства живых людей он тоже есть — это место, где зреет его смерть.

Если потыкать в него, интересный эффект получается.

Собственно, именно этим сейчас четха и занимались. Когда ты открываешь дверь подвала и вглядываешься в темноту, высматривая чудовище, которое подстерегало тебя здесь в детстве, чудовище тоже вглядывается в тебя.

Оно хочет знать, боишься ли ты его так же, как раньше.


 

У меня хватило выдержки хотя бы на то, чтобы не шевелиться.

Я чувствовал, как они крадутся, стараясь не тревожить снег. Каждый шаг их был — как падение в колодец спиной вперед, как случайное убийство, как бесполезно продолбанная жизнь, которую никто тебе не вернет.

Это ощущение разрасталось на моей коже.

Стайную нежить трудно обвинять в том, что она жрет людей. Тот, кто живет в аду, имеет право быть жестоким к тем, кто избежал этого. Это сродни болезни, которую нельзя вылечить. И поэтому мы убиваем их.

Смерть — отличное лекарство.

От всего.

— Ждем… Ждем… — повторял Макс, косясь на меня. — Еще чуть-чуть… Поехали!

Мне всегда казалось, что он вообще не умеет испытывать страх. Даже тогда, когда положение у нас — хреновей некуда, у него в запасе оказывается план, согласно которому мы должны попробовать выкарабкаться.

И, что самое смешное, обычно он оказывается прав.

Многие ситуации можно исправить, просто достаточно часто попадая в противников.

Двое упали сразу, еще метрах в пятнадцати, срезанные почти одновременными выстрелами Марьки и Макса. Третьему я попал в бедро. Он упал, запутавшись в ногах. Добив его вторым выстрелом, я удачно снял еще одного, выскочившего из-за груды старых покрышек.

Четвертый смог подобраться ближе.

Четха вряд ли взяли бы золото в беге на длинные дистанции, но что касается прыжков — это абсолютные чемпионы среди выморочных тварей.

Он был большим. Не толстым — именно большим, какими иногда бывают боксеры-тяжеловесы. Трудно поверить, что такое крупное существо может двигаться так легко. Он спрыгнул с крыши плавным, длинным движением, заставляющим подумать о мотыльке или, возможно, о летучей мыши. Следующая моя пуля вошла ему между глаз, и он свалился Лизе под ноги.

Куча вонючего плесневелого белья, расползающегося по швам от сырости.

— Было бы неплохо, если бы ты ронял их подальше, — заметила она и тут же резко развернулась, чтобы вырубить тварь, обошедшую нас сзади.

— Учту на будущее, — хмыкнул я. Прицелился и довольно аккуратно снял следующего.

Он пытался протиснуться между парой контейнеров, стоявших слишком близко друг к другу. Видимо, счел, что обходить — это слишком долго. Легкая мишень.

Еще одного Марька зацепила выстрелом в плечо, и он пробежал несколько шагов, прежде чем почувствовал это.

Некоторые уверены, что нежить не способна испытывать боль. Это не совсем верно. Сделать больно можно кому угодно. Просто некоторые не считают боль вещью, на которую стоит обращать внимание. Если повреждение не мешает двигаться, они вообще не заметят его.

Раздробленное плечо четха не остановило, но замедлило. Так, словно он на бегу пытался понять, как же вышло, что правая рука больше его не слушается.

Лиза воткнула одну из своих как следует наточенных железок ему в горло. Он упал на снег, но все еще скреб ледяную корку своими непомерно длинными когтями, когда Макс развернулся и прострелил ему голову. На всякий случай.

Нет ничего хуже, чем внезапно обнаружить за спиной кого-то, кто больше всего на свете хочет тебя убить.

Босс зажал рот обеими руками, выронив нож. Это звучит плохо, как будто этот парень — трус и офисная крыса, не нюхавшая настоящей опасности. Но на его месте я бы выглядел куда менее крутым. Я доподлинно это знал.

Видите ли, для того чтобы стать опытным охотником на нежить, обязательно нужно однажды убить ее впервые. И, как правило, это выглядит куда более жалко, чем первый интим.

Во всяком случае, его завтрак остался при нем.

Вот только на расползающегося грязной лужей на снегу четха он пялился так, словно это был дьявол. Кто-то, кто пришел за его душой.

— Я уволил его, — бормотал он. — Черт побери, я его уволил! Я уволил его неделю назад!

В человеческой жизни случаются и более неприятные встречи. Но таких немного.


 

Мне пришлось наклониться, чтобы подобрать нож.

Марьке бы не понравилось, если бы мы его потеряли. Обычно девушки относятся так к драгоценностям или шмоткам, но серьги не смогут защитить вас, когда какой-нибудь монстр решит вами пообедать. И джинсы от Chloe тоже. А вот хороший нож — вполне.

— Кир, сверху, — крикнул Макс.

Я рванулся вперед, поскользнулся и упал на бок. Кажется, руку ободрал, но это было уже не важно. Длинные обсидиановые когти просвистели над моей головой. Четха снес бы мне башку, если бы я не навернулся. В следующее мгновение у меня над ухом бабахнуло, и его череп взорвался. Безголовый труп зашатался, взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие — и рухнул в снег, чтобы через пару секунд растечься коричневой жижей.

— Теряешь форму, — ухмыльнулся Макс, опуская помповуху.

— Невозможно потерять то, чего нет, — машинально отозвался я.

Еще один четха выскользнул из тени за грудой ящиков — и оказался прямо передо мной. Его набухший подбородок был одним сплошным синюшным трупным пятном. На правой скуле чернел большой кровоподтек, еще прижизненный. Нос был сломан, а верхняя губа разбита. Того, кто создал эту тварь, перед смертью долго и тщательно били.

У меня за спиной трясся Босс. Он дрожал так, что я слышал стук его зубов, но хотя бы стоял на месте. На то, чтобы понять, где сейчас самое безопасное место, его хватило.

Монстру достаточно было сделать один шаг, чтобы дотянуться до меня. Я успел раньше. Пуля — очень надежная штука, если речь идет о стайной нежити, но я никогда не был действительно быстрым стрелком. У ребят вроде меня в заначке всегда есть оружие, способное опередить и нож, и пистолет.

Я сам был той штукой, которая может убивать.

Четха потянулся ко мне. Я зажмурился — и открылся ему.

Почти у каждого взрослого человека хранится в памяти хотя бы одна стыдная тайна. Эпизод из жизни, который ему мучительно хочется стереть. Неблаговидный поступок. Мерзкое слово. Подлая мысль. Что-то, что не позволяет ему теперь чувствовать себя по-настоящему хорошим. Какая-нибудь очень личная мелочь, вроде кражи денег из кармана бабушкиного пальто или того случая, когда ты пнул соседского котенка так, что сломал ему лапу. Мы редко позволяем себе вспоминать о них, но это не значит, что мы можем от них избавиться.

Они навсегда остаются внутри нас. И всплывают в самые черные дни, когда мы теряем уверенность в том, что имеем право жить.

Я позволил своему воспоминанию захватить меня полностью, и, когда это случилось, оно хлынуло наружу, как вода. Это единственный известный мне надежный способ уничтожать стайную нежить, не пользуясь оружием. Тот, кого обидели, кругом прав. Четха живет, чтобы мстить: у него нет ни стыда, ни сомнений в собственной годности.

Но я мог поделиться с ним.

Четха отшатнулся, как будто я его ударил. Я дал ему то, что было гораздо хуже сжигающей его зависти, — внезапное осознание того, что ты и есть та самая мерзость, которой желаешь отомстить. Убийца и монстр, он не мог быть никем иным. Как появляется на свет бомба, чтобы убивать, так и выморочная нежить выходит из умирающего человека, чтобы восстановить справедливость.

И нет вины чудовища в том, что справедливость эта тоже выморочная.

Хотя бы потому, что не существует такого зла, которое можно было бы исправить, причинив зло еще большее.

Он осел посреди грязной лужи: звук вышел долгий и чавкающий, как если бы кто-то прочищал засор в трубе огромным вантузом. Мне не нужно было смотреть на него, чтобы убедиться в том, что он действительно умер. Я знал это.

Для живого человека приступ стыда — вещь болезненная, но отнюдь не смертельная. У каждого из нас есть тайная дверь, особая лазейка, которой мы можем воспользоваться в таких случаях. Мы умеем раскаиваться. Мы говорим себе: «Теперь, когда я знаю, как это гадко, я больше не сделаю этого».

У нежити такой возможности нет.

Они знают, что никогда не изменятся.


 

Ребята стреляли так, словно мы были на тренировке и картонные противники не могли причинить нам никакого вреда. Это самый лучший настрой для любого дела. Никакой паники — Босс не в счет. На него все равно, если по-честному, никто не рассчитывал. Он был напуган, но не тупил — и это было уже хорошо.

Лиза встречала особенно шустрых гостей, желающих сесть за стол раньше остальных. Макс, кажется, не промахнулся ни разу.

Но этого было недостаточно. Четха перли и перли, появляясь из-за углов, соскальзывая с крыш или выныривая из темных провалов под складскими халупами. Они знали здесь все короткие пути, все проходы и дыры. А мы — нет.

Но в жизни так часто бывает.

Честная драка — это что-то из рыцарских романов.

Ты делаешь восемь выстрелов и переводишь дух, надеясь, что все кончилось. Но все же перезаряжаешься, потому что хрен его знает, какие еще сюрпризы могут всплыть. И когда очередной сугроб взрывается фонтаном снега, выпуская новых монстров, ты готов убить их.

Если бы я не знал, что это невозможно, я сказал бы, что там, в глубине территории, кто-то открыл портал прямо в ад. Такой, через который можно протащить целое войско.

— Черт! — сказала Марька. — У меня патроны кончаются.

— Вот почему всегда нужно брать тройной запас, — нравоучительно заметил Макс. — И я его взял. Для тебя.

— Я тебя люблю, — отозвалась Марька.

Неужели я не заслуживал, чтобы у меня тоже кто-нибудь был? Кто-то, кто прикрывал бы мне спину? Кто-то, на кого я мог бы рассчитывать? Я никогда не настаивал на том, чтобы меня любили. Я не самый лучший парень в мире, у меня куча недостатков.

Но верности, чертовой верности я же заслуживал? Или нет?

— Кир? — позвала Лиза. — Кир, с тобой все в порядке?

Чем-чем, а порядком это никак нельзя было назвать.

Это было как входить в воду при красном флажке, когда море выглядит так, словно его взбивают в гигантском невидимом шейкере.

Высокие волны начинают заворачиваться, обрастая белыми гребнями, метрах в пяти от берега и заканчивают у самых моих ног. В этой зоне нет еще никакой глубины, зато всегда есть шанс налететь на камень, притащенный сюда приливом. Каждая новая волна пытается сбить тебя с ног, приложить башкой о слежавшийся песок, протащить по нему спиной — и уволочь на глубину. Растерянного. Захлебнувшегося. С гудящей головой и рассеченным плечом.

Уволочь, чтобы утопить.

Если на пляже есть спасатели, они просто не позволят никому лезть в море в такую погоду. Никому не хочется быть ответственным за твою смерть. Но что, если ты и есть спасатель? Что, если существует причина, по которой тебе придется войти в воду?

Единственное твое оружие в такой драке — опыт.

Я не пытался бороться с волнами, набрасывающимися на меня. Глупо сражаться с океаном. Гораздо проще воспользоваться его силой в собственных целях, позволив разъяренной воде вынести тебя на глубину. Там, где волны перестают заворачиваться, они уже не опасны. Если пронырнуть ту зону, где самая болтанка, ты доберешься до нужного места в хорошей форме, твердом уме и здравой памяти.

Но если бы я мог остановиться, я бы это сделал.

Честное слово, сделал бы.

Куда чище, проще и честнее убивать монстров пулями и заточенными железками, чем вскрывая их изнутри эмоциями, на переваривание которых они не рассчитаны.

У силы, вытекающей из меня, как вода, было свое мнение на этот счет. У нее всегда есть свое мнение. В тот момент, когда ощущение жгучей несправедливости, когда острое понимание — мне недодали того, что обязаны были дать, — сделалось наконец невыносимым, сила прорвала тонкую пленочку моего рассудка.

Неужели я не заслуживал нормальной жизни, спокойной работы и женщины, которая была бы мне верна? Женщины, которая была бы за меня в любом конфликте? Кого-то, кто не шлялся бы по клубам в надежде подцепить годный член при толстом бумажнике только потому, что я оказался недостаточно хорош?

Нет.

Ответ крылся в вопросе. Я получил бы все это, если бы оказался достоин. Вот только грязным уродам, не способным вписать себя в чистенький менеджерский костюмчик и заработать на приличную жизнь для любимой, никогда не достается принцесса. И тот, кто родился монстром, ничего хорошего не заслуживает.

Я уже получил всю ту справедливость, которая мне причиталась. То, что она мне не нравилась, еще не делало ее чем-то другим. Я сам был виноват во всем, что происходило в моей жизни. Только я — и никто больше.

В принципе так можно сказать о ком угодно. И это будет правдой. Только вот вряд ли кто угодно мог похвастаться таким набором поступков, которых следовало стыдиться, какой был у меня.

Мне было десять, когда я впервые поднял зомби. И почти одиннадцать, когда я сделал это снова, уже прекрасно понимая, чем чревато для человека затаскивание обратно в его мертвое тело. У меня не было особых причин поступать так. Я имею в виду, что эти люди не были плохими при жизни. Им просто не повезло подвернуться под руку неумному и обозленному на весь мир пацану, которому приспичило поэкспериментировать.

Я знаю, что этому нет оправдания.

Но теперь я мог поделиться ощущением собственной мерзости с другими монстрами. Может быть, даже более опасными, чем я.

Может быть.

Во всяком случае, меня здорово грело это предположение. Мне очень хотелось думать, что и от меня бывает серьезная польза.

Они просто остановились. Полтора десятка четха, старых и молодых, в рванине и относительно приличных, только очень грязных, шмотках — все они замерли там, где застала их волна, рожденная внутри меня. Как будто кто-то поднял небольшое кладбище и не стал отдавать мертвецам никакого приказа. Их глаза были наполнены густой сладкой тьмой. Ни зрачков, ни белков — антрацитовые озера такой глубины, что можно было годами погружаться в них и все же не достичь дна.

Они просто стояли и смотрели на меня, не зная, что им теперь делать.

— Умрите, — шепнул я.

И они умерли.

Кажется, я тоже, но это уже не имело никакого значения.

— Кир, очнись! — Лиза трясла меня, как погремушку.

Это было больно. Так больно, как бывает только живым: в костях и связках, в мышцах и коже, а не где-то там, в душе. Следовательно, я был жив.

Передать не могу, как меня это обрадовало.

У меня вся морда была в крови, и нижнюю губу саднило. Босс протянул мне квадратный кусок белой тряпки. Мне понадобилась целая минута, чтобы распознать в тряпке носовой платок. Кивать я не рискнул. Просто взял платок и прижал к лицу. Кровь паршиво отстирывается, особенно с хлопка, но платок — не та вещь, которую сложно заменить новой.

Голова гудела и кружилась. В проходе между складами и дальше, почти до самого забора снег превратился в вонючее болото. Можно было вызывать команду по откачке дерьма или мусорщиков, чтобы привести территорию в человеческий вид, но нас это больше не касалось.

— Все чисто, — сказала Лиза. — Я их больше не чувствую.

Макс покачал головой:

— Я буду в этом уверен только тогда, когда мы обойдем здесь все. Не хотелось бы мне сюда возвращаться еще через неделю, если окажется, что мы упустили кого-то.

— Хорошо, разделимся и прочешем территорию, — кивнула Лиза. — Если учуете тварь — орите сразу. Нам не за геройство платят, а за результат.

Босс даже не поморщился. У него вообще на лице написано было такое спокойствие, словно он только что вернулся с трехмесячных курсов бодхисатв какого-нибудь тибетского монастыря. Только бодхисатвы обычно улыбаются, и вообще при взгляде на них сразу понятно — эти чуваки любят весь мир.

А Босс просто был не здесь. Не знаю, куда его занесло там, внутри его головы, но он точно не слишком хорошо понимал, что вокруг него происходит.

Мы двинулись обследовать территорию, а Лиза осталась с ним. Потому что грех это — оставлять без присмотра человека, который не умеет себя защитить.

Я медленно пошел по самому южному из складских проходов, прислушиваясь к собственным ощущениям.

Пусто.

Пусто.

Пусто, и очень давно, даже собаки тыщу лет сюда не заглядывали.

Снег, цемент и тонкий листовой металл. Холодный, как старая могила.

Смерть обычно стоит совсем рядом с нами. Некоторые даже чувствуют время от времени ее дыхание, но стараются не придавать этому значения. Иногда достаточно повернуться в правильную сторону, чтобы наткнуться на нее. Я повернул налево, нырнув в узкую улочку, заставленную однотипными металлическими контейнерами.

Это не было похоже на лежку. Из-за приоткрытой двери этого жилого вагончика вообще ничем опасным не тянуло. Если бы здесь было зло, я знал бы. Я сейчас вообще все чувствовал, как будто в последней драке злые монстры содрали с меня кожу.

Чертовски неприятное ощущение.

Понятно, почему Рашид так много пьет.

Я бы спятил, если бы мне приходилось быть в таком состоянии всегда.

Там, внутри, было что-то особенное. Не знаю, как объяснить, что именно я ощутил. Не зло. Не смерть. И не что-то, что желало бы моей смерти. Это было как зуд, какой бывает, если надеть на голое тело шерстяной свитер.

Пахло мокрым бетоном и пылью.

Я знал, что кто-то использовал здесь силу. Темную силу, наполненную тихими жалобами и одиночеством. Бывают чудовища, которые выскакивают из-за угла и набрасываются на тебя, чтобы загрызть, но тут побывало не одно из них. Сейчас вагончик был пустым, как взломанная изнутри яичная скорлупа. Маленький крокодильчик, кем бы он ни был на самом деле, удрал. Но любой монстр оставляет следы. Нужно только уметь читать их.

Сила, которая прошлась здесь, была необычной. Как правило, у людей, забредающих в такие места, довольно быстро возникает желание убраться прочь. Некоторые чувствуют чужой недобрый взгляд, другие — страх, природу которого не могут объяснить, третьи начинают мерзнуть. Это не что-то настоящее. Следы волка не способны перекусить вам шею. Но инстинкт говорит, что там, где вы нашли волчий след, вас вполне может найти волк. Поэтому лучше убраться отсюда, пока не случилось ничего плохого.

Эта сила была другой. Она обволакивала, укачивала, успокаивала — и при этом вовсе не пыталась выглядеть хорошей. Она была сродни смерти, которая отбирает у тебя все, что ты знал, не гарантируя, что ты получишь что-либо взамен. Но вместе с тем она дразнила, заманивая тебя в темноту, где ты впервые можешь быть собой, со всеми своими недостатками, не боясь насмешек и осуждения.

Все, что ты можешь, — это просто быть в этой темноте.

И не бояться.

Это не так сложно, как кажется. Достаточно всего лишь помнить о том, что ты очень храбрый. Ни на секунду не забывать.

Тень этой силы ласкала ощеренный черный провал между дверным косяком и фанерным щитом, висевшим на одной петле. Ветра не было. Но он покачивался, словно его недавно задели.

Изнутри не доносилось ни звука, и я позволил себе войти. У меня был пистолет в руке и еще покрытый серебром нож в ножнах на запястье, так что я не так уж и рисковал.

Хотя, конечно, за любой дверью может внезапно обнаружиться чудовище, к встрече с которым ты не готов.


 

В вагончике было почти пусто. Железный шкаф у стены и старая автомобильная покрышка, валяющаяся в углу. Может быть, кто-то и жил здесь, но точно не в этом году.

На полу углем была нарисована пентаграмма. Самая настоящая, как в книжке Алистера Кроули. Вот уж не думал, что кто-то до сих пор пользуется этой допотопной методикой.

И еще тут воняло паленой шерстью.

Согласно двести сорок пятой статье УК РФ, жестокое обращение с животными, повлекшее за собой их гибель или увечье, если это деяние совершено с применением садистских методов и/или из корыстных побуждений, карается наложением штрафа или шестью месяцами тюрьмы.

Тут можно было уверенно ставить «и».

Я осмотрелся и почти сразу обнаружил то, что искал. Существует не так много способов выманить в наш мир сверхъестественную тварь. Каждый из них так или иначе включает в себя живую кровь. Я не знаю никого, кто мог бы без этого обойтись. Обычные профессионалы работают за деньги. Те, кто живет с той стороны границы, предпочитают иную валюту, но платить все равно надо.

Человек, который вызывал себе помощника с помощью пентаграммы, просто не мог принести другую жертву. Внутри покрышки, как в гробу, лежал обгорелый кошачий труп. Тот, кто убил кошку, не пытался скрывать следы. Он просто освобождал место на полу. В ране на ее груди запеклась кровь. Я надеялся, что животное прикончили до того, как бросили в огонь.

Не то чтобы я так уж обожал кошек, но для меня это было немножко слишком.

Некоторые думают, что цель может оправдать средства, использованные для ее достижения. Правда состоит в том, что, делая зло, никак нельзя получить добро. Если ты складываешь в бочку навоз, ты вряд ли можешь ожидать, что в итоге у тебя будет целая бочка меда.

Я не думаю, что жертвоприношение — это плохо, только мне кажется, что аккуратно убить животное и замучить его до смерти — это две разные вещи. Первое вполне допустимо. Сотни тысяч животных каждый день умирают, чтобы мы смогли съесть их. И было бы натуральным ханжеством утверждать, что дурно убивать животное, чтобы накормить им существо, предпочитающее кровь мясу. Но я бы не стал просить помощи у того, кто и мясу, и крови предпочитает ужас и боль умирающего.

С чокнутым садистом легко договориться, это верно.

Он готов на все, если платой за работу будет его любимое развлечение.

Но им всегда нужно больше, чем они могут получить прямо сейчас. Для сверхъестественных существ садизм сродни наркомании: всегда наступает момент, когда испуга жертвы и легкой боли становится недостаточно. И самое острое желание каждого такого помощника — поймать того, кто позвал его сюда. Рано или поздно они все находят способ сделать это.

Возможно, это к лучшему.


 

Находка была пакостная, но теперь, по крайней мере, стало понятно, почему взбесились четха. Для них тут и без несчастных гастарбайтеров жратвы было навалом. Я мог пойти и сказать Боссу, что он ни в чем не виноват и это не его решение выгнать нелегалов спровоцировало четха устроить бойню.

Я развернулся и едва успел отшатнуться.

Четха вывалился из темноты шкафа, едва не повиснув у меня на шее, — очень худой, зубастый, воняющий ацетоном тип с полупровалившимся носом и слезящимися глазами. Только чуть-чуть промахнулся. Его обсидиановые когти были выдраны с мясом, он двигался, как глубокий старик, а его ноги были покрыты кровоточащими язвами. Если бы это был человек или животное, я бы сказал, что он должен быть уже мертв.

Проблема в том, что у стайной нежити нет механизма умирания.

Он упал на пол передо мной, выставив вперед руки, чтобы не хряснуться мордой о бетон. Сам по себе он почти не представлял опасности. Вот только четха никогда не бывают сами по себе. Если на вас неожиданно вываливается одна тварь, можно быть совершенно уверенным — ей в затылок дышат еще трое-четверо.

Слово «ножницы» не имеет единственного числа.

Четха не шляются поодиночке.

Он сделал несколько попыток встать, прежде чем ему это удалось. В процессе он умудрился стереть кусок пентаграммы. Если бы там, внутри, все еще был демон, мне пришлось бы тяжко. Но сейчас это было непринципиально. Пентаграмма все равно уже не работала.

Кого вызывали с ее помощью?

Кто нарисовал ее?

Когда и куда этот художник свалил?

У меня была целая куча вопросов и ни одного ответа. Терпеть не могу попадать в такие ситуации. Когда нас нанимают, чтобы избавиться от проблемы, предполагается, что мы знаем все о том, с чем нам приходится драться. Но это не так. Это никогда не бывает так. Пока я помню об этом, у меня хорошие шансы оставаться в живых.

Четха пялился на меня, стоя на четвереньках и неестественно вывернув голову. У человека шея так не работает, но эта тварь не была человеком, хотя и пыталась быть на него похожим. Он не собирался набрасываться на меня. Он вообще не рыпался. Вылезти из шкафа — это было последним подвигом, на совершение которого ушли все его силы. Теперь он просто покачивался, уперев окровавленные ладони в грязный бетон, и рассматривал меня, как будто я был Моной Лизой.

Когда он пытался дышать, у него внутри что-то хрипело и булькало.

— Хозяин мертвецов! — проскрипел он. — Я ждал тебя.

Вот тут я, натурально, обалдел.

Не то чтобы четха не умели разговаривать. Физически они вполне на это способны. Просто только сумасшедший будет разговаривать со своей едой.

Я медленно повел дулом пистолета, обшаривая пространство вокруг. Убивать — это такой же навык, как и любой другой. То, что ты умеешь это делать, никак не поможет тебе, если ты не будешь готов к нападению.

— Я один, человек, — сказал четха, глядя на меня снизу вверх, как собака. — Мне надо говорить с тобой.

— Ладно, — согласился я. — Надо, значит надо.

Его поведение было странным, а я терпеть не могу странности. Как правило, это знак того, что еще немного — и кто-нибудь непременно настучит тебе по башке. Не совсем то, чего бы я хотел.

— Сюда приходил человек. — Четха произносил слова очень медленно и старательно, как будто язык, на котором он говорил, не был для него родным. Может, так оно и было. В Москве полно людей, которые не слишком хорошо говорят по-русски. И не сказать чтобы их жизнь была такой уж легкой и приятной. Нет ничего удивительного в том, что после смерти некоторых из них появляются четха.

— Он приходил, чтобы убивать нас, — продолжил он. — Он был такой же, как ты, хозяин мертвецов. Он мог говорить с нами изнутри и причинять боль, которую нельзя вынести.

А вот это действительно было любопытно. Значит, этот четха слышал мой приказ. Но почему-то проигнорировал его. Интересное кино.

— Когда все захотели напасть на вас, я укрылся и не дал себе выйти, — добавил он. — Они умерли, и я позвал тебя. Я знал, что ты будешь говорить со мной.

Знал он, видите ли. Молодец какой.

— Почему ты решил, что я буду с тобой разговаривать? — спросил я.

— Потому что он — зло, — просипел четха.

Угу. А я, значит, добро. Кондовое такое добро с ножом в одной руке и пистолетом в другой. Именно так оно и должно выглядеть, кто бы сомневался.

— Ты должен знать о звере, — настойчиво добавил он. — Он позволил своему зверю кормиться здесь, и тот убивал мертвых и живых. Так, что между ними не стало разницы.

Этот парень знал, чем меня зацепить. Я не видел ничего ужасного в том, что кто-то делал за нас нашу работу. Но есть вещи, которые я не мог пропустить мимо ушей.

Мир был бы куда более неприятным местом, если бы любая вытащенная сюда сверхъестественная тварь могла пойти и убить, кого ей заблагорассудится. И куда более безлюдным. Но ни один известный мне призванный монстр не способен убить человека без чьей-нибудь помощи. Кто-то должен показать ему, что здесь можно убивать. Кто-то должен смотреть, как он убивает.

— Что за зверь? — спросил я.

— Ты узнаешь его, когда увидишь, — сказал он. — Он сильнее всех, кто несет смерть.

«Сильнее всех, кто несет смерть». Хорошая характеристика для врага, я считаю. Очень вдохновляет.

Я знал только об одном чуваке, которому она подходила. Вернее, могла бы подойти, если бы я верил в его существование. Некоторые уверены, что нельзя верить в Бога и отрицать существование дьявола. Но в моих религиозных убеждениях есть место только для тех, кому я сам его предоставлю.

В конце концов, это мои религиозные убеждения.


 

Я стоял над монстром, и дуло моего пистолета смотрело ему между глаз.

Есть неписаное правило, согласно которому, если уж ты достал пистолет, должен быть готов убивать. В моем случае это должно было быть просто. Четха покачивался, стоя на четвереньках и подняв вверх лицо — так, чтобы меня видеть. Ему трудно было держать так голову, но он это делал.

Не пытался удрать или напасть, хотя именно этого должны были требовать его инстинкты.

Я такое первый раз в жизни видел.

Четха, у которого была цель, настолько важная, что ради нее он не позволял себе вести себя так, как ему мучительно хотелось. У него в глазах было больше ненависти, чем я вообще когда-либо видел. Он был ранен и голоден и знал, что исцелится, получив немного живой человеческой плоти.

Но вместо того чтобы попытаться взять ее, он со мной разговаривал.

Если бы кому-то требовалось мое мнение, я сказал бы, что это очень круто. У стайной нежити не очень хорошо с моралью и силой воли. Если они что-то хотят, они это берут, потому что не могут иначе. Они просты. Поведение человека может быть обусловлено его эмоциями, воспитанием, рассудком — кучей разных вещей. Выморочь слушает только голос инстинкта, который говорит: «Убивай их, потому что ты заслужил свою пищу и свою месть».

Можно сказать еще проще.

«Убивай их».

Это тоже будет правдой. Им не требуется мотив, чтобы убивать. И не существует никакой причины, способной остановить их, если они хотят убить. Небо наверху, трава зеленая, а вода мокрая. Я стоял над монстром и не хотел в него стрелять.

«Когда все захотели напасть на вас, я не дал себе выйти», — сказал он. Так не бывает. И все же так было.

— Я хочу, чтобы ты увидел то, что видел я. — Четха с трудом пробулькивал слова сквозь гниющую жижу, копившуюся у него в горле. Наверно, он мог бы выплюнуть ее, но тогда ему пришлось бы отвернуться. А он не желал отпускать меня взглядом. — Чтобы ты узнал хозяина зверя, когда встретишь его. Ты должен… Ты должен убить его.

— Что ты хочешь за свою помощь? — спросил я.

— Только то, что ты сам дал бы мне. — Он издал странный хриплый звук. На пол брызнула черная вязкая жидкость. Я не сразу понял, что он смеется. — Ты пришел убить меня, чтобы я больше не был чудовищем. Просто пообещай мне, что сделаешь это. Что убьешь меня. Я помогу тебе.

Стайная нежить умирает совсем не так, как умирают люди. Они не умеют сдаваться. Даже в том случае, когда стайный хочет умереть, он не может позволить себе отказаться от последнего боя. Убивать четха — все равно что давить инстинкт внутри себя самого.

У каждого из нас, пока мы живы, есть чертова прорва разнообразных желаний, потребностей и увлечений. Но, когда речь идет о стайной нежити, лучше представить себе струну.

Одно желание.

Один порыв.

Одна-единственная нужда, такая острая, что противиться ее зову невозможно. Четха — наказание, неотвратимое, как смерть. Четха — тот, кто не может проиграть, поскольку слишком часто проигрывал тот, кто создал его. Все, чем он является, подчинено одной цели — причинить боль и подарить чувство беспомощности тем, кто считает себя защищенным от зла.

Но от зла не бывает достаточной защиты.

Даже если ты — рыцарь Ланселот в сверкающих доспехах, всегда может найтись достаточно могущественный дракон или злой волшебник, для которого все твои смешные железки не будут значить ничего. Что-то вроде жестяной банки, из которой нужно достать вкусную тушенку.

— Я убью тебя. Обещаю, — сказал я.

Секунду или две четха смотрел на меня, а потом как-то сразу расслабился. Как будто мое обещание действительно что-то значило для него. Они никогда никому не доверяют. Может быть, только тем, кто был рожден вместе с ними. Они знают, что мир ненавидит их, и ненавидят его в ответ.

— Смотри в меня, — сказал монстр.

— Это будет… неприятно, — предупредил я.

— Не думаю, — ответил он, укладываясь на полу, как щенок. — Ты не можешь сделать мне хуже, чем я сам хотел бы сделать себе. Возьми это из меня.

И я взял. Я все равно больше ничего не мог сделать. Ни для него, ни вообще. Я не знал, что делать. Никогда не знаешь, как реагировать, когда кто-то решает принести себя в жертву — и ты должен в этом участвовать.

Вот дерьмо.


 

Наверное, я мог бы выпотрошить его, как потрошат кошелек. Ценные бумажки — в карман, бессмысленные визитки и чеки — в мусор. Копаясь в памяти монстра, вы имеете неплохие шансы увидеть что-нибудь такое, чего вам не хотелось бы. Чудовища делают много таких вещей, о которых вы предпочли бы не знать.

Может быть, кто-то и будет согласен смотреть кошмары каждый день за пару сотен тысяч в месяц, но не я. Не то чтобы я не любил деньги, но на них далеко не все можно купить. И если по ночам ты просыпаешься от собственного крика, это нельзя вылечить, приложив ко лбу стодолларовую бумажку.

Очень жаль, но это так.

Я знал, кто он. Чудовища должны убивать, даже если какая-то их часть протестует против этого. Можно убежать от врага, который заставляет тебя делать то, что тебе не по вкусу. От себя не убежишь, как бы тебе этого ни хотелось. Если бы он все еще был человеком, он убил бы себя, чтобы не убивать других. Вот только монстрам никто не предоставляет такого выбора.

— Смотри, — снова услышал я.

И провалился в услужливо подсунутое воспоминание, как в дыру.

Зверь мчался сквозь тьму, взрезая когтями холодную плоть четха. Раньше они считали себя хищниками, мстителями, хозяевами этой территории, а теперь бестолково метались, подвывая от страха, рядом со своей пищей. Зверь бил сверху, длинными балетными движениями — от самой верхней точки наискосок, к земле. Ему нравилась беспомощность мертвых, но также ему нравился и ужас живых. Он танцевал в крови, выхватывая из воздуха куски, не давая им упасть.

Снег на крышах сиял и переливался в лунном свете. Это была одна из тех ночей, которыми хорошо любоваться, сидя в теплой квартире. На небе — ни облачка, и взгляды звезд проникают до самых костей земли. Очень красиво и зверски холодно.

Его шкура была вымазана в чем-то темном. Так густо, что время от времени ему приходилось встряхиваться, и тогда снег вокруг усеивали брызги. Воробьи летом купаются в пыли, чтобы избавиться от паразитов. Не знаю, от чего хотел избавиться зверь, купаясь в человеческой крови и телесных жидкостях четха, но не сомневаюсь, что ему это удалось.

Крови до черта было. Когда все закончилось, он принялся слизывать ее с земли. Мясистый язык елозил по снегу и стенам, подбирая потеки. Мне хотелось бы посмотреть, как он намертво примерзает к металлу, но я знал, что этого не случится.

Значительная часть законов любого мира распространяется только на тех, кто в нем родился.

Я знал человека, который наблюдал за зверем, сидя на ступеньках жилого вагончика. Он ел хот-дог, и его пальцы были вымазаны кетчупом. Всегда терпеть не мог это сочетание. К сосиске должна прилагаться горчица.

Такой же, как ты, хозяин мертвецов. Кажется, так его назвал четха. Мне стоило сказать ему, что это неправда. Того, кто платит чудовищу чужими жизнями, нельзя назвать таким же человеком, как ты. Даже если у него две руки, две ноги и все остальное, как у человека. Но у меня не было времени на оправдания.

Я не должен был чувствовать себя задетым из-за того, что даже монстр считал меня монстром.

Но чувствовал.

Хреново не иметь чешуи на сердце.

У некроманта были карие глаза, прямой нос и светло-каштановые волосы, выбивающиеся из-под черной спортивной шапки.

Пидорка, вот как это называется.

Он не улыбался, хотя по всем законам логики просто обязан был. На его лице было то скучающее выражение, которое бывает у собачников, терпеливо ждущих, когда их питомец наконец покакает и можно будет идти домой. Пряжка на ремне его черных джинсов сейчас была укрыта полами толстой рыжей дубленки. Я уже видел эту пряжку с логотипом D&G.

Теперь, когда его лицо не пряталось под медицинской маской, этот неприятный худощавый мужик показался мне знакомым. Я не мог вспомнить, где, но я точно видел его раньше.

До селиверстовского квартирного шоу.

Некромант вздрогнул, точно почувствовал, что я смотрю на него. Поднял голову. Пробормотал что-то себе под нос, подзывая зверя. Снял перчатки, растопырил пальцы. Ощупал холодным взглядом пространство. Я втянул голову в плечи.

Смешно.

Как будто он действительно мог меня увидеть.

Талый снег пополам с черной кровью чавкал под ногами зверя. Некромант протянул руку, чтобы взять то, что он принес ему, — и тут же уронил предмет себе под ноги. Его трудно было заподозрить в брезгливости. Он пользовался такими методами, при которых сложно было не запачкать рук, но это, похоже, даже для него было немножко слишком. Оторванная человеческая голова с куском позвоночника, растущего из нее, как стебель.

Человек склонился над ней.

Я не сразу понял, что он делает.

— De mundo, omnes creaturas mortis vocatis vocant, — пpговорил он. — Veni!

Я уже говорил, что латынь у него была паршивая? Обидно только, что это не мешало ему добиваться своего. Некромант и его ручная зверушка побывали здесь неделю назад. Они уничтожили всех, кого смогли найти — и живых, и мертвых. Популяция тварей не смогла бы восстановиться так быстро. Лиза сразу заметила, что стая, обосновавшаяся здесь, пришлая. И теперь я знал, кто призвал их.

Я мог быть уверен, что он вернется, когда время платить помощнику придет снова.

— Придите! — повторил он по-русски. Это у него здорово получалось. Я сам чуть не рванул вперед, хотя прекрасно понимал, что это только воспоминание.

А потом все погасло, точно я ослеп.

— Ты обещал, — сказал четха.

Та единственная струна, что была внутри него, дрожала. Звук был тихий и дребезжащий. Серьезно, я почти слышал его.

Это было верхом идиотизма, но я не смог заставить себя выстрелить.

Вместо этого я тянул и тянул эту чертову струну. Так, словно надеялся, как дурак, добиться нормального звучания. Я знал, что так никогда не случается. Самая счастливая развязка, которую можно прицепить к истории о выморочной нежити, — это смерть чудовища.

Волк повержен, все ликуют. Вот только бабушка осталась внутри. На самом деле того, кого сожрал монстр, нельзя извлечь из его желудка живым. Нужно быть очень могущественным волшебником, чтобы это провернуть. Но, если ты всего лишь охотник, ничего не выйдет.

Этот четха был чертовски силен. Он просто лежал на полу и ждал, когда я убью его.

Если ты весь, сколько бы тебя ни осталось, — сплошной комок ненависти, и боли, и ощущения жуткой несправедливости, совершенной миром по отношению к тебе, — неимоверно трудно удержать себя в руках даже мгновение. Он справлялся с собой почти четыре минуты. Вечность — ничто в сравнении с этим сроком.

Он сорвался только тогда, когда у меня уже почти получилось. Правда, я почти поверил в то, что смогу справиться с этой дурацкой струной. Она дрожала у меня под пальцами, скользила, но было еще кое-что, что я чувствовал. Инстинкт убийства, ощущение беспомощности и ненависть, сплетенные в одно целое, обвивались вокруг чего-то теплого, что пряталось глубоко внутри четха.

Вокруг чего-то живого.

Это было даже не как пытаться вынуть змею из клубка. У всякой змеи есть хвост, и голова, и собственная система пищеварения. Она не умрет, если ты насильно разлучишь ее с другими змеями. Здесь ощущение было другим. Оперируя пациента с пороком сердца, при котором в перегородке между желудочками из-за суженной легочной артерии остается отверстие, кардиохирурги нередко ставят ему заплатку. Это сложная операция, на время которой сердце выключается. И когда оно запускается вновь, внутри него прячется кусок губчатой пластмассы.

Сейчас я чувствовал это оперированное сердце. Оно медленно и глухо билось под моей ладонью. И оно было чертовски живым — для сердца выморочного монстра.

Только в нашем случае перикардиальная заплатка была сделана из инстинкта убийства. Я мог попробовать снять ее и заменить чем-нибудь другим.

Фокус чуть более простой, чем достать луну.

Он просил, чтобы я убил его. С вероятностью девять из десяти так и случится. Невозможно провести нормальную операцию на сердце без соответствующих инструментов и целой команды ассистентов. И даже если у тебя под рукой есть все ресурсы продвинутой клиники, никто не гарантирует успеха, всегда есть шанс, что пациент умрет.

Но я был бы не я, если бы не попытался. Не каждый день мне попадаются монстры, не желающие быть монстрами.

Когда я поддел заплатку, четха коротко взрыкнул — и кинулся на меня. Не знаю, откуда у него взялись силы на этот рывок. Может быть, не только у людей есть скрытые резервы. Слепой, глухой, утонувший в собственных ощущениях и обессилевший от напряжения, я даже не успевал уклониться, не говоря уже о том, чтобы дать отпор.

Все, что я мог, — это рухнуть на пол, чтобы уйти от первого удара.

Спасибо, я в курсе, что глупость наказуема.


 

Даже в лучшие свои дни Рашид не был похож на небесного ангела. Но когда он, как по волшебству, возник передо мной, я готов был молиться на него. Четха врезался башкой ему в подбородок и упал, чтобы через мгновение вскочить снова. Рашид покачнулся, но удержался на ногах. Он всегда был необязательным. Он дымил как паровоз и пил как сапожник. Не было ни одной встречи, на которую он не опоздал бы. Он был чокнутый медиум, и по большому счету ему было наплевать на всех, кроме себя.

Но сейчас, в эту минуту, я точно знал, что он мне друг.

Если кто-то, не задумываясь, встает на пути монстра, чтобы защитить вас, это что-то значит.

У него не было ни пистолета, ни самого завалящего ножа. Некоторым не требуется меч, чтобы сражаться с чудовищами.

В любом четха всегда слишком много от мертвеца. А мертвец не может ослушаться того, чья основная работа — укладывать зомби. Рашид не был некромантом, но у него были свои методы. И мне до него всегда было как до Китая раком.

Четха просто рассыпался в полушаге от меня, успев полоснуть когтями по плечу и харкнуть вонючей жижей прямо мне в лицо. Кранты куртке. Спасибо, хоть глаз не выбил. А ведь мог. Запросто.

В воздухе плавала мелкая черная пыль. Плечо саднило, и там, куда попала слюна, здорово жгло. Я поднял голову. Рашид вытер кровь с подбородка и протянул мне руку, чтобы помочь встать.

— Привет, — сказал он. — Извини, что опоздал. К зубному ходил.

— Ну это вполне годная причина для опоздания, — согласился я.

— Как ты?

— Твоими молитвами. — Я хмыкнул, ухватился за его руку и встал. В спине что-то хрустнуло, но без боли.

— Что за тварь? — спросил Рашид, кивнув на пентаграмму.

— Четха, — отозвался я.

— Лапшу мне на уши не вешай, да? — Он усмехнулся и подтолкнул меня вперед. — По-твоему, это похоже на четха?

На полу жилого вагончика, прямо на дурацкой полустертой пентаграмме лежал человек. Бритый налысо, одетый в какое-то странное серое тряпье и очень худой, он был похож на узника концлагеря. На вид ему можно было дать лет двадцать пять, но только пока вы не догадывались взглянуть ему в лицо, Такое выражение бывает только у маленьких детей и, может быть, еще у тех, кто умер в своей постели в глубокой старости.

Оно заставляло его выглядеть моложе.

Парень спал и улыбался во сне. Как младенец, у которою все наконец-то хорошо. Я был почти уверен — он считал, что уже умер. Легко перепутать сон со смертью, если вы не знаете, что такое смерть.

— Как ты меня отыскал? — спросил я.

— Ты воняешь на весь район, — ответил Рашид. — Это твой эксперимент? Хреново вышло. Парень чуть не сдох. Если бы не я, вас бы тут обоих порвало в говно.

— Спасибо, — сказал я.

А что еще я мог сказать, если он был прав? Разве что…

— Вообще-то я не ставлю опытов на людях, — добавил я, чувствуя себя ужасно глупо. — Я не знал, что там, внутри, человек. Это был четха.

— Внутри монстра есть только монстр, да? — Рашид рассмеялся. — Ты должен был убить его и не морочиться. Так было бы лучше для всех.

— Знаю, — сказал я. — Но тогда почему ты не убил его?

— Я думал, ты знаешь, что делаешь. — Он пожал плечами и отвернулся. — Я просто закончил то, что ты начал. Это очевидно.

Есть вещь, которую я больше всего не люблю в Рашиде. Это его любовь к очевидным вещам, абсолютно неочевидным для всех, кроме него самого.


 

Сюрприз — мое второе имя.

Лиза ахнула.

Марька молча достала и аккуратно запаковала в старый ватный спальник спящего парня. Он так и не проснулся. Сопел носом и улыбался, подпихнув под щеку кулак. Просто умничка и заичка, иначе не скажешь. И не подумаешь, что еще пару дней назад этот парнишка охотился на людей.

Макс только посмотрел на нашу сегодняшнюю добычу и ушел подгонять машину. Не бросать же, в самом деле, почти голого непонятно кого в промзоне на Выхино. Босс сам предложил это сделать — пнуть охранника, открыть тяжелые воротa и заехать на территорию под его ответственность.

Не то чтобы он так уж заботился о нашем удобстве, но если бы нам пришлось тащить через проходную спящего человека а спальнике, это было бы слишком похоже на то, что мы выносим отсюда труп.

Незачем лишний раз нервировать посторонних людей.

Было бы хорошо, если бы парень поспал подольше. И я не хотел бы быть тем человеком, которому пришлось бы сообщить ему, что он еще не умер. Когда он проснется, его прошлое все еще будет рядом с ним, как болезнь, которую нельзя вылечить. И ему придется как-то жить с этим.

Не спрашивайте меня, откуда я это знал. Просто знал, и все.

Если бы он потерял память, это было бы милосердно. Проблема в том, что милосердия не существует. Когда ты делаешь что-то ужасное, пусть даже и не по своей воле, это останется с тобой до смерти и, может быть, даже немного дольше. Не думаю, что это наказание или что-нибудь подобное. Просто так все устроено.

Наверное, у меня все-таки было что-то странное с лицом, когда я смотрел на него. Наверняка дело было именно в этом, потому что ни в чем другом оно просто не могло быть. Когда мы сгрузили спальник на заднее сиденье, Лиза оттерла меня в сторонку и внимательно оглядела.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она.

Паршиво я себя чувствовал. Так паршиво, что словами не передать. Некоторые уверены, что обмануть монстра — это не нарушение обещания, а военная хитрость. Нам всем еще в школе выдают примеры того, как можно врать, — и при этом быть героем, а не подонком.

Одиссей, царь Итаки.

Иван Сусанин.

Одноглазый Один из Асгарда.

Все они лучше знали, как надо и в какой стороне от них лежит правда, добро и народное счастье. Я бы дорого заплатил за такую уверенность. Я очень хотел, чтобы парень выжил, пока думал, что это невозможно. Но теперь, когда это произошло, мне уже не казалось, что это лучший вариант.

— Эй, не отключайся, я все еще здесь! — Лиза помахала рукой у меня перед глазами. — Так как ты?

— Бывало и хуже, — сказал я. Почти честно. — Пожрать, помыться, выспаться — и оклемаюсь. Немножко перенапрягся. Но в целом все в порядке.

— Точно? — недоверчиво переспросила Лиза.

— Ну, может, еще в телек потупить, — добавил я. — Рашид очень вовремя появился.

— Рашид никогда не появляется не вовремя, — хмыкнула она.

Но продолжать не стала. И так было понятно, что он спас мне жизнь, а за это можно простить наличие чертовой прорвы мелких недостатков.


 

Я шел домой.

Было близко к полудню, все вокруг сверкало, и у метро наверняка уже собрались орды торговцев шаурмой и дешевым шмотьем. Я чувствовал себя дохлым, как выпотрошенная рыба. Я даже жрать не хотел, настолько вымотался. Но я был жив.

Я собирался добраться домой, влезть под горячий душ и долго там торчать. Так долго, как только смогу. Парень, которого мы подобрали, беззаботно дрых на заднем сиденье Марькиной машины. Рашид был уверен, что он проспит до завтрашнего утра. И только тогда его надо будет кормить и утешать.

Утешать — это его словечко.

Я просто не знал, как это можно назвать иначе. Мне нечасто приходится говорить людям: «Извини, брат, это очень плохая новость, но ты не умер и тебе придется как-то с этим смириться». Может быть, где-то и есть курсы психотерапевтов для самоубийц, но я на них не ходил.

Я вообще не тот парень, которого зовут, когда у кого-то разбивается сердце.

Но я был здорово виноват перед ним и не знал, что с этим делать. Поэтому просто уточнил у Марьки, куда она денет парня, и, услышав, что за ним присмотрит Рашид, пошел к выходу.

Я надеялся, что он все еще там есть.

В этот момент что-то коснулось моего плеча, и я едва не заорал, одновременно отпрыгивая. Да уж, нервы ни к черту. Сзади стоял Босс. Он виновато улыбался, протягивая мне конверт.

Не знаю, как я удержался и не вмазал ему с разворота. Не потому, что я на него злился, или не из-за какой-нибудь еще эмоциональной фигни. Просто у людей не бывает глаз на жопе. Даже у тех, кто больше похож на чудовище, чем на живого человека. Понимаете, мало ли кто мог оказаться у меня за спиной.

Я только обернулся. Честно, я больше ничего не сделал. Но Боcc резво отступил на пару шагов назад. Вероятно, в тот момент я не очень похож был на Мистера Улыбку.

— Вы бы меня лучше сейчас не трогали, — мрачно сказал я. — Что еще?

— Вы забыли деньги, — ответил он.

У него лицо отливало желтизной, как у покойника. Я взял конверт и пошел на стоянку, а он остался стоять и смотреть мне вслед. Сам не знаю почему, но мне показалось — он не хотел, чтобы я сваливал. Еще полчаса назад он был эффективным менеджером в привычном мире. Сейчас у меня за спиной был парень, которому уволенный им мертвый таджик едва не отгрыз башку.

У Босса дрожали руки. На его месте я бы пошел и нажрался, потому что больше с этим все равно ничего нельзя было сделать. Я проверял.

В конверте лежало ровно шестьдесят тысяч рублей — симпатичными красненькими купюрами. Моя доля. Во всяком случае, он оказался порядочным человеком. И то хлеб.

Мне надо было сделать еще пару вещей. Зайти в магазин, потом — в банк, чтобы заплатить за электричество. И начать наконец разыскивать курортного обожателя Марины. Еще неплохо было бы доехать до Селиверстова с его набором свежих фотографий, но, может быть, не сегодня. Серьезная культурная программа, ничего не скажешь. А у меня тупо сил уже не оставалось, чтобы выполнить хотя бы один ее пункт.

Не как следует выполнить.

Хоть как-нибудь.

Макс сидел на бордюре и методично оттирал снегом кровь с куртки. Не самый мощный пятновыводитель, кто бы спорил, но всяко лучше, чем вообще ничего. Кроме того, свежая кровь отчищается лучше уже засохшей.

— Забросишь меня домой? — спросил я.

Все, чего я сейчас хотел, — это побыть в одиночестве. За дверью, запертой изнутри. Никаких людей. Никакой нежити. Ничего. Весь мир мог идти к черту. И оставаться там хотя бы до завтра.

Нет ничего плохого в том, чтобы быть социопатом. Главное, чтобы ты сам понимал, откуда растут уши у твоего нежелания видеть других людей. Когда знаешь причину, гораздо легче справиться с последствиями. Сейчас меня можно было запихать в кладовку и запереть дверь — я бы слова дурного не сказал.

Макс молча кивнул и пошел заводить машину. Он как-то чувствовал моменты, когда не стоит задавать вопросов. Не потому, что ответы на них — это такая уж тайна. А потому, что иногда тупо нет сил бессмысленно сотрясать воздух. И так понятно, что, если он спросит: «Ты как?» — я отвечу: «Сдох». Он сам такой же был, просто привык самостоятельно доносить себя до своей норы, что бы ни случилось. И уже там дохнуть. Предварительно закончив все, что непременно требуется закончить.

Так многие делают, между прочим.

Натурально, герои, я считаю.


 

Я валялся на диване, как гнилое бревно, и пялился в ослепительный полдень католического Рождества, сияющий за балконной дверью. Там, снаружи, выпал снег. Солнце расплавленным золотом стекало по нежной коже сугробов, стучалось в оконные стекла. За стеклами можно было разглядеть мигающие гирлянды, зеленые пушистые лапы, вырезанные из бумаги снежинки и наклеенные прямо на окно корявенькие детские рисунки.

Мама, папа, я и кошка Фрося.

На заборе вокруг катка синей краской было написано «С Новым годом!». За забором катались на коньках люди в дурацких дедморозовских шапках, в другом конце двора компания запускала фейерверки.

Красный.

Зеленый с золотым.

Пестренький какой-то.

Мне через стекло балкона отлично видно было всю эту световую феерию. Новый год на носу, понятное дело. Каникулы. Целый подарочный набор официальных выходных с распродажами, «Иронией судьбы» по телику и спектаклями для детей в каждом старом кинотеатре со сценой. А у меня до сих пор даже елки не было.

Было бы здорово, если бы кто-нибудь сейчас размял мне спину. Или спросил у меня, как прошел день. Или хотя бы просто положил мне руку на плечо и сказал, что завтра будет лучше. И хрен бы с тем, что я отлично знал — не будет.

Черт, да я был бы рад даже обычному живому человеку, сидящему на моей кухне и пьющему мой чай.

Вот только роскошь это — живых людей ко мне приставлять. Они от этого портятся.

У меня дико болела спина — от самых лопаток и до поясницы. Так, словно там, внутри, что-то сломалось. Но все, что я мог сделать, — это сожрать таблетку кетанова, запить ее холодным чаем и вытянуться на диване, надеясь, что скоро отпустит.

Спасибо, я знаю, что обезболивающее не лечит, а только приглушает ощущения и портит желудок. И что утром, когда его действие пройдет, боль вернется. Но прямо сейчас мне надо было поспать хотя бы пару часов. Так те, кого бросили, накачиваются алкоголем, чтобы хоть ненадолго перестать чувствовать себя в аду и просто отрубиться. Это всего лишь передышка, краткое прекращение огня, во время которого ты можешь похоронить своих мертвых и пересчитать оставшихся в живых. Разумеется, это не совсем то, что действительно требуется.

Но гораздо лучше, чем вообще ничего.


 

Ей не следовало заниматься этим в его присутствии.

Стихи — бессмысленная трата времени. Оно не принадлежало ей. Она не имела права тратить его на то, что ничего не приносило мужу, но удовольствие от кражи оказалось таким острым!

— Тебе что, делать нечего? — буркнул Папернов. — Неужели до сих пор ты не научилась видеть, чем тебе немедленно стоит заняться? Все время мне приходится за тебя думать! А ты даже не способна записать, что я тебе говорю, чтобы из головы не вылетало! От тебя никакой пользы!

— Секундочку, я вот только сейчас… — попросила Рита, лихорадочно вбивая в строчку буквы. И сама испугалась собственной смелости.

Папернов встал и брезгливо уставился в монитор.

— Чем ты тут занимаешься? — спросил он. — Опять ерундой своей? Неужели до сих пор не поняла, что никому не интересны твои писульки? Господи, какая же ты тупая! Тебя даже бить бесполезно, все равно ничего не усваиваешь.

«Посуда», — подумала Рита.

Надо было помыть посуду.

И, может быть, еще раз вычистить унитаз.

— Сколько раз я тебе говорил, что надо выключать компьютер, когда заканчиваешь работу? — спросил муж. — Твоя безответственность просто поражает! Что ж, ты сама на это напросилась. К компьютеру больше не сядешь, раз не умеешь с ним обращаться.

Когда моешь посуду, надо очень внимательно следить за тем, чтобы руки не дрожали. Рита всегда была криворукой дурой, но, когда расстраивалась, ее криворукость принимала чудовищные размеры.

Осколком разбитой тарелки можно порезаться так сильно, что умрешь от кровопотери раньше, чем приедет «скорая».


 

Удивительно, но я умудрился проснуться ровно через два часа после того, как отрубился.

Таблетка уже перестала действовать, поэтому я принял еще одну и отправился платить по счетам. Банк еще работал. Католическое Рождество — не тот праздник, который отмечают в Москве повсеместно, и это не официальный выходной. Всего лишь репетиция ночи с тридцать первого на первое, с ее шампанским, мандаринами и оливье. Есть только одна вещь, которая говорит о том, что новогодний марафон уже начался.

Толпы.

Большая часть тех, кто заполняет в эти дни московские улицы, приезжает в столицу, чтобы накупить подарков или сходить с детьми на елку. Кое-кто навещает родственников и знакомых, как будто есть какая-то особенная причина сделать это именно в канун Нового года. Но есть и такие, кто выбирается сюда работать. Это хорошее время для того, чтобы сделать деньги из воздуха. В предпраздничные дни люди много тратят и покупают даже то, что им на самом деле совершенно не нужно.

Дешевых китайских кукол.

Парики из сверкающего «дождика».

Пластиковые маски, подсвечники и ароматические свечи, дурацкие шляпы и плохо сшитые карнавальные костюмы.

Люди радуются. Люди выглядят безумно занятыми, потому что это бесконечно важно — правильно подготовить и провести самый главный праздник в году. И даже если кто-то заметит, что с продавцом или охранником, грузчиком или сборщиком тележек в супермаркете что-то не так, можно будет сказать себе — «он уже начал отмечать». Перед Новым годом у всех полно дел. Никто не будет обращать внимание на незнакомых людей, занимающихся грязной рутинной работой.

Разве что фрики вроде меня.


 

Я заметил их еще по дороге в банк.

На парковке возле стройплощадки стоял грузовик-холодильник и черный джип сопровождения. Необычное сочетание. Даже в Москве нет особой надобности приставлять вооруженную охрану к куриным ногам или замороженным обедам. И нет никакого смысла привозить их на стройку в таком количестве.

Ворота были приоткрыты. Не так чтобы можно было раз глядеть, что внутри, но достаточно, чтобы пройти. Водитель грузовика ругался с кем-то по телефону. Не орал на всю площадь, но понятно было, что он чем-то здорово недоволен.

— Послушайте, — терпеливо повторял он в трубку, — мы так не договаривались.

Тому, кто был на другом конце этого разговора, похоже, слушать его было не слишком интересно.

Возле ворот стояли люди в форменных комбезах — человек, наверное, пятнадцать. Не курили, не разговаривали просто ждали. Молча, время от времени переступая с ноги на ногу или переглядываясь между собой. Конечно, это могли быть обычные строители, которые не хотели уезжать, пока наниматель не отдаст им их дневной заработок. Но я так не думал.

Дело даже не в запахе, который я вряд ли учуял бы с такого расстояния. Вонь бомжа отлично маскирует запах начавшегося разложения, но есть и другие способы его скрыть.

Мертвецы не бывают слишком общительными.

Их вполне можно отправить разгребать строительный мусор, чистить канализацию или охранять территорию, куда не должен проникнуть ни один посторонний — и они сделают это куда лучше всякого живого человека. Им не нужны перерывы на еду, сон, сигарету и туалет. Их не получится подкупить или запугать, потому что все самое страшное с ними уже случилось и ничто в мире для них не имеет ценности. Идеальные работники, и к тому же им не нужно платить. Просто берешь оптом целую партию и не заботишься ни о медицинских страховках, ни об условиях труда, ни даже о том, где их разместить.

Но это не те ребята, с которыми можно потрепаться о погоде или ценах на бензин. Не то чтобы они физически не могли этого. Дело в другом. Для того чтобы труп говорил, его мало накачать формалином и запихать внутрь безвольного и перепуганного человека, который оставил его, умерев.

После всего этого хозяин должен сказать ему, что делать и говорить.

Большинство мертвых ограничиваются очень небольшим набором фраз. «Подай на хлебушек». «Сами мы не местные, извините, что к вам обращаемся». «Ребеночка пожалей, кушать нечего». «Помоги копеечкой на поправку здоровья». Ни один из них не способен внятно отвечать на вопросы, если эти вопросы не заданы его хозяином. И если кто-нибудь чрезмерно любопытный начнет расспрашивать попрошайку, как же так вышло, что он оказался на улице, рядом мгновенно появится пара крепких парней.

Им будет интересно, почему тебе больше всех надо.

Есть причина, по которой тело, которое должно лежать в могиле, ходит по земле. И обычно эта причина — деньги. Некоторые уверены, что рабский труд неэффективен. Возможно, это действительно так, но не тогда, когда у раба нет физической возможности ослушаться хозяина. Он даже сдохнуть без прямого приказа не может.

Но есть кое-что, чего никакая гребаная магия отобрать у человека не способна.

Дурацкое, бессмысленное чувство, хорошо знакомое умирающим, безнадежно больным и студентам. Иногда я могу ощутить это, если нахожусь достаточно близко к мертвецам. Там, внутри себя, они все еще надеются, что кто-нибудь придет и спасет их.

У любой монеты есть две стороны, у любой палки — два конца. Наверное, это какой-то основополагающий принцип, согласно которому устроена Вселенная. Иначе никак нельзя объяснить, почему в тот момент, когда я начинал чувствовать мертвых, они тоже начинали чувствовать меня.

Водитель тягача нажал кнопку отбоя, забрался в кабину и завел машину. Зимой в Москве приходится прогревать двигатель, прежде чем сдвинуться с места. Погодка аховая, но другой к нам обычно не завозят. Парень, сидевший на переднем пассажирском месте в джипе, поколебавшись, вылез наружу. Открытое веснушчатое лицо, слишком полное, чтобы выглядеть опасным. Эдакий хороший парень, сосед по лестничной площадке, у которого всегда можно попросить плоскогубцы, если ты забыл, куда сунул свои. Такие ребята часто улыбаются, но сейчас он не улыбался.

У него на лице было написано: «Я вообще-то не обязан этим заниматься, но если вы настаиваете…» Как будто ему предложили убрать за чужой кошкой, и он не может отказать.

Как только он вылез, мертвые уставились на него так, словно ничего важнее в мире не существовало. Он не был некромантом, иначе я почувствовал бы это, но для них он был кое-чем большим. Он был их владельцем.

— Марш в кузов! — негромко скомандовал парень, остановившись возле машины. Ему не хотелось приближаться к ним. Почти все люди испытывают к мертвым инстинктивное отвращение. Необязательно даже говорить им о том, что перед ними — мертвец. Подсознательно они чувствуют это всегда.

Строители полезли в холодильник без звука, как муравьи, привлеченные запахом меда.

Я стоял, смотрел на это и пытался найти хотя бы одну причину, по которой мне не следовало вмешиваться. Дайте подумать — я был один, я спал два часа, а за поднятыми из мертвых людьми присматривали вполне себе живые и крепкие громилы.

Вот только трудно продолжать считать себя хорошим парнем после того, как ты видел, как пытают людей, и ничего не сделал. Пытки не становятся хорошей вещью только потому, что их часто используют. Однажды кто-то выдергивает тебя из жизни и засовывает в медленно разлагающееся тело. То, что когда-то оно принадлежало тебе, ничего не меняет. Теперь это труп, внутри которого тебе придется жить в холоде, слизи и страхе. Все, что ты можешь, — это терпеть и мучиться, не понимая, почему это случилось с тобой.

У тебя больше нет воли и нет ощущения времени. Все, что с тобой происходит, настолько плохо, что это кажется бесконечным. Ты просто забываешь о том, что когда-то был живым. Что имеешь право быть живым.

Никакая вина не может быть достаточной для такого наказания. Впрочем, люди, использующие труд зомби, не ищут тех, кто при жизни был плохим. Они берут тех, за кого некому заступиться.

Вы удивитесь, узнав, сколько таких покойников каждый день появляется в Москве.

Наверное, я слишком демонстративно пялился на них. Нужно было свалить в ближайшее кафе и уже оттуда, из-за стекла, внимательно рассмотреть все и записать номера машин. Селиверстов мог бы проверить их по базе и найти годный способ втихую устроить им неприятности.

Когда ты наблюдаешь за кем-то, кто делает что-то не вполне законное, лучше, чтобы они тебя не видели.

— Вас что-то очень заинтересовало в нашей работе? — Наверное, это должно было прозвучать вежливо, но не прозвучало. — Могу я узнать что?

— Извините? — Я обернулся.

Судя по всему, сегодня я мог проглядеть что угодно. Бывают дни, когда моя фирменная рассеянность просто зашкаливает. Девушку, неслышно подошедшую ко мне, можно было бы назвать красивой, если бы не выражение ее лица. Двое парней, оставшихся в джипе, выглядели так, словно по утрам, вместо пробежки, выбивали долги. Глядя на эту девушку, я мог бы рассказать, кто приказывал им это делать.

— Вам не кажется невежливым стоять и пялиться на то, на что вас смотреть вовсе не приглашали? — спросила она.

— У нас свободная страна. — Я пожал плечами.

— Вы так думаете?

— Нет закона, который бы ограничивал мое право торчать возле метро и разглядывать людей.

— О да, такого закона нет. — Она улыбнулась. — Но некоторым может не понравиться ваше внимание. Ваше… особое внимание. Мои люди нервничают, когда рядом почему-то оказывается кто-нибудь, похожий на вас.

— Похожий на меня? — Честно говоря, я действительно не совсем понимал, что она имеет в виду.

— Не стройте из себя дурачка. Вы прекрасно понимаете, о чем я. — Девушка поморщилась. — Я варюсь во всем этом достаточно долго, чтобы научиться вычислять таких, как вы. Мы здесь занимаемся серьезным бизнесом, в котором крутятся большие деньги. Я не верю в совпадения, и поэтому не пытайтесь мне врать, что оказались тут случайно.

Даже если бы я попробовал, она не стала бы меня слушать.

— От одного вашего присутствия останавливается вся работа. Люди… — пауза в ее монологе была едва заметной, как будто она не была вполне уверена в том, как нужно называть зомби, — беспокоятся. Убирайтесь, или ребята вам все кости переломают так, что никто не заметит, как это произошло. Вы все равно больше не получите ни копейки!

Женщины-начальники почти всегда агрессивнее мужчин. Об этом редко говорят, но у нас женщина должна на голову превосходить своих коллег-мужчин, чтобы ей отдали перед ними предпочтение. И обычно это значит, что она не только умнее, но и беспощаднее их.

Но тут дело было не в этом.

Черт, она меня действительно ненавидела.

— Успокойтесь, — сухо сказал я. — Мне ваши деньги без надобности. Я не работаю на таких, как вы.

— Таких, как я? — Она вылила на меня ушат гнева и презрения одним взглядом. — И вы еще имеете наглость говорить со мной в таком тоне? Вы… некрофил!

Это было интересное замечание. На кого бы она ни работала, у нее был явно очень необычный опыт общения с деловыми партнерами ее компании. Хотел бы я посмотреть на некроманта, который поднимал для них зомби. Судя по всему, по этому человеку плачет не только тюрьма, но и психушка.

Впрочем, девице тоже не помешал бы разговор с психологом.

— А вам не кажется невежливым бросаться диагнозами? — спросил я. — Какого черта вы вообще ко мне прицепились?

— Я прицепилась? — Девушка прищурилась. — Кажется, вам полезно было бы узнать, как это бывает на самом деле — когда я к кому-нибудь цепляюсь. Таких, как вы, нужно учить хорошим манерам.

Я смотрел в ее холеное, стервозное лицо — и потихоньку начинал закипать. Большая девочка, занимающаяся серьезным бизнесом, вздумала читать мне мораль? Ей не понравились мои манеры? Любопытно, как вписывались в ее картину мира издевательства над людьми, уже прошедшими через смерть. Или тем, кто рулит потоками больших денег, все можно?

— Тим, Сергей, — отрывисто бросила она в воздух.

Почему она не добавила «к ноге»? У нее бы хорошо это получилось.

То ли у ее охранников был сверхъестественный слух, то ли они все это время были на связи, но двое парней тут же выскочили из джипа и направились к нам. Мне следовало испугаться. Серьезно — следовало. Вместо этого я стоял и думал о том, что скажет мне Рашид, если я позову его прогуляться как-нибудь по этой стройке.

«Снова хочешь попытаться бороться с системой?»

Я не хотел. Я должен был. Это разные вещи.

В Москве есть куча мест, где используется труд умерших. Если даже у нас получится уложить зомби в одном из них так, чтобы никакие деловитые ребята нас не покалечили, это ничего не даст. На следующий день туда подгонят новую партию рабов. Мертвые беззащитны, и в таком большом городе всегда бывает достаточно тех, кто продаст их тебе.

Может, кто-то и проверяет у них документы, устраивает санитарные рейды с целью выловить обладателей купленных медицинских книжек и всерьез изучает условия работы линейного персонала вместо содержимого конвертов с гонораром от их работодателей. Но, я думаю, не в этой стране.

Половина новых московских домов построена руками мертвецов. Это значительно дешевле, чем нанимать живых. От глаз любопытных стройплощадку закрывает сплошной забор из профнастила, а у ворот, ведущих внутрь, обычно сидит на цепи пара собак и дежурит неразговорчивый охранник, которому «приказано никого постороннего сюда не пускать, разговаривайте с руководством».

Впрочем, любопытных на самом деле никогда не бывает слишком много.

Понимаете?

Иногда мертвецам даже вешают на грудь таблички с именами, но на самом деле никого не интересует, как зовут продавца или грузчика. Откуда он приехал. Как он себя чувствует. Есть ли у него семья. У каждого из нас слишком много собственных важных дел, чтобы обращать внимание на кого-то еще. Больше шансов, что мы заметим крутой коммуникатор или тачку, чем самого человека.

Я знаю каждого, с кем мне приходится сталкиваться достаточно регулярно. Всякий раз, заходя в магазин, я обязательно перебрасываюсь с продавцами несколькими словами. Я стараюсь помнить о каждом из них достаточно, чтобы поддержать разговор. Это не гарантия, но лучше, чем ничего.

Они уверены, что я очень приятный и общительный человек.

На самом деле я просто боюсь, что однажды вместо живого Рахима мне подсунут качественно сделанный труп.

Мы ходим по канату, натянутому над пропастью.

Стоит чему-то пойти не так, как все рухнет. Не знаю, о чем думает мэр и все те люди, которым по должности положено заботиться о безопасности города. Вероятно, о деньгах, хотя я не поручился бы за это собственной головой. Как совершенно верно сказал мертвый урод, покусавший меня возле супермаркета, деньги — самый приятный способ убеждения, но отнюдь не единственный. Я могу себе представить массу ситуаций, в которых нормальный, адекватный и даже вполне себе порядочный человек пойдет на нарушение не только законов, но и собственных принципов.

Есть вещи, которые важнее любых правил.


 

Девушка улыбалась, глядя на меня. Ей шла эта самоуверенная улыбка, говорившая «здесь все решаю я». Прядь каштановых волос выбилась из-под меховой шапки. Пожалуй, теперь я мог бы назвать ее симпатичной. Мог бы. Если бы не знал, с чем связана ее работа.

— Не стоит мне угрожать, — сказал я. — Если меня испугать, я могу неадекватно отреагировать.

Я ощущал, как во мне растет тьма. Она поднималась от солнечного сплетения, медленно, но неотвратимо. Тьма, oт прикосновения которой холодеют кончики пальцев и внутри возникает чувство, словно вы падаете и не видите дна. Та тьма, в которой вы всегда будете в одиночестве.

— Да что вы говорите! — усмехнулась она. — Вам следовало хорошенько подумать, прежде чем приходить сюда.

— Да, — согласился я. — Мне следовало подумать. Всегда следует думать прежде, чем что-то сделать.

Ее брови взлетели вверх. Она не ожидала, что я так легко с ней соглашусь. Это заставило ее заколебаться. И тогда я просто отодвинул ее и пошел вперед, к машинам. В семнадцати шагах от меня стоял холодильный контейнер, набитый мертвецами. В той, другой жизни, которую каждый из них получил после смерти, некоторые были хорошими людьми, некоторые — не очень. Но ни один не заслуживал того, чтобы его запихнули в разлагающееся мертвое тело, отобрав волю и не дав взамен ничего, кроме постоянного ужаса. Этого никто не заслуживает.

— Стойте! — крикнула девушка.

Ага, щас. Только шнурки поглажу.

— Не беспокойтесь, я уже ухожу, — громко отозвался я. Мне просто нужно в ту сторону. В аптеку.

Это заставило ее растеряться. Я проскользнул мимо парней из джипа. Они не были уверены, что со мной следует сделать, и, хотя один из них качнулся ко мне, никто не схватил меня за руку.

Я постарался не думать о том, что со мной сделают чуть позже. Никто не радуется, когда ему портят бизнес, а именно этим я и собирался заняться.

Уложить мертвеца в землю на порядок легче, чем поднять его. Я имею в виду, это ведь даже не требует ритуала. Нужно просто достучаться до чужого сознания, до памяти об иной жизни, спрятанной под коркой смертельной, страшной безнадежности.

Я умею это делать.

Черт побери, это единственное, что я умею делать действительно хорошо.

У меня получится.

Никогда раньше я не пытался провернуть это с двумя десятками мертвых. У меня была, наверное, пара минут до того, как девица опомнится и сообразит, что я делаю. Не самый удачный расклад. Если совсем честно, то очень паршивый. Скольких я успею отпустить, прежде чем меня уложат мордой н снег и начнут пинать ногами? Одного? Двух?

Я шел к грузовику, прикрыв глаза и стараясь не спотыкаться. Я собирал имена, шелестящие, как осенние листья. Пытался выловить из ороговевшего, неповоротливого сознания лица, которые привязывали этих мертвых людей к их нынешним жизням. Старался найти хоть что-то, чтобы справиться со страхом и тупой покорностью, которые лучше всяких цепей и клеток держали их здесь. Когда до рефрижератора осталась всего пара шагов, у меня все еще было чертовски мало инструментов для такой операции.

И я приступил к ней.

Поступок сумасшедшего. Я бы не обиделся, если бы кто-нибудь действительно так сказал. Никто не должен лезть на рожон, не чувствуя уверенности в результате и точно зная, что после этого ему переломают ребра. Но я все равно не мог поступить иначе.

Бывает, что мне приходится выбирать между большим и меньшим злом. Но в этот раз все выходы были плохими. Я просто не знал, у какого из них будут более неприятные последствия.

Вы прошли бы мимо, точно зная, что прямо сейчас рядом с вами маньяк насилует и пытает маленького ребенка? Мальчика лет четырех или, может быть, девочку с бантиками в тоненьких косичках. Представьте, что у вас нет никакого оружия, вы не умеете драться и маньяк, скорее всего, пришибет вас одним ударом. Представьте, что никто не придет к вам на помощь — ни милиция, ни друзья, ни случайные прохожие. Понятия не имею почему — просто представьте. У вас есть один шанс из ста спасти этого ребенка.

Вы пройдете мимо?

Вот и я не мог.

Я знаю, трудно посочувствовать зомби. Они никогда не бывают такими же хорошенькими, как маленькие дети. Только они еще более беспомощны. И что бы человек ни сделал в своей жизни, никто не имеет права мучить его после того, как он прошел через свою смерть. Во всяком случае, это одна из немногих вещей, в которых я уверен.

— Что это еще за фокусы? — крикнула девушка. — Ты! Сейчас же отойди от фургона!

Фокусы? Да, что-то вроде этого. Во всяком случае, я надеялся, что у меня получится показать фокус с людьми, волшебным образом исчезающими из закрытого рефрижератора. У Копперфильда это выходит куда эффектнее, но у меня тоже могло неплохо получиться. Что мне не помешало бы, так это хорошая идея насчет того, как сделать это побыстрее.

У меня в голове мелькали обрывки чужих воспоминаний. Мужчина сидит на крыльце и курит трубку, глядя на старую собаку. Женщина моет посуду. Мальчик лет пяти, задрав голову, смотрит на отца, который чинит крышу. Девушка в кафе говорит подруге: «Он пожалеет, что бросил тебя», у подруги дрожат губы и десертная ложечка в ее руке позвякивает, целуясь с краем вазочки для мороженого.

Тьма внутри меня тыкалась в эти обрывки, как слепой щенок. И никак не могла ухватиться зубами за один из них.

— Одну минутку! — прокричал я. — Черт, кажется, я подвернул ногу!

— Тим, оттащи его! — приказала девушка. — Сейчас же.

Один из парней тут же кинулся ко мне. На нем была короткая кожанка и черные брюки, совершенно не подходящие для того, чтобы шляться в них по стройплощадке за компанию с мертвецами. Зуб даю, не на такую работу он рассчитывал, когда нанимался в эту контору.

Но это вовсе не значило, что у него было недостаточно опыта, чтобы ее выполнять. Правую руку он завернул мне за спину и добавил коленом по копчику. Не сильно, но ощутимо. Так, чтобы сразу стало понятно, что мне светит, если я рискну рыпнуться.

Было очень похоже на то, что сегодня мне все-таки что-нибудь сломают.

Террорист хренов.


 

Не знаю, что бы я делал, если бы не поп.

Он вышел из чистенькой черной «БМВ», припаркованной возле цветочного ларька, — такой же черной, как его ряса. Огляделся, вытащил из машины картонную коробку и двинулся к входу в метро. Толстый, не очень-то привыкший к физическим нагрузкам, он тащил эту коробку так, как будто она была набита кирпичами.

Честно сказать, я не очень люблю церковников. Для хороших парней они делают слишком много плохих вещей. И я вовсе не думал, что этого бородатого мужика мне послал бог. Но если бы не поп, я бы вряд ли сообразил, что мне следует сделать.

Есть одна вещь, без которой невозможно уложить зомби обратно. Некоторые думают, что это кровь, соль или холодное железо, но они ошибаются. Эта вещь — доверие.

Мертвые ребята в грузовике не доверяли мне. Если ты живешь в аду, это вполне объяснимо. Я был тем, кто пытался говорить с ними о невозможных вещах — о любви, о доме, о солнечных зайчиках, которые проскальзывают по утрам в комнату.

О жизни, которая была совсем рядом — с другой стороны бездны. Для мертвеца эта бездна непреодолима в принципе. А если ты не можешь прыгнуть, остается только вдолбить себе, что на той стороне ничего хорошего нет. Что вообще — нет ничего хорошего.

Я не мог просто взять и сказать: «Прыгайте». Фиг бы они меня послушались.

Но был один парень, которому они могли довериться.

— Топай давай! — рявкнул охранник.

— Не орите на меня, — сказал я. — Уже иду.

И упал, сделав вид, что поскользнулся. Мне нельзя было отходить. Чем дальше я стою от мертвого человека, тем хуже его чувствую. Не знаю, почему так, но учитывать это приходится.

Завернутую руку дернуло вверх, предплечье прострелило болью. Я чуть не взвыл. Вывих плеча — это не смертельно опасно, но зверски неприятно. К тому же его нельзя вправить без посторонней помощи. Одна надежда — я все-таки не медик. Мог и ошибиться.

Я валялся мордой в грязном снегу, а злой громила в кожаной куртке собирался пересчитать мне кости. В таком состоянии довольно трудно изображать из себя ангела-вестника, но у меня получилось. Я представил себе сияющий свет, льющийся сверху, как молоко. В нем было тепло, и любовь, и столько принятия, сколько я сумел вообразить. Это был тот свет, который тьма не смогла бы объять, даже если бы заполнила все.

«Когда пойду я долиною смертной тени, то не убоюсь зла, потому что Ты со мной», — так говорят священники из голливудских фильмов. Тот, кто придумал эту формулировку, был гений. Я почти уверен, что она спасла от паники сотни тысяч людей, умерших, но совершенно не готовых к смерти.

Теперь она должна была помочь мне.

Мне просто нужно было, чтобы они поверили — кто-то будет с ними там, во тьме.

Я лгал. Есть куча вещей, которые люди обязаны делать в одиночестве. Смерть — как раз такой случай.

Я не знаю, как выглядит бог. Я никогда его не видел. Я в общем-то даже не очень верю в него, если принять за эталон веры тех, кто учит наизусть нужные молитвы, регулярно ходил в соответствующие его религии заведения, исполняет все ритуальные действия и клеймит последователей иных учений.

Но мне бы хотелось, чтобы он существовал.

Во всяком случае, тогда было бы кому подстраховать меня, когда я где-нибудь облажаюсь.

— Вставай давай, урод! — Парень дернул меня за руку. Подумал и добавил ногой по ребрам. Дурак бы я был, если бы его не послушался. У него было что-то металлическое в мысках ботинок. Некоторые крутые парни носят с собой кастеты, чтобы удары были более результативными, но это те, кто предпочитает драку на кулаках. А моему новому другу явно больше нравилось пинать уже упавших противников.

У каждого свои маленькие удовольствия.

Похоже, его не слишком обрадовало мое послушание. Он предпочел бы еще разок мне навернуть.

— Не бейте меня, — захныкал я как можно громче, свободной рукой размазывая по лицу грязь, чтобы было жалостнее. Не то чтобы я рассчитывал на то, что парень пожалеет меня. Мне просто надо было, чтобы он дал мне закончить, не обращая внимания на то, что именно я бормочу. — Не надо. Я боюсь боли!

Машина едва заметно покачнулась. Я знал, что происходит там, внутри. Тесно прижавшись друг к другу, напирая и наступая на ноги, мертвые сгрудились возле стенки фургона. Пустые, равнодушные лица были обращены ко мне, как будто они могли меня видеть сквозь толстые изотермические панели. Обычно по лицу зомби нельзя сказать ничего определенного. Все, что происходит в душе мертвого человека, навсегда остается внутри. Но сейчас я мог бы чем угодно поклясться — они ждали, когда я позову их.

Мне нужно было только произнести правильные слова.

Не в том смысле, что требовалось какое-то заклинание или еще какая-нибудь эзотерическая лабуда. Просто фраза, которая оказалась бы достаточно правильной, чтобы зацепить их. Как в том фильме, где парень говорит девушке: «Оставайся насовсем», — а она улыбается и отвечает, что забыла джем. В нашем случае все было, конечно, не так романтично, но принцип тот же.

— Бог послал меня, чтобы я отвел вас домой, — сказал я. — Путем, лежащим через долину смерти, чтобы зло больше не имело силы коснуться ни одного из вас.

— Не позволяй ему говорить! — крикнула девушка. — Заткни ему рот!

Его кулак тут же впечатался мне в лицо. Ладно, хоть нос не сломал. Со сломанным носом я бы точно потерял концентрацию и все пришлось бы начинать сначала. Вряд ли мне бы это позволили.

— Идите, — прошептал я.

Разбитые губы плохо меня слушались, поэтому вышло немного невнятно. Но мертвые услышали. Даже отделенные от меня стенкой фургона, они смогли услышать то, что я бормотал себе под нос. У мертвецов не самый чуткий слух. Ничего сверхъестественного на самом деле. Может быть, дело было в том, что они слишком давно этого ждали.

Я видел, как девушка что-то почувствовала. Остановилась, словно споткнувшись. Прикусила губу. И устремила на меня взгляд, полный ненависти. У меня всегда возникает особое ощущение, когда мертвец наконец-то уходит туда, где ему положено быть, а его тело, в котором больше нет никакой силы, распадается. Может быть, у нее тоже.

— Тим, выруби эту сволочь! — крикнула она. — Тварь, некрофил поганый! Ты пожалеешь об этом!

Я был уверен, что она права.

В этот момент человек, до того спокойно сидевший ни скамейке возле искусственной каркасной елки, вскочил. На то, чтобы пересечь площадь и встать рядом со мной, у него ушло меньше полминуты. Кто угодно поскользнулся бы, попытавшись бежать по льду, намерзшему поверх асфальта, так быстро.

Кто угодно, кроме вампира.

И уж конечно, никто, кроме немертвого, не успел бы перехватить руку Тима в сантиметре от моего виска. Хрустнули кость. Он мог бы просто остановить охранника, но не стал. Вампиры никогда не упускают возможности причинить кому-нибудь боль. Для них это что-то вроде возможности перекусить на скорую руку.

— Замрите, — негромко приказал он. Голос у него был как шелк. Как шелк, в который завернуто что-то очень острое и чертовски опасное.

И все замерли. Девица даже не успела закрыть рот. Зуб даю, завтра у нее разболится горло. Так всегда бывает, если надышаться холодным воздухом.


 

Многие считают, что днем все вампиры крепко спят в своих уютных гробиках.

Это не совсем так.

Я имею в виду, что гроб необязателен. Как правило, с рассветом вампиры просто отрубаются, как будто кто-то переключает секретный рубильник у них внутри. В этот момент они должны оказаться в безопасном месте. Солнце делает их беспомощными и неподвижными, практически неотличимыми от мертвецов. И вообще они не очень с ним ладят.

Но в шесть вечера зимой в Москве в принципе нет никакого солнца.

Это еще одна причина, по которой я предпочитаю лето.

Мужчина улыбался, глядя на меня. Волосы у него цветом напоминали старую ржавчину — не рыжие, не каштановые, а что-то среднее, а на плечи было небрежно наброшено кашемировое пальто цвета темного мха. Так, как будто сейчас было около нуля, а не минус семнадцать. На вид ему можно было дать лет тридцать или около того, но только пока не посмотришь в глаза. Некоторые уверены, что этого нельзя делать. Поймав твой взгляд, вампир получит власть над тобой, но, пока ты избегаешь смотреть ему в глаза, — ты защищен от ментального воздействия. На самом деле это работает только с новичком, еще не успевшим разобраться с новым собой.

С мертвым собой.

Ты не будешь в безопасности рядом со старым вампиром, даже если нажрешься чеснока, обольешься святой водой и обвешаешься крестами. Есть только одна вещь, которая может защитить тебя, — та храбрость, которая почти неотличима от глупости. Поигрывание несуществующими мускулами, дурацкий мачизм. Ни при каких обстоятельствах ты не должен дать ему понять, что ты слабее. Пока он подозревает, что у тебя есть туз в рукаве и базука в правом кармане, у тебя есть шансы.

Странные глаза. Белки голубоватые, холодные, а радужка рыжая. Не знаю, сколько он уже был немертвым. Долго. Лет четыреста или, может быть, даже больше.

Если бы я отвернулся, он бы понял, что я его боюсь.

Это как с бродячей собакой. Она может рычать и огрызаться, демонстрируя, что это ее территория и что она сильнее вас, Но не рискнет приблизиться. До тех пор, пока вы не покажете ей, что испугались. И вот тогда она обязательно кинется.

— Не двигайтесь, Кирилл Алексеевич, — сказал он. — У вас травма. Позвольте, я помогу это исправить.

— Как-нибудь обойдусь, — буркнул я.

— Никогда не понимал человеческой любви к страданиям. — Он усмехнулся так, что стали видны клыки. Не такие крупные и острые, как у других немертвых, но довольно заметные. — Впрочем, это ваше право.

— Да уж. — Я осторожно высвободил руку из захвата. Болело здорово, но вывиха, кажется, не было. — Что вам нужно?

— Почему бы не предположить, что я просто решил прийти вам на помощь? — спросил он. — Хороший парень совершает подвиг, страшно рискуя, поскольку плохих парней вокруг слишком много… Возможно, я нашел это достаточно красивым, чтобы сыграть на вашей стороне.

— Типа, я должен в это поверить? — уточнил я.

— Не нравится? — удивился он. — Что ж, могу предложить вам другую версию. Вы угодили в неприятности, из которых вам никак не выбраться самостоятельно. Я помог вам, потому что мне выгодно получить такого должника.

— Я не просил вас о помощи, — буркнул я.

— Почему вы решили, что я говорю об этих смешных людях и дурацкой попытке вас искалечить? — Он покачал головой. — Подумайте хорошенько. У нас с вами есть масса общих интересов.

Я подумал.

Продолжение...

Мегатрон Гориллаз

опубликовано: 28.12.13 в 20:05


Так же ищут

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!